Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Categories:

Историческое мимоходом: просто одно письмо...

Из-за завала на работе, а также необходимости подготовки игровых документов перед игрой, я не успеваю пока писать исторические заметки, хотя еще хочется написать многое. Вот, например - хотела сделать целый большой пост про этот сюжет, - о любви, о выборе, о праве на выбор, о том, как правильно - на площадь/в лес или в легальную деятельность - там сам сюжет интереснейший, дающий почву для множества размышлений.
Но я просто физически не успеваю - но вот, одно письмо, не могу не перепечатать целиком.
Начало истории (чтобы была понятна историческая канва и действующие лица) см.здесь: Рука, качающая колыбель
(смотрю сейчас, кстати - есть ошибки в старой публикации)



<Зыгмунт Сераковский - Аполлонии Сераковской (Далевской), Алжир с 19 на 20 ноября 1862 года</b>

(В Алжире капитан Генерального штаба, сотрудник Военного министерства Сераковский находился в служебной командировке. Его свадьба состоялась 3 месяца назад)

"Милая моя, дорогая моя, наияснейшая госпожа моя! (здесь и далее выделено в оригинале - РД).
Сегодня мне хорошо. Я чувствую, что Полька меня любит (Полька - семейное прозвище Аполлонии - РД), что не может меня не любить. У меня сегодня ощущение силы, мощи и бесценных сокровищ, которыми я обладаю в тебе. Я долго сегодня думал об этом.
Слушай, Полька! Я был сегодня в многочисленном обществе у маршала и его жены. Рассуждали об истории. Я говорил о необходимости самопожертвования и, говоря об этом, чувствовал, какое счастье быть богатым, быть таким богатым, каким сейчас являюсь я. Какое это счастье - иметь тебя, иметь возможность стольким пожертвовать. Чем может пожертвовать тот, которому опротивела жизнь? У меня же есть бесконечное счастье самопожертвования - у меня есть ты. Сознание этого дает силу, дает авторитет, дает достоинство словам и даст достоинство делам. Можешь порадоваться, Полька, я хорошо говорил сегодня, а еще лучше чувствовал себя.
Слушай далее: я говорил тебе, что когда был школьником, то думал лишь о том, чтобы быть первым, в университете же я совершенно освободился от этого и хотел быть лишь добрым. Но затем, увидев в жизни так много злых и глупых людей, которые занимают высшие посты, чувствуя свою мощь и силу, я вновь жаждал возвышения; жаждал его pro publico bono (для общественного блага - лат. - РД) (в таком случае это даже достойно похвалы), но также и для самого себя. Ты знаешь, что вверху, в горах, свободнее дышится. Даже пропастям вокруг горы придают привлекательность. Мало того. Я знал из истории, что так называемое величие не приносит радости, - и я жаждал его, не отдавая себе отчета, видимо, думая: другим это не дало счастья, ибо ничего, кроме себя, не видели на этой высоте, никого, кроме себя, не любили, значит, мне, может быть, удастся. (Ведь человек всегда мечтает о счастье).
Теперь, насколько можно говорить о величии в отношении ко мне самому, оно потеряло для меня всякую привлекательность. Пожалуй, я всегда стремлюсь занять такое положение, при котором я мог бы принести возможно большую пользу, стремлюсь занять положение только тогда, когда думаю об обязанностях человека и гражданина. Но, когда думаю и мечтаю о личном счастье - теперь, клянусь тебе - более ничего не желаю, лишь только жить с тобой, смотреть в ясные глаза твои, на прекрасное чело, глядеть на тебя, и думать вместе с тобой, и чувствовать вместе с тобой. И я верю, что с тобой могу доказать и найти много такого, чего один я никогда не узнал бы, не нашел и не добился. Кто знает? Быть может, вместе с тобой, мой ангел, мы лучше поймем вечность, и будущее, и истину. Видишь, Полька, как я счастлив.
Твой на веки веков Зыгмунт"


(счастья этой паре оставалось семь месяцев)
Tags: эпоха великих реформ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments