?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начало см.здесь: http://naiwen.livejournal.com/1038875.html

Текст еще одного письма Квятковского к сестре Юлии сохранился благодаря В.Н.Фигнер (также член Исполнительного комитета "Народной воли"). Во время процесса 16-ти Вера Фигнер жила на общественной квартире, хозяевами которой были члены ИК А.П.Корба и М.Р.Ланганс. Во время суда туда доставлялось все, что судившиеся передавали через защитников и родных. Фигнер переписала 7 писем к себе в тетрадь от руки. Вот текст этого письма Квятковского (Опубликовано в журнале "Каторга и ссылка", 1930, номер 3(64), стр.102):

Александр Квятковский - Юлии Квятковской, около 30 октября 1880 года

"Милая голубушка Ю.! Крепко, крепко тебя целую. Чем бы ни окончилось дело, я, конечно, уже отрезанный человек от мира сего. Но у меня все-таки остается еще обязанностью, которую, волей-неволей, ты берешь на себя. Я говорю о сыне (1). Я знаю, что ты любишь меня, поэтому спокоен за него, так как ты будешь заботиться о нем не хуже самой матери. Но все же скажу, что я был бы более доволен, если б Н. осталась при своем решении взять его на воспитание. Ей, конечно, это легче будет сделать, чем тебе. (2) Мне не хотелось бы, если б этого не случилось, оставить у тебя по себе воспоминание только в виде разных забот о сыне. Прошу тебя, дорогая моя, не печалиться и не мучиться из-за меня. Я искренно говорю тебе, что хладнокровно жду своего финала. Он не неожидан, а фатален, неизбежен при той деятельности, которой я был предан всей душой. Сознание в правоте дела, твердость убеждений пересиливают тоску и муки о превращении своего бытия в ничто. Тебе же на прощанье я скажу эти прекрасные стихи:
Милый друг, я умираю,
Но спокоен я душой
И тебя благословляю
Шествуй тою же стезей. (3)
Еще раз обнимаю, еще раз целую тебя.
29 октября.
А.Квятковский.

1) В данном письме речь идет о сыне Квятковского от его второго (гражданского) брака с Софьей Ивановой (которая вместе с Квятковским была в мае 1879 г. хозяйкой конспиративной квартиры в Лесном). И этого сына тоже звали Александр. Софья Андреевна Иванова (1856-1927), член Исполнительного Комитета, также судилась по процессу 16-ти вместе с Квятковским, была приговорена к каторжным работам, которые отбывала на Карийской каторге. На момент процесса 16-ти грудной ребенок находился вместе с матерью, Софьей Ивановой, в камере, после приговора Юлия Квятковская взяла его на воспитание. Сохранилось письмо Софьи Ивановой, написанное в адрес Юлии Квятковской перед судом из Петропавловской крепости:

"Я уже снова собиралась писать вам, чтоб узнать, почему вы мне не отвечаете - думала, что мое письмо не дошло до вас. Цветы и угощение получила. Спасибо за память, только напрасно Вы затрачиваете для меня столько денег. Я в этом отношении чувствую себя не совсем ловко, так как и теперь приходится взвалить на Вас заботу о более существенных и даже необходимых вещах. Дело в том, что для моего сынишки нужно теплое платье, ибо не в чем его выносить гулять, да и на волю ему будет выдти не в чем. Нужно, следовательно, шапку, платок на голову и теплое пальто, которое я могу соорудить сама, если Вы пришлете матерьялу, так как такие маленькие вещи, вероятно, не продаются готовыми. Впрочем, я об этих вещах имею весьма смутные понятия и думаю, что Вы лучше знаете, что именно нужно закупить для этого и потому указаний не делаю. Мне самой нужен какой-нибудь теплый платок на плечи - если можно принесите. Деньги у меня еще есть и хватит на весь этот месяц, так что вы пока не присылайте. За медицинские книги большое спасибо; Нимейера я Вам уже возвратила, другие же пока читаю. Больше ничего не нужно, кроме журналов. Сын мой теперь так вырос, что вы его не узнаете. К моему великому удовольствию, его теперь уже можно кормить кашей, бульоном и поить молоком прямо из чашки, так что Вам или тому, кто будет с ним возиться после меня, трудно будет справиться с ним только ночью. Больше писать некогда и потому пока до свидания. Крепко Вас целую и желаю быть здоровой.
С.Иванова". (Цит. по "Архив "Земли и воли" и "Народной воли", М., 1932, стр.250-251)

