Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Category:

Еще один отрывок из мемуаров Олизара (про следствие)...

не могу удержаться, процитирую еще кусочек.

Описание допроса в Следственном комитете
Сокращенная русская версия Копылова:

"Прежде всего отнесся ко мне Чернышев, но я, не отвечая ему, обратился к великому князю с следующими словами:
"Хотя я и владею в известной степени русским языком, но, прежде чем ответить генералу, почтительнейше прошу Ваше Императорское Высочество дозволить мне объясняться по-французски, так как язык этот мне более знаком. Это крайне важно в деле, в котором всякое дурно-употребленное или непонятное выражение может иметь роковые последствия"
Великий князь переговорил с председателем и некоторыми из генералов, после чего мне и дано просимое мною разрешение. Но Чернышев был, кажется, недоволен моей смелостью и потому заговорил весьма резко:
"Ваша самоуверенность, сказал он, обращаясь ко мне, - скоро уменьшится, когда вы убедитесь, что нам не нужно письменных документов, чтобы доказать вашу вину".
Тогда, вторично обращаясь к великому князю, я говорю:
"Для чего же мне оправдываться, после того, как один из судей объявляет, что без доказательств сумеет найти меня виновным?"
Великий князь и некоторые из членов стали живо возражать: "Не полагайте, - была сущность их слов, - что комиссия желает непременно обвинить вас. Мы, напротив, были бы рады видеть, что вас неправильно примешали к делу".
Слова эти, выказывавшие участие, поправили, как мне показалось, мое положение, и потому я стал воздержнее в объяснениях". (Цит. по "Русский вестник", 1893, август)

Полная версия этого же эпизода, перевод:

"Сперва забормотал мне что-то по-русски Чернышев – тогда я, не отвечая ему, обратился к Великому Князю (который меня узнал) со словами:
«Хотя я немного владею русским языком, но прежде чем отвечать на нем генералу, прошу Ваше Императорское Высочество, чтобы мне дозволено было объясняться по-французски, как на языке, лучше мне знакомом – особенно, когда речь идет о деле, в котором слово неправильно употребленное или плохо понятое может иметь такое большое влияние на мою последующую судьбу».
Тут Великий князь разыграл роль просителя у коллег, особенно у председателя Комитета, дозволяют ли мне разговор на французском языке? – и мне разрешили. Но или оттого, что я слишком смело обратился напрямую к Князю, или пренебрежение и отсутствие ответа на первый вопрос Чернышева жестоко его оскорбило – словом, не мог мне того простить, и наизлейшим стал моим врагом на протяжении всего процесса. Желая, вероятно, доказать, что для него французский язык наравне с русским, начал переводить мне импровизированные вопросные пункты, на которые я должен был дать объяснения, но в одном месте запнулся и остановился…
Я этим воспользовался (все это было не слишком быстро) и отозвался: “Niech pan generał czyta po rosyjsku, ja bardzo dobrze rozumiem, byle mi tylko wolno było po francusku odpowiadać” («Пусть пан генерал читает по-русски, я очень хорошо понимаю, было бы только мне позволено отвечать по-французски» - специально сохранила фразу в оригинале, так как перевод не передает неповторимую ироничную интонацию рассказчика - РД). Здесь его всемилостивейшее терпение не выдержало, и он взорвался резко и сказал мне в гневе: «Вам позволено только отвечать, а не вдаваться тут в вольные разговоры!»
Я на это, еще неторопливей: «Но что же я должен отвечать, когда спрашивающий молчит?» Затаенная усмешка пробежала по всем лицам, а особенно по открытой физиономии Великого князя, а взбешенный Чернышев продолжил: «О, ваши фантазии скоро закончатся, скоро вы узнаете, что мы не нуждается ни в каких письменных свидетельствах, чтобы докопаться до ваших преступлений!» (Цит.по: Olizar G. Pamiętniki. 1798—1865. Lwow, 1892)
Tags: декабристы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments