?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вчера у меня в Историчке был день мемуаров. Помимо мемуаров Олизара, я читала еще одни из уже совсем другой эпохи: воспоминания Лонгина Федоровича Пантелеева, шестидесятника-землевольца (первая "Земля и воля"), в дальнейшем, после ссылки в Сибири - известный книгоиздатель (в том числе уже в восьмидесятые годы впервые издал полное собрание сочинений Добролюбова, одно из наиболее полных в то время собрание Мицкевича на русском языке и др.). В последние годы жизни состоял в партии кадетов.
Мемуары эти большие, я пока прочла отдельные кусочки - автор много рассказывает о настроениях в обществе в эпоху александровской оттепели, о студенческом движении, Петербургском университете, о либеральном профессорской бомонде своего времени - Кавелине, Спасовиче, Костомарове, вспоминает о Чернышевском, Добролюбове, Салтыкове-Щедрине, Достоевском...

Но по иронии, первая же главка, которую я выхватила из середины толстой книги и с жадностью прочла - оказалась про следственный процесс, и так оно, знаете ли, актуально легло :)
Перескажу сюжет коротко. Речь идет о процессе "Петербургской революционной организации" (название условное, он же процесс Иосафата Огрызко, процесс Петербургского отделения Жонда народового, процесс петербургской организации "Земли и воли"). Основных подследственных трое - артиллерийский офицер Владислав Коссовский (про него я толком ничего не знаю, так что даже не поняла, в чем он там реально замешан), и двое петербургских чиновников и книгоиздателей - Огрызко и Пантелеев. Парадокс в том, что они, в общем, все не невинные овечки - то есть они действительно участвовали в какой-то нелегальной деятельности, но между собой связаны очень слабо - как-то знакомы, имеют каких-то общих знакомых... - а им пытаются на основании таких смутных знакомств пришить общее дело (тут же с ними судится еще человек 5-6 совсем уж каких-то посторонних). Второй парадокс в том, что следствие и суд проходят в Вильно, под военным управлением Муравьева - куда специально отвозят арестованных. Выясняется, что Муравьев с давних пор терпеть не может Петербургского генерал-губернатора Суворова (с полной взаимностью) и решает утереть ненавистному сопернику нос, доказав, что он просмотрел крамолу у себя под носом в своей епархии. Пока идет длинное следствие (на дворе 1865 год, следствие длится года два), за это время Муравьева успевают уйти, его сменяет в Вильно Кауфман - но для подследственных ничего не меняется. И вот, собственно, Пантелеев с ужасом вспоминает это следствие - так как все дело было изначально шито белыми нитками. Опять-таки, хорошо, когда ловят вооруженных повстанцев по лесам - с этими-то все ясно. То ли дело петербургское подполье - поди докажи, что они там делали, ох, тяжелая работа у следователей. В общем, сначала следователи ломают Коссовского, оказавшегося слабым звеном. Коссовский дает откровенные (откровенно фантастические) показания. Следует очная ставка с Пантелеевым. Пантелеев, у которого дома беременная жена, не выдерживает и подтверждает показания Коссовского. Затем начинают ломать самого стойкого - Огрызко (про Иосафата Огрызко надо когда-нибудь написать отдельно, и не одним постом - он сам по себе интересный человек с интересной биографией). Ему объясняют, что если он сейчас признается в том, что стоял во главе организации - то тем самым спасет от ареста и тяжелых наказаний как минимум еще двадцать человек, на которых у следствия имеются улики. Но следствие не хочет раздувать процесс до бесконечности, поэтому лучше для них, если признается один Огрызко. Огрызко берет вину полностью на себя и признается в том, что был руководителем организации и так далее. (заметим здесь в скобках, что подследственным постоянно угрожают смертной казнью - чему они, находясь в юрисдикции Муравьева, верят вполне).
Затем происходит неожиданный виток. Коссовского начинает грызть совесть за то, что он дал откровенные показания и погубил товарищей. Он пишет им записку через караульных, предлагая, что он отречется от своих показаний - но тогда и они двое, Пантелеев и Огрызко, должны тоже отречься от своих показаний и сказать, что показания у них вынудили под давлением. Юрист по образованию, Пантелеев соображает, что никаких других доказательств их принадлежности к организации у следствия нет, и что если Коссовский и они все вместе разом снимут показания и скажут, что давали их под давлением - у последующего суда не останется другого выхода, кроме как оправдать обвиняемых (в таком случае максимум, что им грозит - это административная высылка, на которую они уже в такой ситуации готовы с радостью согласиться).
Итак, они сговариваются и все трое разом пишут показания о том, что отказываются от предыдущих показаний. Следствие заходит в тупик. Подследственные уверены, что теперь-то им ничего серьезного не грозит. Каково же было их удивление, когда на суде им объявляют смертный приговор, тут же милостиво конфирмованный на длительные сроки каторжных работ! Однако Коссовскому каторгу тут же заменяют ссылкой на поселение.
Далее выясняется, что под очередным витком давления Коссовский еще раз переменил показания и написал в следственную комиссию о том, что сначала дал свои показания, потом их снял из жалости к Огрызко и Пантелееву, чтобы не губить их напрасно - но потом опять раскаялся, решил послужить отечеству (интересно, какому?) и все-таки утверждает свои предыдущие показания.

Интересно, что Пантелеев, записывающий этот рассказ о следствии и суде много лет спустя, Коссовского не осуждает, зато и через тридцать лет вспоминает свое желание вцепиться следователям и судьям в глотку (они приходили и выматывали душу - не столько допрашивали, сколько "разговаривали за жизнь", без конца упоминали о том, что он погубил свою семью и так далее).

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
hild_0
Oct. 26th, 2014 05:20 pm (UTC)
Психологическое давление как есть...
naiwen
Oct. 26th, 2014 05:21 pm (UTC)
Меня в какой-то степени удивило сходство сюжетов: может быть, я полагала, что в шестидесятые годы уже ТАК не работали.
hild_0
Oct. 26th, 2014 06:48 pm (UTC)
Т.е. раньше тоже так работали?
naiwen
Oct. 26th, 2014 06:51 pm (UTC)
эээ... я теряюсь от вопроса :) а декабристское следствие, про которое весь год говорили большевики, на чем построено? :)
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com