?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Jul. 11th, 2014

Александр Александрович Квятковский - родным. Петропавловская крепость, 23 октября 1880 года

Милая и дорогая мама. (1) Крепко, крепко Вас обнимаю. Не я виноват, что вы не получили моих писем. Я Вам писал два раза (2) (и Кате тоже) (3), но они, как видно, почему-то не доходили до Вам. Надеюсь, что хоть это-то письма дойдет. Вчера, то есть 22 октября, я получил обвинительный акт. Суд будет в субботу, то есть 25 октября. Когда вы получите это письмо, судьба моя уже решится. Дорогая моя, я хочу Вам сказать на прощание несколько слов. Как бы вы ни смотрели на мою деятельность, как бы вы ни относились к ней, вы не можете, не должны краснеть за своего сына. Вы должны знать, что я действовать, что я жил так, как говорила мне моя совесть, каковы были мои убеждения. Я могу ошибаться, я могу стоять на ложной дороге - все может быть, но Вы меня знаете и, если я скажу, Вы мне поверите, - что единственным мотивом моей деятельности была страстная моя любовь к народу, сильное желание быть ему полезным. И поэтому, стоя на такой дороге, я все мог ожидать, ничто не могло казаться мне неожиданным. Не думайте, что я страшусь решения своей судьбы, что я с трепетом ожидаю того, что должно со мной случиться через несколько дней, что я беспокоюсь, что я мучусь. нет, чтобы меня не ожидало и даже самую смерть я приму спокойно, хладнокровно (не потому, что жизнь мне надоела, нет, жить еще хочется, даже, ах, как хочется) - в том меня поддерживает одно только сознание, что я действовал честно, что я поступал по своим убеждениям.
Мне все равно, как думают обо мне люди, которых я не люблю и не уважаю.
Но мне будет страшно обидно, если Вы, мама, и ты, Тихон (4), и все, кого я люблю, не поймете меня и не поверите в искренность моих слов.
Меня только огорчает, мама, что я служу невольной причиной Ваших страданий. Но Вы простите меня за это, - я знаю, что Вы простите. Да, мама, Вам выпал на долю нехороший жребий: много горестей и мало радостей.
С тобой, Тихон, мы были здесь, кажется, друзьями. Я верю, я знаю, что ты будешь хорошим человеком. Будь искренним, будь тверд в своих убеждениях - это мое тебе пожелание, пожелание сильно любящего тебя твоего брата и друга.
Крепко целую маму, Иннокентия (5), Василия (6).
Не печальтесь же обо мне, дорогая мама, но берегите себя.
Крепко, крепко Вас целую и обнимаю. Прощайте.
А.Квятковский

***

Не думай, Катя, что я не хотел писать тебе. Нет, я писал и даже несколько раз. Так что если ты можешь кого винить в этом, то не меня. Не могу того же сказать относительно других обстоятельств. В этом моя совесть не совсем спокойна. да, мой друг, я чувствую, что я виноват во многом много перед тобой. Единственно, что может смягчить мою вину перед тобой, это - те обстоятельства, в которых сложилась моя жизнь. Не могу сказать, чтобы у меня не было склонности к семейной жизни, - нет, напротив даже. Но такая уж судьба, что тебе пришлось жить там (7), а мне здесь. Я знаю, что тамошняя жизнь для тебя тяжела. Но что тебя, по-моему, должно мирить с ней - это возможность заниматься воспитанием Саши (8). Здесь же ты этого не могла бы выполнить хорошо. Мой милый, дорогой мальчик, целую тебя тысячу, тысячу раз. Не могу сказать тебе - старайся походить на меня. Но скажу тебе: уважай то, что я уважал, и люби то, что я любил.
Это тебе мое отцовское завещание. Мать тебе объяснит это.
Крепко, крепко вас обоих обнимаю. Прощайте, мои дорогие.
А.Квятковский

***

Милая Юля, прилагаемое письмо отошли заказным письмом матери. Пожалуйста, устрой это. Надеюсь, что тебя увижу на суде. Устроилась ли ты с квартирой? Пиши теперь ко мне в Дом предварительного заключения, то есть передавай письма прокурору судебной палаты.
Буду тебе еще писать оттуда. Теперь некогда. Нужно заняться обвинительным актом, остался только до суда один день. От защитника я отказался.
Я спокоен.
До свидания, милая.
А.Квятковский

Впервые опубликовано Я.Д.Баумом в журнале "Каторга и ссылка", 1927 год, номер 2(31).
Первое письмо написано за 2 два дня до суда, второе - уже после объявления приговора. Каждое из этих писем на двух листах: первый лист адресован матери и жене, второй - сестре.
На второй день после казни прокурор судебной палаты В.К.Плеве послал эти письма директору департамента полиции с сопроводительной бумагой: "Казненный государственный преступник Александр Квятковский в последние дни своей жизни написал два письма к своей сестре, которые были переданы мне. Признавая с своей стороны возможность передать эти письма по принадлежности, имею честь препроводить их на дальнейшее распоряжение вашего превосходительства" ("Каторга и ссылка", 1927, N 2(31), стр. 207) На этом отношении надпись: "Просмотрено". О письмах дано такое заключение: "Доставленные при отношении прокурора С.-Петербургской судебной палаты от 5 сего ноября за N 2640 два письма казненного государственного преступника Квятковского от 23 и 31 октября сего года, адресованы им к своей сестре Юлии Квятковской для пересылки их его матери, не заключают в себе резко предосудительного, хотя необходимо заметить, что оба письма проникнуты убеждением Квятковского, что он поступал в отношении политической его деятельности честно, при чем он поручил матери и жене своей внушить его сыну Александру, что он должен любить и уважать все то, что любил и уважал его отец и поступать так, как он поступал". На этом заключении резолюция барона Велио: "Передать нельзя" (там же, стр.208). Родные знали, что департамент полиции задержал письма, Юлия Квятковская обращалась с просьбой возвратить их, но безрезультатно.

1) Мать Квятковского - Аполлинария Тимофеевна, урожденная Боровкова - родилась около 1822 г. в Томске. Ее отец был одним из первых основателей золотых приисков в Енисейской губернии. Совсем юной, в 16-17 лет вышла замуж за Александра Васильевича Квятковского. Муж - обедневший дворянин из Могилевской губернии, еще в 1840-х годах приехал в Сибирь и поступил на службу на прииски, а потом имел свой собственный. Семья проводила лето на приисках, а зиму в Томске, где бывали политические ссыльные, особенно часто декабрист Г.С.Батеньков и затем М.А.Бакунин - женившийся на двоюродной сестре Квятковского Антонине Ксаверьевне. Один из сыновей, Тихон Александрович Квятковский писал Я.Д.Бауму: "Мать моя... была религиозна по-своему - посещала церковь часто, но не соблюдала постов и почему-то не любила монахов и монахинь. Нам религиозность особенно не прививала. Всегда много читала и до последних дней интересовалась общественными и политическими делами. Революционную деятельность моих братьев никогда не осуждала; разумеется, их судьба принесла ей много горя и страданий, но я ни разу не слышал от нее упреков по их адресу, а только она всегда, чем можно было, старалась облегчить их участь" ("Каторга и ссылка", 1927, номер 2(31), стр.210). Умерла в 1898 г. в Кишиневе у дочери Юлии.
2) ---------
3) Жена Александра Квятковского, Екатерина Константиновна Тоняева. В 1882 г. вторично вышла замуж за революционера-народника Иннокентия Павлиновича Пьянкова, члена организации "Черный передел". Иннокентий был сослан в 1881 году в Иркутскую губернию на 15 лет по приговору С.-Петербургской судебной палаты за принадлежность к «народническому обществу» и участие в открытии тайной типографии; в ссылке он поступил на службу на Иркутский винокуренный завод. Благодаря ходатайству старших братьев Пьянкова - Михаила и Владимира, которые в это время жили на Дальнем Востоке и организовали там торговое вино-водочное предприятие - департамент полиции разрешил Иннокентию Пьянкову в 1889 году переехать из Иркутской губернии в Приморскую область, в Хабаровск. В 1892 г. согласно личному заявлению Иннокентий Павлинович Пьянков был причислен к обществу мещан Хабаровска. Ему было разрешено заниматься торговлей и промыслами с покупкой установленных гильдейских и промысловых свидетельств и билетов. В 1894 г. три брата – Михаил, Владимир, Иннокентий – составили полное товарищество, организовав крупнейший в регионе торговый дом «М.Пьянков с братьями»
И.П. Пьянков в 1898 г. перевел немалую сумму женскому Иннокентьевскому училищу, в 1900 г. его избрали попечителем этой школы. Одновременно он состоял в Хабаровском церковно-​городском попечительстве, был членом Нижне-​Амурского отделения Благовещенского епархиального совета, избран в правления двух обществ – спасения на водах и дешевых столовых. На средства Пьянковых было построено Общественное собрание (ныне Театр юного зрителя). В 1910 г. Иннокентий Павлинович пожертвовал Хабаровску 100 тысяч рублей на открытие высшего технического учебного заведения и выехал в Москву. Газета «Приамурские ведомости» от 30 декабря 1910 г. сообщала: «За полезную общественную деятельность и за пожертвование 100 тысяч рублей на учреждение в Приамурском крае высшего технического учебного заведения Иннокентия Пьянкова, купца 2-​й гильдии, почетного мирового судью Владивостокского окружного суда, удостоили звания «Почетный гражданин города Хабаровска». Получив известие из Москвы о смерти И.П. Пьянкова, Хабаровская городская дума на своем заседании 15 ноября 1911 г. почтила память почетного гражданина вставанием.
У Иннокентия и Екатерины Пьянковых было четверо сыновей, продолжавших торговое дело отца, и несколько дочерей. В результате революционных событий на Дальнем Востоке в 1923 г. все домовладения Пьянковых были конфискованы. Не согласившись с решением рабоче-​крестьянской власти, представители торгового дома пытались хлопотать, добиваясь, чтобы наследникам досталась хотя бы часть богатейшего имущества Пьянковых. Есть даже документ с полным перечнем недвижимости, подтверждающий права семьи на наследство. И все же вернуть ничего не удалось.

4) Тихон Александрович Квятковский - врач-общественник. Летом 1873 г. Александр, проводя каникулы дома, уговорил мать отпустить с ним 11-летнего брата в Петербург для помещения его в реальное училище и готовить его к экзаменам, но вскоре целиком ушел в революционное движение. "Начались обыски, постоянные перемены местожительства, а когда Тимофей Квятковский (еще один брат) был осужден по делу 193-х" к 9-ти годам каторги и Александр перешел на нелегальное положение, то уже всякие систематичесие занятия со мной прекратились, и мне, в силу обстоятельств, приходилось тоже принимать участие в деятельности братьев и их товарищей" (из писем Т.А.Квятковского к Я.Д.Бауму // "Каторга и ссылка", 1927, номер 2(31), стр.210). В 1875 году вернулся в Томск, поступил в гимназию. В 1888 году окончил Казанский университет. Служил в земствах (Полтавском, Московском, Киевском), а также в Сибири около 15 лет сельским и городским врачом. В Бийске пользовался значительной популярностью как врач и общественный деятель. Участвовал в Японской и первой мировой войнах. Умер после 1927 года, в последние годы жизни заведовал больницей в Умани.

5) Иннокентий Александрович Квятковский, брат Александра, ветеринарный врач, умер в Верном после 1927 года.

6) Василий Александрович Квятковский, брат Александра, ведал приисками отца, умер в конце 1880-х годов.

7) Жена Квятковского Екатерина жила в это время в Томске.

8) Сын Квятковского, Александр Квятковский-младший, впоследствии принимал участие в социал-демократическом движении.
Член ЦК РСДРП с 1905 года. С 1918 служил комиссаром Центрального военно-технического управления РСФСР, был близок к Ленину. В 1921 году во время партийных чисток был исключен из партии. В последующие годы был переведён на работу в Англию, с 1925 года возглавлял крупную компанию «Arcos Ltd», специально созданную большевиками для внешней торговли, с уставным капиталом на 1924 год — 900 тысяч фунтов стерлингов. Компания имела и свой собственный банк — «Arcos Banking Corporation Ltd» с уставным капиталом — 700 тысяч фунтов стерлингов. В 1925 году был отозван в Москву и арестован по подозрению в присвоении крупных денежных средств. Дальнейшая судьба неизвестна.
« <...Квятковский был участником Первой русской революции, искровцем, он входил от большевиков в состав ЦК РСДРП, был близким товарищем Красина. Его, правда, вычистили в 21-м году из партии, но, тем не менее, он был на дружеской ноге с Рыковым. Квятковский знал всех и его знали все, и, вдруг, вызвали из Лондона в Москву и арестовали. Когда заграничные служащие узнали, что арестован сам Квятковский, что другой служащий АРКОСа приглашен в Москву и тоже арестован, тут же начался поток невозвращенцев...> (информация отсюда)

9) Юлия Александровна Квятковская, сестра Александра, родилась в 1859 г. В конце 1870-х годов была слушательницей женских врачебных курсов в Петербурге. Осенью 1880 года жила на одной квартире с народоволкой Е.Н.Оловенниковой, поддерживала сношения с петербургскими народовольцами, которым передавала письма от содержавшихся под стражей участников процесса 16-ти; состояла в переписке и имела свидания с братом Александром. Текст одного из этих писем сохранился благодаря В.Н.Фигнер. Во время процесса 16-ти она жила на общественной квартире, хозяевами которой были члены ИК А.П.Корба и М.Р.Ланганс. Во время суда туда доставлялось все, что судившиеся передавали через защитников и родных. Фигнер переписала 7 писем к себе в тетрадь от руки. Вот это письмо:

"Милая голубушка Ю.! Крепко, крепко тебя целую. Чем бы ни окончилось дело, я, конечно, уже отрезанный человек от мира сего. Но у меня все-таки остается еще обязанностью, которую, волей-неволей, ты берешь на себя. Я говорю о сыне. Я знаю, что ты любишь меня, поэтому спокоен за него, так как ты будешь заботиться о нем не хуже самой матери. Но все же скажу, что я был бы более доволен, если б Н. осталась при своем решении взять его на воспитание. Ей, конечно, это легче будет сделать, чем тебе. Мне не хотелось бы, если б этого не случилось, оставить у тебя по себе воспоминание только в виде разных забот о сыне. Прошу тебя, дорогая моя, не печалиться и не мучиться из-за меня. Я искренно говорю тебе, что хладнокровно жду своего финала. Он не неожидан, а фатален, неизбежен при той деятельности, которой я был предан всей душой. Сознание в правоте дела, твердость убеждений пересиливают тоску и муки о превращении своего бытия в ничто. Тебе же на прощанье я скажу эти прекрасные стихи:
Милый друг, я умираю,
Но спокоен я душой
И тебя благословляю
Шествуй тою же стезей.
Еще раз обнимаю, еще раз целую тебя.
29 октября.
А.Квятковский.
(Опубликовано в журнале "Каторга и ссылка", 1930, номер 3(64), стр.102)

В данном письме речь идет о сыне Квятковского от его второго (гражданского) брака с Софьей Ивановой (которая вместе с Квятковским была в мае 1879 г. хозяйко конспиративной квартиры в Лесном). С.А.Иванова также судилась по процессу 16-ти, была приговорена к каторжным работам, которые отбывала на Карийской каторге. На момент процесса 16-ти грудной ребенок находился вместе с матерью, Софьей Ивановой, в камере, после приговора Юлия Квятковская взяла его на воспитание. Сохранилось письмо Софьи Ивановой, написанное в адрес Юлии Квятковской перед судом из Петропавловской крепости:

"Я уже снова собиралась писать вам, чтоб узнать, почему вы мне не отвечаете - думала, что мое письмо не дошло до вас. Цветы и угощение получила. Спасибо за память, только напрасно Вы затрачиваете для меня столько денег. Я в этом отношении чувствую себя не совсем ловко, так как и теперь приходится взвалить на Вас заботу о более существенных и даже необходимых вещах. Дело в том, что для моего сынишки нужно теплое платье, ибо не в чем его выносить гулять, да и на волю ему будет выдти не в чем. Нужно, следовательно, шапку, платок на голову и теплое пальто, которое я могу соорудить сама, если Вы пришлете матерьялу, так как такие маленькие вещи, вероятно, не продаются готовыми. Впрочем, я об этих вещах имею весьма смутные понятия и думаю, что Вы лучше знаете, что именно нужно закупить для этого и потому указаний не делаю. Мне самой нужен какой-нибудь теплый платок на плечи - если можно принесите. Деньги у меня еще есть и хватит на весь этот месяц, так что вы пока не присылайте. За медицинские книги большое спасибо; Нимейера я Вам уже возвратила, другие же пока читаю. Больше ничего не нужно, кроме журналов. Сын мой теперь так вырос, что вы его не узнаете. К моему великому удовольствию, его теперь уже можно кормить кашей, бульоном и поить молоком прямо из чашки, так что Вам или тому, кто будет с ним возиться после меня, трудно будет справиться с ним только ночью. Больше писать некогда и потому пока до свидания. Крепко Вас целую и желаю быть здоровой.
С.Иванова". (Цит. по "Архив "Земли и воли" и "Народной воли", стр.250-251)

Сын Квятковского и Ивановой умер у Юлии через четыре года от дифтерита, во время пребывания Софьи Ивановой на каторге
Софья Иванова вышла на поселение весной 1885 года в г.Киренске Иркутской губернии, в 1888 году вышла замуж за политического ссыльного Антона Степановича Борейшу. В 1900 году выехала в Европейскую часть Российской империи, жила в Чернигове, Курске, Нижнем Новгороде. До февральской революции 1917 года работала в Красном Кресте для помощи заключенным. После Октябрьской революции - член Общества политкаторжан, автор мемуаров. Умерла в Москве в 1927 году, похоронена на Новодевичьем кладбище.

Юлия Квятковская летом 1881 года приезжала в Томск, где вследствие ее знакомства с политссыльными возбудила подозрения в неблагоданежности. В результате поданного в ноябре 1881 года женою ее брата Петра Татьяной Евграфовной Квятковской заявления, в которой та обвиняла Юлию в принадлежности к революционной партии, была выслана из Петербурга в Томск. В 1885 году окончила врачебные курсы. В конце 1880-х-начала 1890-х годов - врач в Херсоне. С 1890-х годов - глазной врач в Кишиневе. Умерла после 1930 года.

10) На время суда всех обвиняемых по процессу 16-ти перевели из Петропавловскойкрепости в ДПЗ.

11) Иван - брат Александра Квятковского. Настя - его жена.

12) Квятковский Петр Александрович, брат Александра. С 1860 г. на службе по морскому ведомству, с 1 января 1877 г. - лейтенант 4 флотского экипажа. Вследствие поданного его женой Т.Е.Квятковской в ноябре 18881 г. заявления, в котором она обвиняла мужа в принадлежности к революционной партии и в том, что на революционные цели он будто бы истратил около 20 тысяч рублей, петербургским обер-полицмейстером возбуждено дело об исследовании степени его политической благонадежности. Покончил самоубийством в 1889 г. в Петербурге.


--------------

Александр Александрович Квятковский родился в 1853 года в Томске в семье дворянина, ставшего золотопромышленником. Обучался в Томской губернской гимназии. В конце 1860-х годов принимал участие в гимназическом кружке саморазвития. По окончании гимназии в 1870 г. поступил в Петербургский технологический институт. В начале 1870-х годов примкнул к студенческому кружку "сибиряков", занимавшихся самообразованием. Увлеченный идеей "хождения в народ", вышел из института в начале 1874 года и весою уехал в с.Хотуши Тульского уезда, где вместе с И.П.Пьянковым и Д.П.Соколовым организовал в целях пропаганды слесарно-замочную мастерскую на артельных началах. В конце августа 1874 года приехал в Петербург для явки к военному призыву. В ноябре того же года был арестован (из-за найденного у его гимназического товарища Н.Минского его письма), отправлен в Москву и привлечен к дознанию по делу о пропаганде. Освобожден из-под стражи под особый надзор в апреле 1875 г, после чего вернулся в Петербург (высочайше повелено вменить ему в наказание предварительное заключение). В мае 1875 г уехал на станцию Ефремов Ряжско-Вяземской железной дороги, где вместе с Н.Я. Аникеевич и А.А.Миртовым вел революционную пропаганду. В июле того же года обыскан, после чего выехал в Тулу, где был арестован. Освобожден вскоре и, получивши известие об обнаружении его участия в Хотушинской мастерской (в связи с чем подлежал вторичному привлечению к дознанию по делу о пропаганде в империи), скрылся в середине лета 1875 г. из Тулы и перешел на нелегальное положение. Пробыв около месяца в Петербурге, выехал оттуда по паспорту на имя Александра Петрова в Костромскую губернию, где поступил рабочим на завод Шипова, продолжая вести пропаганду среди рабочих. В конце 1875 г. вернулся в Петербург. В 1876 году принял активное участие в организации и выработке программы общества "Земля и воля", вошел в основной кружок общества и впоследствии состоял деятельным членом его "дезорганизаторской" группы". В 1876-1877 гг. под именем Григория Григорьевича Русакова вместе с И.Л.Линевым, Н.И.Кржеминским и А.И.Каминер находился в устроенном им землевольческом поселении в деревне Мостовк Ардатовского уезда Нижегородской губернии, занимаясь там революционной пропагандой. В апреле 1877 г. приехал на короткое время в Петербург. В связи с обнаруженной при обыске у П.А.Чехова телеграфной переписки, изобличавшейего и других членов поселения в сношениях с деятелями "Общества друзей" подвергнут в июне 1877 г. обыску в деревне Мостовке, после которого скрылся оттуда и уехал в Петербург. Подлежал привлечению к дознанию по делу "Общества друзей", каковое дознание в отношении его по высочайшему повелению от 29 ноября 1878 г. приостановлено впредь до его явки или задержания. Осенью 1877 г. под кличкой "Александр петрович" был причастен к пропаганде среди рабочих в Петербурге, познакомился тогда с С.Н.Халтуриным и вместе с А.К.Пресняковым и Н.С.Тютчевым подготовил покушение на шпиона К.Беланова. Разыскивался для привлечения к дознанию по этому длу; высочайшим повелением от 9 августа 1878 г. и это дознание в отношении его приостановлено. В конце 1878 г. по паспорту на имя Александра Снежкова уехал в Самарскую губернию, откуда в связи с арестом В.П.Чепурновой в декабре 1878 г. вынужден был скрыться; заехав в с.Студенцы за В.Н.Фигнер, вернулся вместе с ней в Самару, а оттуда уехал в Петербург, где поселился под именем Владимира Плетнева. Зимою 1877-1878 г. участвовал в происходивших на его квартире в Петербурге заседаниях так называемого "Большого Совета" общества "Земля и воля", на которых обсуждались вопросы об изменении программы общества. Среди землевоцольцев в Петербурге был тогда известен подкличкой "Александр I". Вместе с А.А.Хотинским в роли кучера отбил 16 апреля 1878 г. от конвойных А.К.Преснякова на улице, куда последнего вели с допроса в Коломенскую часть. В мае 1878 г. уехал в Харьков. 1 июля 1878 г. в качестве "верхового" участвовал в попытке освобождения П.И.Войнаральского при переводе его из Харьковского тюремного замка в Ново-Белгородский каторжный централ. Вслед за этим, вместе с М.Р.Поповым, по паспорту на имя Александра Алексеева отправился в Воронежскую губернию, где в поисках места для устройства поселения пробыл до 20 ноября 1878 г. В марте 1879 г., склоняясь к террористической деятельности, вместе с А.К.Соловьевым, А.Зунделевичем, Г.И.Гольденберго и др. обсуждал вопрос о покушении на Александра II, выполнить которое взял на себя А.К.Соловьев (2 апреля 1879 г.) Жал тогда в Петербурге по паспорту Александра Рудакова. С апреля 1879 г. вел кассовую книгу общества "Земля и воля", с мая вместе с С.А.Ивановой был хозяином конспиративной квартиры в Лесном, на которой происходили собрания петербургских землевольцев, вошел тогда в состав террористической группы "Свобода или смерть".
В июне 1879 г. (под фамилией Алексея Преображенского) присутствовал на Липецком Съезде, а вслед за тем на Воронежском съезде членов "Земли и воли". При разделении общества примкнул к "Народной воле" и был избран членом Исполнительного комитета (ИК), а позже и членом Распорядительной комиссии. Присутствовал 26 августа 1879 г. на собрании в Лесном, на котором ИК вынес смертный пригоров Александру II; с 27 августа вместе с В.Н.Фигнер (которую вскоре заменила Е.Н.Фигнер), поселился под именем Михаила Петровича Чернышева в устроенной им конспиративной квартиру в Лештуковом переулке в Петербурге. В сентябре-ноябре участвовал в организации типографии "Народной воли" в Саперном переулке, ведал сношениями с типографией, отчасти редактировал и корректировал первые два номера "Народной воли", которые брошюровались у него на квартире и оттуда рассылались; организовал при содействии В.И.Иохельсона паспортный стол и ведал от лица ИК сношениями с последним; был уполномоченный ИК для сношения с Халтуриным, готовившим взрыв Зимнего дворца; поддерживал связь с Н.В.Клеточниковым. Арестован 24 ноября 1879 г. под именем Михаила Чернышева на конспиративной квартире в Лештуковом переулке. При обыске в квартире найдены пол-пуда динамита, приспособления для устройства мин, набросок плана той части Зимнего дворца, в которой впоследствии 15 февраля 1880 г. произошел взрыв, и разные другие документы. С 23 января 1880 г. содержался под стражей в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, 6 мая 1880 г. допрошен в качестве свидетеля на процессе землевольцев А.Ф.Михайлова, О.Веймара и др. 23 июня 1880 г. подал прокурору судебной палаты заявление, в котором, в соответствии с ранее данными показаниями, признавал свою принадлежность к "Народной воле", участие в Липецком съезде и в издании и распространении "Народной воли". Категорически отрицал свое участие в организации взрыва Зимнего дворца, а относительно покушения А.К.Соловьева заявил, что знал о намерении последнего. Предан военному суду по обвинению в принадлежности к "Народной воле", в соучастии в устройстве типографии в Саперном переулке и печатании "возбуждающих к бунту и неповиновению верховной власти" изданий и в проживании по подложным паспортам. Судился 25-30 октября 1880 г. Петербургским военно-окружным судом по процессу 16-ти народовольцев. На суде отказался от защитника и повторил данные на предварительном следствии показания. Признанный виновным по всем пунктам обвинительного акта, приговорен к лишению всех прав состояния и смертной казни через повешение.
1 ноября 1880 г. заключен в Екатерининскую куртину Петропавловской крепости, 2 ноября приговор был утвержден царем. Казнен в 8 утра 4 ноября 1880 г. на бастионе Иоанновского равелина Петропавловской крепости.



Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com