Сын Квятковского и Ивановой умер у Юлии через четыре года от дифтерита (в 1884 году), во время пребывания Софьи Ивановой на каторге.
Софья Иванова вышла на поселение весной 1885 года в г.Киренске Иркутской губернии, в 1888 году вышла замуж за политического ссыльного Антона Степановича Борейшу. В 1900 году выехала в Европейскую часть Российской империи, жила в Чернигове, Курске, Нижнем Новгороде. До февральской революции 1917 года работала в Красном Кресте для помощи заключенным. После Октябрьской революции - член Общества политкаторжан, автор мемуаров. Умерла в Москве в 1927 году, похоронена на Новодевичьем кладбище.

2) Н. – Настя, жена Ивана Квятковского (еще одного брата Александра). Почему она в итоге не взяла ребенка на воспитание – неизвестно.

3) Отрывок из стихотворения Н.А.Добролюбова, написанного им незадолго до смерти. Вот это стихотворение полностью:

Милый друг, я умираю
Оттого, что был я честен;
Но зато родному краю,
Верно, буду я известен.

Милый друг, я умираю,
Но спокоен я душою…
И тебя благословляю:
Шествуй тою же стезею.

Comments

urfinwe
Jul. 18th, 2014 05:52 am (UTC)
Ну, в общем, весьма вероятно. Это как с Сапегами. Казалось бы, род крупнейших магнатов ВКЛ, а подиж ты, среди белорусских крестьян тоже довольно распространённая фамилия.
naiwen
Jul. 20th, 2014 06:30 am (UTC)
так, наверное, крестьяне и получали фамилии по фамилии владельца. У многих крестьян ведь вплоть до начала ХХ века не было постоянных фамилий.
urfinwe
Jul. 20th, 2014 05:38 pm (UTC)
Мне как-то всегда не верилось в наделение крестьян фамилиями их владельцев. Особенно владельцев-шляхтичей. Как так - дать свою блаародную фамилию какому-то хаму? Может, ещё и герб ему? Нет, предполагаю, что тут иная история - рода были разветвлёнными, часть потомков богатела, а часть - постепенно переходили в низшие сословия, вплоть до крестьянского.
naiwen
Jul. 20th, 2014 05:49 pm (UTC)
ну, западная шляхта к середине девятнадцатого века действительно сильно деклассировалась. Обедневшие шляхтичи, не сумевшие подтвердить дворянские права, переходили в сословие однодворцев, а однодворцы уже приравнивались к податным сословиям, фактически это вольные крестьяне (примерно как "вольные хлебопашцы"). Но магнатский род - это все-таки магнатский род (хотя я не знаю, насколько четко проводилась граница между магнатами и просто шляхтой, вот приходилось даже читать, что Потоцкие - не истинные магнаты, а выслужившиеся и разбогатевшие шляхтичи, и более древние роды их за это не считали ровней и презирали)
urfinwe
Jul. 21st, 2014 06:14 pm (UTC)
В 19 веке шляхтичи переходили не только в сословие однодворцев, но также мещан и государственных крестьян. А из государственных крестьян они порой переходили в собственность помещиков.

Впрочем, подобные процессы происходили и до раздела РП. Магнаты частенько притесняли лаптюжных шляхтичей, порой опротестовывали их шляхетность и приписывали к своим крепостным. Я давеча немного копал литературу по полоцким боярским родам, которые сперва дошли до состояния земян, а потом и до мещан.

Магнацкие же рода тоже возникали не на пустом месте. Семьи были большими, кому-то везло больше, кому-то меньше.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com