?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Хотя получилась большая публикация в двух частях, рекомендую интересующимся прочитать целиком вместе со всеми комментариями, потому что там - увидите - много интересных судеб в самой этой семье и вокруг нее, и как обычно в русской истории все очень причудливо переплетается...


Александр Александрович Квятковский - родным. Петропавловская крепость, 23 октября 1880 года

Милая и дорогая мама. (1) Крепко, крепко Вас обнимаю. Не я виноват, что вы не получили моих писем. Я Вам писал два раза (и Кате тоже) (2), но они, как видно, почему-то не доходили до Вас. Надеюсь, что хоть это-то письма дойдет. Вчера, то есть 22 октября, я получил обвинительный акт. Суд будет в субботу, то есть 25 октября. Когда вы получите это письмо, судьба моя уже решится. Дорогая моя, я хочу Вам сказать на прощание несколько слов. Как бы вы ни смотрели на мою деятельность, как бы вы ни относились к ней, вы не можете, не должны краснеть за своего сына. Вы должны знать, что я действовать, что я жил так, как говорила мне моя совесть, каковы были мои убеждения. Я могу ошибаться, я могу стоять на ложной дороге - все может быть, но Вы меня знаете и, если я скажу, Вы мне поверите, - что единственным мотивом моей деятельности была страстная моя любовь к народу, сильное желание быть ему полезным. И поэтому, стоя на такой дороге, я все мог ожидать, ничто не могло казаться мне неожиданным. Не думайте, что я страшусь решения своей судьбы, что я с трепетом ожидаю того, что должно со мной случиться через несколько дней, что я беспокоюсь, что я мучусь. нет, чтобы меня не ожидало и даже самую смерть я приму спокойно, хладнокровно (не потому, что жизнь мне надоела, нет, жить еще хочется, даже, ах, как хочется) - в том меня поддерживает одно только сознание, что я действовал честно, что я поступал по своим убеждениям.
Мне все равно, как думают обо мне люди, которых я не люблю и не уважаю.
Но мне будет страшно обидно, если Вы, мама, и ты, Тихон (3), и все, кого я люблю, не поймете меня и не поверите в искренность моих слов.
Меня только огорчает, мама, что я служу невольной причиной Ваших страданий. Но Вы простите меня за это, - я знаю, что Вы простите. Да, мама, Вам выпал на долю нехороший жребий: много горестей и мало радостей.
С тобой, Тихон, мы были здесь, кажется, друзьями. Я верю, я знаю, что ты будешь хорошим человеком. Будь искренним, будь тверд в своих убеждениях - это мое тебе пожелание, пожелание сильно любящего тебя твоего брата и друга.
Крепко целую маму, Иннокентия (4), Василия (5).
Не печальтесь же обо мне, дорогая мама, но берегите себя.
Крепко, крепко Вас целую и обнимаю. Прощайте.
А.Квятковский

***

Милая Юля (6), прилагаемое письмо отошли заказным письмом матери. Пожалуйста, устрой это. Надеюсь, что тебя увижу на суде. Устроилась ли ты с квартирой? Пиши теперь ко мне в Дом предварительного заключения (7), то есть передавай письма прокурору судебной палаты.
Буду тебе еще писать оттуда. Теперь некогда. Нужно заняться обвинительным актом, остался только до суда один день. От защитника я отказался.
Я спокоен.
До свидания, милая.
А.Квятковский

***

31 октября 1880 года

Не думай, Катя (2), что я не хотел писать тебе. Нет, я писал и даже несколько раз. Так что если ты можешь кого винить в этом, то не меня. Не могу того же сказать относительно других обстоятельств. В этом моя совесть не совсем спокойна. да, мой друг, я чувствую, что я виноват во многом много перед тобой. Единственно, что может смягчить мою вину перед тобой, это - те обстоятельства, в которых сложилась моя жизнь. Не могу сказать, чтобы у меня не было склонности к семейной жизни, - нет, напротив даже. Но такая уж судьба, что тебе пришлось жить там (8), а мне здесь. Я знаю, что тамошняя жизнь для тебя тяжела. Но что тебя, по-моему, должно мирить с ней - это возможность заниматься воспитанием Саши (9). Здесь же ты этого не могла бы выполнить хорошо. Мой милый, дорогой мальчик, целую тебя тысячу, тысячу раз. Не могу сказать тебе - старайся походить на меня. Но скажу тебе: уважай то, что я уважал, и люби то, что я любил.
Это тебе мое отцовское завещание. Мать тебе объяснит это.
Крепко, крепко вас обоих обнимаю. Прощайте, мои дорогие.
А.Квятковский

-----------

Александр Александрович Квятковский родился в 1853 года в Томске. Его отец Александр Васильевич Квятковский, обедневший дворянин Могилевской губернии, в 1840-х годах приехал в Сибирь не по этапу (как можно было бы подумать, глядя на его фамилию), а по собственной инициативе для службы на золотых приисках. Прослужив некоторое время по найму, в дальнейшем сам стал владельцем прииска. (О матери Квятковского и подробнее о семье см.ниже в примечаниях). Александр Квятковский закончил Томскую губернскую гимназию и в 1870 году поступил в Петербургский технологический институт. Уже в эти годы он примкнул к одному из студенческих кружков, занимавшихся самообразованием, в дальнейшем увлекся идеей «хождения в народ» и в 1874 году вышел из института и уехал в деревню в Тульской губернии, где вместе с И.П.Пьянковым (о нем см.ниже в комментариях) и Д.П.Соколовым организовал слесарную артель. В ноябре того же года был впервые арестован и привлечен к дознанию по «делу о пропаганде». Был освобожден из-под стражи под особый надзор, однако вскоре скрылся и летом 1875 года перешел на нелегальное положение; вел пропаганду среди рабочих в Петербурге и в Костромской губернии. В 1876 году был в числе создателей крупнейшей народнической революционной организации своего времени – «Земля и воля».
В эти годы «Земля и воля» перешла к тактике создания оседлых поселений в деревнях для постоянной длительной революционной пропаганды (в противовес первоначальному стихийному движению одиночек и разрозненных кружков). Одно из таких поселений было организовано Квятковским с группой товарищей в Ардатовском уезде Нижегородской губернии. Однако постепенно настроения в среде пропагандистов-землевольцев радикализировались, после выстрела Веры Засулич стали множиться индивидуальные террористические акты – убийства отдельных чиновников, шпионов. Александр Квятковский, окончательно покинувший деревню в 1878 году, стал одним из организаторов и руководителей так называемой «дезорганизаторской группы» «Земли и воли», занимавшейся подготовкой терактов, побегов революционеров из тюрем и др. В это время среди землевольцев в Петербурге Квятковский стал известен под кличкой «Александр I». В течение 1878 года участвовал в организации побега А.К.Преснякова (с которым в дальнейшем был вместе казнен по процессу 16-ти), попытке освобождения известного пропагандиста П.И.Войнаральского (осужденного по процессу 193-х в каторжные работы) и др. В это время в организации «Земля и воля» назревал раскол – часть участников хотела продолжать пропагандистскую работу в деревне, часть – к которой принадлежал и Александр Квятковский – склонялась к террористической деятельности.
В марте 1879 года в Петербург приехал землеволец Александр Соловьев, объявивший о своем желании совершить покушение на Александра II. Этот вопрос обсуждался среди руководства «Земли и воли» и было решено, что организация в целом не берет на себя ответственности за действия Соловьева, но отдельные члены могут, при желании, оказать помощь Соловьеву в индивидуальном порядке, среди этих последних был и Квятковский (Соловьев неудачно стрелял в Императора 2 апреля 1879 года и вскоре был казнен по приговору военного суда). В это время Квятковский вместе с Софьей Ивановой (подробнее о ней см.в примечаниях) был хозяином конспиративной квартиры в Петербурге в Лесном, где происходили совещания по поводу намерений Соловьева; в то же время Квятковский вошел в состав террористической группы «Свобода или смерть».
В июне 1879 года на Липецком съезде «Земли и воли» произошло разделение общества на две самостоятельных организации – «Черный передел», решивший продолжать народническую пропаганду в деревне и «Народную волю», поставившую цель завоевания в первую очередь политических прав и свобод с помощью террора. Александр Квятковский примкнул к «Народной воле» и был избран членом ее Исполнительного комитета (далее везде – ИК). Присутствовал 26 августа 1879 года на собрании ИК, где был вынесен смертный приговор Императору Александру II. Осенью 1879 года Квятковский участвовал в организации нелегальной типографии «Народной воли» в Саперном переулке, участвовал в редактировании и корректуре первых номеров газеты партии. В дальнейшем был уполномочен ИК для сношений со Степаном Халтуриным, готовившим покушение на Александра II в Зимнем дворце.
Квятковский был арестован 24 ноября 1879 г. под именем Михаила Чернышева на конспиративной квартире в Лештуковом переулке. При обыске в квартире найдены пол-пуда динамита, приспособления для устройства мин, набросок плана той части Зимнего дворца, в которой впоследствии 5 февраля 1880 г. произошел организованный Халтуриным взрыв и др. С 23 января 1880 г. содержался под стражей в Трубецком бастионе Петропавловской крепости. 23 июня 1880 г. подал прокурору судебной палаты заявление, в котором признавал свою принадлежность к "Народной воле", участие в Липецком съезде и в издании и распространении "Народной воли". При этом он категорически отрицал свое участие в организации взрыва Зимнего дворца, а относительно покушения А.К.Соловьева заявил, что знал о намерении последнего. Судился 25-30 октября 1880 г. Петербургским военно-окружным судом по процессу 16-ти народовольцев.

Это был первый крупный процесс «Народной воли», из числа 16-ти подсудимых пятеро – Александр Квятковский, Степан Ширяев, Софья Иванова, Николай Бух и Арон Зунделевич были членами ИК. На суде Квятковский отказался от защитника и повторил данные на предварительном следствии показания.
Процесс происходил в обстановке нарастающего напряженного противостояния между революционерами и правительством.
К этому времени состоялось уже несколько громких покушений на Александра II – несостоявшиеся взрывы на железной дороге под Александровском и Одессой и взрыв царского поезда под Москвой 19 ноября 1879 года, взрыв Халтурина в Зимнем дворце 5 февраля 1880 года и еще несколько нераскрытых попыток.
Через неделю после взрыва, 12 февраля 1880 г., Император учредил Верховную распорядительную комиссию по охранению государственного порядка и общественного спокойствия из десяти высших сановников, главным начальником комиссии был назначен граф М.ТЛорис-Меликов. Он был наделен почти неограниченными полномочиями. Высочайший указ от 12 февраля доверял ему «делать все распоряжения и принимать вообще все меры, которые он признает необходимыми для охранения государственного порядка и общественного спокойствия как в С. Петербурге, так и в других местностях империи». Ведя жесткий курс против революционеров, одновременно Лорис-Меликов попытался завоевать популярность среди либерального общества, добившись проведения некоторых видимых реформ. 6 августа 1880 г. Лорис-Меликов распустил Верховную распорядительную комиссию и оставил себе пост министра внутренних дел.
В такой обстановке происходил Процесс 16-ти. В обществе (даже в кругах, далеких от революционеров) многие ожидали, что при новом либеральном курсе правительство воздержится от смертных приговоров. По воспоминаниям многих народовольцев, партия тоже готова была отказаться от планов нового покушения на Александра II в случае отказа правительства от казней.
Первоначальным приговором по процессу 16-ти к смертной казни были осуждены пять человек – Квятковский, Ширяев, Пресняков, Тихонов и Окладский.

М.Т.Лорис-Меликов - товарищу министра внутренних дел Черевину, телеграмма от 31 октября 1880 года:
"...Прошу доложить Его Величеству, что исполнение в столице приговора суда, одновременно над всеми осужденными к смертной казни произвело бы крайне тяжелое впечатление среди господствующего в огромном большинстве общества благоприятного политического настроения. (…) Поэтому возможно было бы ограничиться применением ее к Квятковскому и Преснякову; к первому потому, что, приговором суда, он, сверх обвинения его в взводимых на него преступлениях, признан виновным в соучастии во взрыве Зимнего Дворца, при котором убито 11 и ранено 56 лиц, исполнявших долг службы; ко второму же потому, что, хоть по обстоятельствам дела он оказывается менее виновным в взводимых на него преступлениях, но после свершения сих преступлений в минувшем году, он в текущем году совершил новое преступление, лишив, при его задержании, жизни лицо, также исполнявшее свой долг.
Считаю однако обязанностью заявить, что временно Командующий войсками Петербургского Военного Округа Генерал-Адъютант Костанда, при свидании со мной вчерашнего числа, передал мне убеждение свое, почерпнутое из доходящих до него сведений, что в обществе ожидается смягчение приговора дарованием жизни всем осужденным к смертной казни и что милосердие Его Величества благотворно отзовется на большинстве населения."

Генерал Черевин - М.Т.Лорис-Меликову, телеграмма от 3 ноября:
"На телеграмму вашего сиятельства № 536 имею честь донести, что на депеше... его величество изволил наложить резолюцию: «Вчера приказал, через Черевина, приговоренных к смертной казни помиловать, кроме Квятковского и Преснякова".

Ф.М.Достоевский:
"Казнь Квятковского, Преснякова и помилование остальных. NB! Как государство—не могло помиловать (кроме воли монарха). Что такое казнь? — В государстве — жертва за идею. Но если церковь — нет казни.".

Заявление правительства от 3 ноября:
«Государь Император в 2-й день сего ноября всемилостивейше повелеть соизволил: заменить определенную приговором военного суда, утвержденным временно командующим войсками Петербургского военного округа, смертную казнь Ширяеву, Тихонову и Окладскому ссылкою в каторжные работы без срока.
Вошедший в законную силу приговор Петербургского военно-окружного суда об Александре Квятковском и Андрее Преснякове, утвержденный временно командующим войсками гвардии Петербургского военного округа, был приведен в исполнение на бастионе левого полуконтргарда Иоанновского равелина Петропавловской крепости. По прочтении во всеуслышание означенного приговора, Квятковский и Пресняков 4 ноября, в 8 часов 10 минут утра перед строем присутствовавших войск подвергнуты смертной казни через повешение. Тела казненных, по медицинском освидетельствовании, переданы местной полиции для погребения.
Подлинный протокол о казни подписали приводивший приговор в исполнение командир 1-й бригады 1-й гвардейской пехотной дивизии свиты Его Величества генерал-майор Челищев и читавший приговор лейб-гвардии Семеновского полка поручик Дирин.»

"Народная Воля", №4, 1880:
"4 ноября, в 8 часов 10 минут утра, на Иоанновском равелине Петропавловской крепости повешены социалисты-революционеры Александр Александрович Квятковский и Андрей Корнеевич Пресняков.
Они умерли, как умеют умирать русские люди за великую идею: умерли с сознанием живучести революционного дела, предрекая ему близкое торжество."

М.Т.Лорис-Меликов:
"Правительство бывает иногда поставлено в необходимость прибегать к смертной казни; но в данном случае оно, по мнению моему, совершило ошибку; преступления Квятковским и Пресняковым были совершены задолго до казни, а потому наказание это, нисколько не удовлетворив пожеланиям масс, ободрило только и ожесточило террористов. Желябов в показаниях своих не скрывал этого чувства".


***

Приведенные выше письма Квятковского впервые опубликованы Я.Д.Баумом в журнале "Каторга и ссылка", 1927 год, номер 2(31).
Первое письмо написано за 2 два дня до суда, второе - уже после объявления приговора. На второй день после казни прокурор судебной палаты В.К.Плеве послал эти письма директору департамента полиции с сопроводительной бумагой: "Казненный государственный преступник Александр Квятковский в последние дни своей жизни написал два письма к своей сестре, которые были переданы мне. Признавая с своей стороны возможность передать эти письма по принадлежности, имею честь препроводить их на дальнейшее распоряжение вашего превосходительства". На этом отношении надпись: "Просмотрено". О письмах дано такое заключение: "Доставленные при отношении прокурора С.-Петербургской судебной палаты от 5 сего ноября за N 2640 два письма казненного государственного преступника Квятковского от 23 и 31 октября сего года, адресованы им к своей сестре Юлии Квятковской для пересылки их его матери, не заключают в себе резко предосудительного, хотя необходимо заметить, что оба письма проникнуты убеждением Квятковского, что он поступал в отношении политической его деятельности честно, при чем он поручил матери и жене своей внушить его сыну Александру, что он должен любить и уважать все то, что любил и уважал его отец и поступать так, как он поступал". На этом заключении резолюция барона Велио: "Передать нельзя". Родные знали, что департамент полиции задержал письма, Юлия Квятковская обращалась с просьбой возвратить их, но безрезультатно.

Примечания

1) Мать Квятковского - Аполлинария Тимофеевна, урожденная Боровкова - родилась около 1822 г. в Томске. Ее отец был одним из первых основателей золотых приисков в Енисейской губернии. Совсем юной, в 16-17 лет вышла замуж за Александра Васильевича Квятковского. Семья проводила лето на приисках, а зиму в Томске, где бывали политические ссыльные, особенно часто декабрист Г.С.Батеньков и затем М.А.Бакунин - женившийся на двоюродной сестре Квятковского Антонине Ксаверьевне. Один из сыновей, Тихон Александрович Квятковский писал Я.Д.Бауму: "Мать моя... была религиозна по-своему - посещала церковь часто, но не соблюдала постов и почему-то не любила монахов и монахинь. Нам религиозность особенно не прививала. Всегда много читала и до последних дней интересовалась общественными и политическими делами. Революционную деятельность моих братьев никогда не осуждала; разумеется, их судьба принесла ей много горя и страданий, но я ни разу не слышал от нее упреков по их адресу, а только она всегда, чем можно было, старалась облегчить их участь" ("Каторга и ссылка", 1927, номер 2(31), стр.210). Умерла в 1898 г. в Кишиневе у дочери Юлии.

2) Жена Александра Квятковского, Екатерина Константиновна Тоняева. В 1882 г. вторично вышла замуж за народника Иннокентия Павлиновича Пьянкова, члена организации "Черный передел". Иннокентий был сослан в 1881 году в Иркутскую губернию на 15 лет по приговору С.-Петербургской судебной палаты за принадлежность к «народническому обществу» и участие в открытии тайной типографии; в ссылке он поступил на службу на Иркутский винокуренный завод. Благодаря ходатайству старших братьев Пьянкова - Михаила и Владимира, которые в это время жили на Дальнем Востоке и организовали там торговое вино-водочное предприятие - департамент полиции разрешил Иннокентию Пьянкову в 1889 году переехать из Иркутской губернии в Приморскую область, в Хабаровск. В 1892 г. согласно личному заявлению Иннокентий Павлинович Пьянков был причислен к обществу мещан Хабаровска,ему было разрешено заниматься торговлей и промыслами. В 1894 г. три брата – Михаил, Владимир, Иннокентий – составили полное товарищество, организовав крупнейший в регионе торговый дом «М.Пьянков с братьями». Семья Пьянковых активно занималась благотворительностью, на их средства было построено Общественное собрание (ныне хабаровский Театр юного зрителя). В 1910 г. Иннокентий Павлинович пожертвовал Хабаровску 100 тысяч рублей на открытие высшего технического учебного заведения, за что был удостоен звания Почетного гражданина города Хабаровска. Умер в Москве в 1911 году. В браке с Иннокентием Пьянковым у Екатерины Константиновны было четверо сыновей, продолжавших торговое дело отца, и несколько дочерей. В результате революционных событий на Дальнем Востоке в 1923 г. все домовладения Пьянковых были конфискованы. Не согласившись с решением рабоче-крестьянской власти, представители торгового дома пытались хлопотать, добиваясь, чтобы наследникам досталась хотя бы часть богатейшего имущества Пьянковых. Есть даже документ с полным перечнем недвижимости, подтверждающий права семьи на наследство. И все же вернуть ничего не удалось.

3) Тихон Александрович Квятковский, младший брат Александра Квятковского. Летом 1873 г. Александр, проводя каникулы дома, уговорил мать отпустить с ним 11-летнего брата в Петербург для помещения его в реальное училище и готовить его к экзаменам, но вскоре целиком ушел в революционное движение. "Начались обыски, постоянные перемены местожительства, а когда Тимофей Квятковский (еще один брат – см.ниже) был осужден по «делу 193-х» к 9-ти годам каторги и Александр перешел на нелегальное положение, то уже всякие систематичесие занятия со мной прекратились, и мне, в силу обстоятельств, приходилось тоже принимать участие в деятельности братьев и их товарищей" (из писем Т.А.Квятковского к Я.Д.Бауму // "Каторга и ссылка", 1927, номер 2(31), стр.210). В 1875 году Тихон вернулся в Томск, поступил в гимназию. В 1888 году окончил Казанский университет. Служил в земствах (Полтавском, Московском, Киевском), а также в Сибири около 15 лет сельским и городским врачом. В Бийске пользовался значительной популярностью как врач и общественный деятель. Участвовал в Японской и первой мировой войнах. Умер после 1927 года, в последние годы жизни заведовал больницей в Умани.

4) Иннокентий Александрович Квятковский, брат Александра, ветеринарный врач, умер в Верном (сейчас Алма-Ата в Казахстане) после 1927 года.

5) Василий Александрович Квятковский, брат Александра, ведал приисками отца, умер в конце 1880-х годов (в семье было еще два брата – Петр, морской офицер – см.о нем ниже, и Иван)

6) Юлия Александровна Квятковская, сестра Александра, родилась в 1859 г. В конце 1870-х годов была слушательницей женских врачебных курсов в Петербурге. Осенью 1880 года жила на одной квартире с народоволкой Е.Н.Оловенниковой, поддерживала сношения с петербургскими народовольцами, которым передавала письма от содержавшихся под стражей участников процесса 16-ти; состояла в переписке и имела свидания с братом Александром. Вследствие своего знакомства с политссыльными возбудила подозрения в неблагонадежности.
В ноябре 1881 года жена еще одного брата Квятковского, Петра Александровича Квятковского (морской офицер, лейтенант 4 флотского экипажа), Татьяна Евграфовна Квятковская, написала донос на своего мужа Петра и его сестру Юлию, в котором обвиняла их в принадлежности к революционной партии, а также в том, что на революционные цели Петр Квятковский будто бы истратил около 20 тысяч рублей. В результате петербургским обер-полицмейстером было возбуждено дело о его политической благонадежности, а Юлия Квятковская была выслана из Петербурга на родину в Томск. Петр Квятковский через несколько лет покончил в собой в Петербурге.
Юлия Квятковская в 1885 году окончила врачебные курсы. В конце 1880-х-начала 1890-х годов - врач в Херсоне. С 1890-х годов - глазной врач в Кишиневе. Умерла после 1930 года. О Юлии см.также в следующем посте.

7) На время суда всех обвиняемых по процессу 16-ти перевели из Петропавловской крепости в ДПЗ.

8) Жена Квятковского Екатерина жила в это время в Томске.

9) Сын Квятковского от первой жены, Александр Квятковский-младший (1880-1926). На момент казни отца ему было около двух лет.
Впоследствии принимал участие в социал-демократическом движении. Член ЦК РСДРП с 1905 года. С 1918 служил комиссаром Центрального военно-технического управления РСФСР, был близок к Ленину. В 1921 году во время партийных чисток был исключен из партии. В последующие годы был переведён на работу в Англию, с 1925 года возглавлял крупную компанию «Arcos Ltd», специально созданную большевиками для внешней торговли, с уставным капиталом на 1924 год — 900 тысяч фунтов стерлингов. Компания имела и свой собственный банк — «Arcos Banking Corporation Ltd» с уставным капиталом — 700 тысяч фунтов стерлингов. В 1925 году был отозван в Москву и арестован по подозрению в присвоении крупных денежных средств. Дальнейшая судьба неизвестна (в справочниках везде указана дата смерти 1926 год, но что за этим стоит – непонятно)
« <...Квятковский был участником Первой русской революции, искровцем, он входил от большевиков в состав ЦК РСДРП, был близким товарищем Красина. Его, правда, вычистили в 21-м году из партии, но, тем не менее, он был на дружеской ноге с Рыковым. Квятковский знал всех и его знали все, и, вдруг, вызвали из Лондона в Москву и арестовали. Когда заграничные служащие узнали, что арестован сам Квятковский, что другой служащий АРКОСа приглашен в Москву и тоже арестован, тут же начался поток невозвращенцев...> (информация отсюда)


См.также продолжение - еще одно письмо Квятковского с комментарием

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com