?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Обычно накануне 9-го мая я делаю записи из цикла "Перекресток культур" (движение Сопротивления во Франции, русская эмиграция во Франции). Давно я собиралась сделать запись о группе "Православное дело" - но как-то все время руки не доходили, к тому же я полагала, что, наверное, про мать Марию (Марию Скобцову, Кузьмину-Караваеву) знают все. Но группа "Православное дело" ("Парижские мученики") - это не только Мария Скобцова, а еще несколько человек.

Анонсировав на днях проект "Письма", я стала потихоньку подбирать материалы. Читая историю Якутской трагедии, внезапно наткнулась на знакомую - в совершенно другом контексте - фамилию. С помощью простого поиска я легко сложила очередные кусочки мозаики.



... Их было два брата, родившийся в еврейской купеческой семье. Старший - Матвей Фондаминский, младший - Илья Фондаминский. Из-за довольно большой - около 15 лет - разницы в возрасте - первый еще народоволец, второй - уже эсер. Матвей Фондаминский в 1886 году за активное участие в народовольческом движении (это уже последние участники разгромленной "Народной воли", младшая поросль великого Исполнительного комитета) арестован и сослан в Якутскую область. На пересылке в Якутске в 1889 году он стал участником бунта политических ссыльных, известного как Якутская трагедия или Монастыревский бунт (на всякий случай - кто читал в детстве знаменитую книгу Александры Бруштейн "Дорога уходит вдаль" - там рассказано, устами одного из персонажей, в том числе и о Якутской трагедии): тридцать с лишним ссыльных собрались в доме якута Монастырева, протестуя против внезапно объявленного ужесточения правил пересылки в северные округа - Вилюйский, Верхоянский и Колымский. По прибытии в Якутск партии ссыльных не было предоставлено время для закупки необходимой провизии и теплых вещей, а когда ссыльные написали заявление губернатору с просьбой отсрочить отправку, против них был послан вооруженный отряд. Попытка оказать сопротивление оказалась безуспешной, во время перестрелки было убито 6 человек, в том числе беременная женщина; еще несколько человек были ранены. Оставшихся ссыльных судили военным судом и троих приговорили к смертной казни: Альберт Гаусман, Николай Зотов и Лев Коган-Бернштейн были повешены, причем Лев Матвеевич Коган-Бернштейн, тяжелораненый, был повешен прямо с постели. Остались письма. От всех казненных остались предсмертные письма, написанные в последнюю ночь. И еще осталась невеста Николая Зотова, получившая одно из таких писем - Евгения Гуревич. Это ее беременная сестра, Софья Гуревич, была убита в перестрелке. А еще остался раненый там же, во время Якутской бойни, штыком в живот Матвей Фондаминский - он выжил и был по приговору суда заключен сперва в Вилюйскую, затем в Акатуйскую каторжную тюрьму. Здесь, в тюремной больнице Акатуя, он венчался с приехавшей к нему Евгенией Гуревич, которая теперь стала его невестой.



Евгения Яковлевна Гуревич

Евгения Гуревич недолго была женой Матвея Фондаминского - в 1895 году он был освобожден по амнистии с запрещением проживать в европейской части России, и поселился в Иркутске, однако умер от туберкулеза через год после освобождения. Через некоторое время Евгения Гуревич-Фондаминская вышла замуж за революционера Фрейфельда и вместе с ним вступила в партию эсеров. Некоторое время она работала в эмиграции в "Красном кресте", однако в 1917 году возвратилась в Россию. Она прожила долгую жизнь, работала в больнице, была членом Общества политкаторжан и умерла в 1955 году в Москве. Репрессии ее, в отличие от многих других, не коснулись.

Между тем Илья Фондаминский - младший брат умершего Матвея Фондаминского - он учился в университах в Германии, однако под впечатлением от судьбы брата решил вернуться в Россию и заниматься революционной деятельностью. В 1902 году он вступил в партию эсеров, позднее стал одним из членов ЦК партии, активный участник революции 1905 года. После подавления революции эмигрировал во Францию, в 1917 году вернулся в Россию, был избран в Учредительное собрание. После разгона Учредительного собрания уехал в Одессу, и оттуда опять эмигрировал во Францию.

Здесь в Париже начался крестный путь Ильи Фондаминского. Активный деятель русской эмиграции, он был редактором одного из ведущих эмигрантских журналов «Современные записки» (здесь печатался весь цвет эмигрантской мысли – Франк, Мережковский, Флоровский и др.), затем издавал христианско-демократический журнал «Новый град», стал одним из организаторов «Лиги православной культуры».

В 1935 г. мать Мария (Скобцова), поэт и богослов, ставшая монахиней в миру, основала в 15-м округе Парижа, на улице Лурмель, 77, приют и столовую для бездомных, мастерские, создала там церковь. Эта женщина отдавала все силы делу служения ближнему. При поддержке друзей и единомышленников — митрополита Евлогия, о. Сергия Булгакова, Николая Бердяева, Фёдора Пьянова, Ильи Фондаминского и других мать Мария создала организацию "Православное дело".

«Трудно сказать, кто на кого влиял больше — мать Мария на него, или он на мать Марию, — рассказывал Ф. Т. Пьянов, соратник матери Марии и Фондаминского — Однако, с уверенностью можно сказать одно: у них были одни и те же мысли, язык, идеал христианской любви [...], общая обращенность к страждущему миру и жертвенность. Еврей, в то время некрещеный, он переживал в Церкви то, к чему мы, традиционно-православные, глухи». Когда знакомые недоумевали, почему Фондаминский не принимает крещения, он обычно ссылался на личное недостоинство. Возможно, что в его нерешимости некоторую роль играла и лояльность к еврейскому народу: «не болея особенно еврейскими проблемами, он не хотел разрывать связи с еврейским народом, прежде всего с кругом друзей, родных и близких, для которых религиозное и национальное были связаны неразрывно».



Илья Исидорович Фондаминский

С 1939 г. приход Покрова Божией Матери при "Православном деле" возглавил молодой священник Димитрий Клепинин. А в июне 1940 г. германская армия вступает в Париж, и во Франции начинается регистрация неблагонадёжных, в том числе французских евреев. Летом 1942 г. мать Мария пишет своему другу Константину Мочульскому: "Нет еврейского вопроса, есть христианский вопрос, если бы мы были настоящими христианами, мы бы все надели звёзды. Теперь наступило время исповедничества".

В июле 1942-го по Парижу прокатились первые массовые аресты евреев. Мать Мария и о.Димитрий бросаются к ним на помощь. О. Димитрий крестил тех евреев, которые просили его об этом, и выдавал ложные справки тем, кто не мог принять христианское таинство. Священник выдал сотни ложных свидетельств о крещении и о принадлежности к Покровскому приходу. Многие евреи таким образом избежали ареста, многим удалось вырваться из оккупационной зоны и уехать в другие страны. Мать Мария кормила и прятала на улице Лурмель всех преследуемых, в этом ей помогал сын Юрий.

За ними уже следило гестапо, и 8 февраля 1943 г. в помещении "Православного дела" в отсутствие его руководителей был произведён обыск. У двадцатидвухлетнего Юрия в кармане нашли записку еврейской женщины, просившей о. Димитрия о выдаче ей свидетельства о крещении. Юрия арестовали и увезли в гестапо. На следующий день был арестован о. Димитрий, а 10 февраля — и мать Мария. Организацию "Православное дело" гестаповцы уничтожили.



Отец Дмитрий Клепинин

Вот что пишет в своей книге "Мать Мария" протоиерей Сергий Гаккель: "Отца Димитрия допрашивали в продолжение целых четырёх часов. Он не стал оправдываться. Позже, на Лурмель, офицер гестапо Гофман рассказывал, как отцу Димитрию предлагали свободу при условии, что он впредь не будет помогать евреям. Он показал свой наперсный крест с изображением Распятия: “А этого Еврея вы знаете?” Ему ответили ударом по лицу. “Ваш поп сам себя погубил, — заметил Гофман, — он твердит, что если его освободят, он будет поступать так же, как и прежде”".

О. Димитрий умер 9 февраля 1944 г. в концлагере Дора (Бухенвальд), как и Юрий Скобцов, депортированный в тот же лагерь.

Илья Фондаминский был арестован еще ранее, 22 июня 1941 года, в числе большой группы из 120 русских эмигрантов и содержался в Компьенском лагере. Здесь, наконец, 20 сентября 1941 года он был крещён в православие. После всенощной под праздник Рождества Богородицы священник Константин Замбржицкий, сам находившийся в заключении, крестил его в православной церкви, устроенной о. Константином в одном из бараков. По просьбе Фондаминского, крещение было совершено втайне. На следующий день немцы разобрали церковь. Праздничную литургию, на которой впервые причащался новопросвещенный Илия, пришлось служить в комнате священника. По свидетельству крестного отца, Ф. Т. Пьянова, Фондаминский был вдохновлен и радостен. «Я чувствую себя прекрасно, — писал он сестре, — и уже давно, давно не чувствовал себя таким спокойным, веселым и даже счастливым». Одному парижскому другу он писал, что он теперь готов на все («и на жизнь, и на смерть»): он познал, «что такое — благодать». Фондаминского вскоре после крещения перевели в местный госпиталь, мать Мария могла его навещать. Был обдуман план побега через «свободную» зону Франции в США. Но Фондаминский решительно отказался от этого: он хотел разделить судьбу своих братьев, родных по плоти. Как отметил Г. П. Федотов, «В последние дни свои он хотел жить с христианами и умереть с евреями».
В этом решении он был непоколебим. В августе 1942 года, накануне своей отправки на восток из лагеря Дранси, он вновь отверг план побега, в подготовке которого снова участвовала мать Мария. По задуманному плану его должны были переправить ночью из Дранси и устроить в относительно безопасном месте — парижском военном госпитале Валь де Грас. Вместо этого, он был отправлен на гибель — добровольной жертвой — в Аушвиц / Освенцим. В своем последнем письме к матери Марии он прежде всего выразил заботу о том, чтобы его судьба не причинила боли друзьям: «Пусть мои друзья обо мне не беспокоятся. Скажите всем, что мне очень хорошо. Я совсем счастлив. Никогда не думал, что столько радости в Боге».


В 2004 году Константинопольским православным Патриархатом были канонизированы участники группы «Православное дело» («Парижские мученики») – мать Мария (Скобцова), Юрий Скобцов, отец Дмитрий Клепинин и Юрий Фондаминский. Мать Мария и о. Димитрий Клепинин также удостоены звания Праведников Мира от государства Израиль, их имена вписаны в мемориале Яд-Вашем в Иерусалиме, где на Аллее Праведников Мира есть деревья-памятники с именами обоих мучеников.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
indraja_rrt
Jun. 10th, 2014 06:30 pm (UTC)
Спасибо - естественно, про это я не знала совсем ничего. Великие люди.
naiwen
Jun. 10th, 2014 06:32 pm (UTC)
Да. Но тут интересно именно то, что я эти кусочки истории знала по отдельности, а сложила только сейчас.
indraja_rrt
Jun. 10th, 2014 06:40 pm (UTC)
А, сложить нечто и правда радостно.
hild_0
Jun. 10th, 2014 06:48 pm (UTC)
Спасибо. Какой человек...
naiwen
Jun. 10th, 2014 06:49 pm (UTC)
такие удивительные судьбы, да.
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com