Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Category:

Рассказы Изабеллы Юлиановны Люблинской...

...не могу не перепечатать этот кусочек: все это из редких сибирских краеведческих публикаций 1920-х годов - на сей раз не минусинские, а уже иркутские краеведы. Здесь в числе прочего попались записи крайне интересных рассказов: о дальнейшей судьбе семейства Бечасных (рассказы двух невесток Бечасных) и рассказ дочери Люблинского - в 1925 году ей около 90 лет, и на фотографии такая совершенно русская старуха в повязанном под подбородком платочке... О семействе этом вообще мало известно - тем с большим интересом я ловила подробности.

Привожу здесь текст с небольшими сокращениями:

"Член общества Соединенных Славян, Люблинский, по отбытии каторги, был поселен в Тунке, а с 1845 г. переведен на поселение в с.Жилкино, в четырех верстах от Иркутска. В Тунке же он женился на казачке А.Д.Тюменцевой. После амнистии Люблинский с женою и детьми (Христина, Евфросиния, Зенон, Михаил и Изабелла), получив подорожную в Варшаву (место родины его матери), выехал из Иркутства.
"В Варшаву он не доехал. В Волынской губернии, говорит Изабелла Юлиановна, мой отец, встретив князя Сангушко, получил от него предложение остаться в Волынской губернии и вести хозяйство на отведенном князем участке земли в деревне Пузырки. Жили мы все в деревне до конца 60-тых годов, когда отец переехал в Петербург "бороться с царями". На улице с ним случился удар. В бессознательном состоянии его привезли на квартиру к нам, вызвали доктора, он настоял на том, чтобы отправить папу в больницу. На следующий день он в больнице и умер. То был 1872 год. Погребен на Мариинском кладбище. Его друзья (Дубисса-Корчак и др.) поставили на могиле памятник (гранитная плита). После смерти отца мой брат Михаил, по совета своего друга-однокашника, отправлявшегося на службу в Восточную Сибирь, решил возвратиться в Иркутск, в надежде поступить на службу в канцелярию генерал-губернатора Восточной Сибири.
В 1875 г. вместе с братом Михаилом приехали в Иркутск мама, я и сестра Христина; Эфразия же осталась в Петрограде, а Зенон еще до смерти отца отправился на службу в Амурскую область.
В Тунке, где отбыв каторгу, был поселен папа, он занялся хлебопашеством, неурожай 1832 г. чуть было не разорил его. Тогда же приезжал в Тунку ждандармский полковник Кельчевский, был у папы и уверял, что всем декабристам назначат пособие, дадут паек и одежду".
"Агафья Дмитриевна говорила своим детям, что их отец недолюбливал Трубецкого С.П. и при встрече с ним всегда выговаривал ему по-французски, что тот, будучи выбран диктатором, не явился на площадь в день восстания".

(Мне как-то даже на минутку стало жалко Сергея Петровича - представьте себе, уже пятидесятые годы на дворе, и вдруг Юлиан Казимирович, который не был не только на Сенатской площади, но даже, как известно, и в Лещинских лагерях не был :)) - вдруг начинает троллить несчастного Трубецкого - РД)

Здесь же в Иркутстве в 1882 г. умерла Агафья Дмитриевна, в 1907 г. умер и сын ее Михаил Юлианович, служивший в последнее время в интендантстве. Могила жены декабриста огорожена решеткой, на одной из сторон которой прикреплен щит с надписью:
Жена декабриста
казачка села Тунки
Агафия Димитревна Люблинская
Скончалась в 1882 году.

Здесь у могилы Изабелла Юлиановна поделилась тем, что она слышала как от своей матери, так и от отца-декабриста о их жизни в Сибири.
"Уроженец Новоград-Волынска, мой папа получил хорошее образование. Первоначально он мечтал быть врачом, занимался медициной, но потом занялся юридическими науками и запутался в вопросах политики... Он нас и втянул всех в политику...
Он мечтал о единении всех славян от Карпат до Охотского моря, о необходимости просвещения, равноправия. Еще ребенком он возмущался социальным неравенством и задумывался над тем, как могло случиться, что одни люди владеют другими, одни - паны, другие - холопы... Многое, что папа говорил нам, он записывал в свои тетрадки, записывал туда и стихи... Тетрадку стихов в год амнистии взял у него Давыденко, уверив, что поместит их в заграничной прессе. Стихи эти пропали, как пропали и записки, которые вместе с кожаным чемоданом похитили у папы, когда он ехал в Славуту".
Люблинскому с пятью детьми, конечно, не легко было жить. В Петербурге дочери и жена брали с фабрики в Толмазовом переулке материалы, из которых шили на дому белье...
"Шитьем белья занимались мы с сестрой и по приезде в Сибирь, говорит Изабелла Юлиановна. Работали не только в городе, но и в деревнях, где учили грамоте крестьянских ребят. Сестра Христина та и умерла в с.Куде".

(Записки Люблинского попали к Герцену, но он не успел опубликовать их, а потом текст был утрачен. Сохранилась только краткая автобиография, опубликованная в Лит.наследстве - РД)
Tags: декабристы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments