?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вернулась из библиотеки и, естественно, первым делом готова капать ядом в адрес современных исследователей :) но, поскольку Мышь мне тут недавно сказала - брось бяку, не читай советских газет перед обедом, читай первоисточники - первым делом желаю прорекламировать мемуарный первоисточник. Правда, не декабристских времен.
Французский подданный Бронислав Шварце - вот тут когда-то писала об этом чуть подробнее - арестованный в 1862 году в Варшаве и осужденный за принадлежность к лево-радикальной партии "красных" и подготовку восстания - провел в Шлиссельбурге семь лет, с 1863 по 1870 год.
Еще один тюремный опыт, еще одна история выживания в одиночестве.

Ниже под катом я просто в порядке рекламы привожу несколько абзацев (и без чувства юмора не выжить, наверное)


"- Тут жил Михаил Александрович Бакунин, - сказал смотритель, показывая мне мое новое помещение.
Никогда еще гофмейстер или церемониймейстер его императорского величества государя всея России никому не показывал исторической комнаты с таким удовольствием, с каким мой шлиссельбургский сановник открыл предо мною эту двухсаженную клетку. На лице его рисовалось и чувство собственного достоинства по поводу того, что ему пришлось быть тюремщиком такого знаменитого человека, как Михаил Бакунин, и величественная вежливость, и, наконец, гордость за того, кому выпала на долю высокая честь - сидеть в камере Бакунина. Однако, что касается меня, то простак ошибся: положим, я не раз слышал о русском революционере, отце анархистов, но не был знаком с его деятельностью настолько, чтобы почувствовать всю важность положения.
Я поблагодарил тюремщика только успешкой и тут же стал соображать, где и как начинать подкоп или пролом..."

(узник пытается продолбить дыру в потолке, но неосторожными действиями вызывает пожар, мероприятие открылось. Следует следующая сцена)

"Вскоре появилась немецкая фигура почтенного генерал-майора фон-Гринблата (коменданта крепости - РД).
...- Что это такое? подожгли? кто это сделал? - закричал немец, делая жест по направлению к дыре.
- Я... но только не поджигал; загорелось случайно.
- Да? значит пролом, побег... собирались бежать?
- Разумеется, хотел, и буравил потолок для побега... загорелось...
- Это неблагородно, это нечестно! Вы могли меня погубить навсегда! Ведь отсюда при генерал-майоре Троцком (предшественник Лепарского) (Лепарский, племянник Лепарского - это те самые Лепарские - был предыдущим комендатом Шлиссельбурга - РД) убежал заключенный... убежал, бездельник! (В душе я поблагодарил генерала за это известие). Поймали, конечно... но Троцкий получил отставку без пенсии, понимаете ли: без пенсии! Это неблагородно!!
Мне вовсе было не до смеха, но немец казался таким забавным, что я расхохотался бы ему в лице, если бы не его наивно возмутительное обвинение. Это я-то являюсь притеснителем этого чудака! я поступаю по отношению к нему неблагородно!
- Но позвольте, господин генерал! Ведь за то вам и платят, чтобы вы караулили меня, а я нахожусь здесь для того, чтобы бежать отсюда. В нечестности прошу меня не обвинять!
- Так?! Ну вы у меня увидите, как я буду вас караулить!.. посмотрю я, как вы убежите. Я вас! Я не Троцкий! Я без пенсии... нет!
Гринблат выбежал, а за ним, как деревянный автомат, повернувшись на каблуках, вышел смотритель".

"Был у меня и еще один член семьи, но увы, - неумолимый рок скоро у меня его отнял. Это был, впрочем, пасынок, кажется, законный наследник моего таинственного соседа.
Вскоре после увоза всех узников, во время обеда, когда господин Голубовский сидел у меня на левом плече, а госпожа Голубовская на правом и оба хватали хлебные шарики (два голубя, которых приманил узник через оконную решетку - РД), которыми я их угощал, - смотрю, - у самой тарелки с хлебом появился новый гость, серый, с розовыми ушками, с черными, как смородинки, глазами, с проворным задним придатком, - попросту говоря, мышь. Сначала я подумал, что это обыкновенная мышь, так как эти господа очень часто и очень смело, без всякой церемонии, составляют вам компанию за обедом... но оказалось не то. Моя шлиссельбургская мышь позволила взять себя в руки, лазила по мне, словом, держала себя, как цивилизованная особа, к великому изумлению Голубовских. Итак, это было наследство после брата-узника, - единственное, которое он мне оставил. Долго, погруженный в задумчивость, смотрел я на эту воспитанницу неизвестного мне товарища по заключению, которого я никогда не видал и не мог увидеть.
Но судьба, а может быть, смотритель или какой-нибудь солдат, а то и просто кошка, не дали мне насладиться этим наследством, - и, немного спустя, мышь исчезла так же таинственно, как и появилась".
(судя по контексту, неизвестным таинственным узником-соседом Шварце был Валериан Лукасинский, который умер как раз примерно в это время). Но Шварце этого не знал)

От узника требуют акта покаяния, так как французские родственники и французское правительство хлопочет об его освобождении

"Я не позволил остынуть первому порыву... и тотчас же написал "чистосердечное" признание. Так как я французский гражданин и так как писать правильно я умел только по-французски, то и представил на этом языке Третьему отделению в высшей степени вежливый, приличный и вместе с тем революционный акт раскаяния, составленный приблизительно в таких выражениях (дословно не помню):
"Признаю себя виновным в том, что хотел уничтожить рабство, инквизицию, пытки..."
(...) с какой жадной стремительностью схватил Гринблат этот документ, которым он думал увенчать свою жандармскую славу - обращать на путь истины важных преступников! И как быстро, после прочтения, примчался он ко мне снова; стал советовать, упрашивать, даже умолял меня, чтобы я не губил себя такой страшной бумагой!.."

Цит. по: Б.Шварце. Семь лет в Шлиссельбурге". М., Издательство общества политкаторжан, 1930.

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
toh_kee_tay
Jul. 12th, 2014 05:52 pm (UTC)
всё же не вполне в одиночестве, смешной комендант крепости своей потешностью скрасил узнику жизнь.
ringlin
Jul. 12th, 2014 06:46 pm (UTC)
Можно было гвозди делать.
naiwen
Jul. 13th, 2014 04:35 pm (UTC)
про гвозди там тоже упоминается :)
kouzdra
Aug. 17th, 2014 09:52 am (UTC)
Шлиссельбург тех времен как ни странно довольно симпатичное место - очень "домашнее". Это потом уже там большую тюрьму построили.
ulovka22
Aug. 18th, 2014 07:46 am (UTC)
был на экскурсии - так камера размером с комнату у меня в квартире, и обойчики веселые
kouzdra
Aug. 18th, 2014 08:04 am (UTC)
Я в 20 км от него живу и бывал там не раз - там еще например огромный совершенно крепостной двор - в отличие от жутковатой петропавловки место в общем приятное довольно (ну с поправкой на то, что все-таки тюрьма)
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com