Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Category:

Кружево: "... Вспоминаю Мечислава и обнимаю от всего сердца..."

... чувствую, что надо выделить в отдельный подкаталог заметки под рубрикой "Кружево или Наша общая история" - а вот, наверное, захотелось записать этот кусочек отчасти по следам поста Лоссэ про "Рылеева-националиста". А отчасти по следам отчета Птахи и реплик в комментах - "живите, друзья. Пожалуйста, живите". Итак, про живущих...

... Киев, гостиница Аксенфельда, 1823 год. Эйдельман в книге "Апостол Сергей" поясняет нижеследующую переписку так:
"Трое искали, но безуспешно, четвертого и наскоро, пером трактирщика, нацарапали несколько строк по-французски..."
(вот уж точно - нацарапали: мне немного жаль, что я временно отдала ксерокс той статьи, где приводятся автографы этих записок - все трое пишут, как курица лапой...)

Г-ну графу Ходкевичу в Киеве
Пользуюсь приездом г-на графа Олизара, чтобы выразить г-ну графу Ходкевичу почтение и сожаление, что не застал его дома, как он мне обещал. Он увидит на своем столе свидетельство моего визита. Я очень желаю провести еще несколько минут с ним перед выездом в Бобруйск, а оттуда бог знает куда Я не перестану настаивать на выполнении его обещания не забыть обо мне, проезжая через Васильков. В ожидании приношу самые искренние уверения в уважении.
Сергей Муравьев Апостол.
PS Вспоминаю Мечислава и обнимаю его от всего сердца.

Едва имея время, дорогой граф, чтобы напомнить вам о себе, так как граф Олизар, который любезно согласился взять на себя поручение передать это письмо, торопит Сергея и меня.
Полностью преданный вам Бестужев.
Дружески обнимаю Мечислава.

Будучи свидетелем этой корреспонденции, признаюсь, что меня также охватило желание нацарапать вам, а так как не имею ничего сообщить, то скажу вам до свиданья.
Г. Олизар.


...Мы довольно много знаем о том, как развивалась эта история. Граф Александр Ходкевич - уже не очень молодой (под пятьдесят) - бывший участник восстания Костюшко, бывший участник Наполеоновских войн - он не был членом Патриотического общества, но был известен о его деятельности и вызвался стать посредником в знакомстве и переговорах южан (Сергея Муравьева и Бестужева-Рюмина) с поляками. Это - самые первые контакты, самые первые встречи, и в них много знакового - потому что участники событий еще ничего не знают о своей дальнейшей судьбе. К этому моменту основатель Патриотического общества - Валерьян Лукасинский - был уже арестован в Варшаве, но еще ничего не открыл следствию о деятельности общества. Среди судеб девятнадцатого века судьба Лукасинского - одна из самых трагических: несколько лет спустя он будет осужден на 7 лет тюремного заключения, однако по факту проведет в одиночном заключении 46 лет, из которых - 38 лет в Шлиссельбурге. Там и умер, не попав по неведомой причине ни под какую амнистию. Вместо Лукасинского на переговоры с Южным обществом в Киев приехал его заместитель, новый глава Патриотического общества - Северин Крыжановский. Его судьба тоже оказалась невеселой - в Сибири в ссылке заболел и умер через несколько лет в нищете, парализованный, потерявший речь и рассудок.

К Ходкевичу же судьба была благосклоннее.
13 апреля 1826 года (знаменательная дата для следствия - именно в этот день происходит решающая очная ставка Пестеля с Александром Поджио - определившая, увы, судьбу первого) - так вот, 13 апреля происходит еще одна очная ставка, отмеченная в журналах Следственного комитета. Вот такая:

"...Отставному польских войск… графу Хоткевичу с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом и с подпоручиком Бестужевым-Рюминым в том, что он Хоткевич сказывал им, Бестужеву и Сергею Муравьеву-Апостолу, что существует в Польше тайное общество, с которым желательно соединить и русское тайное общество, и предлагал даже привесть сие соединение в действо посредством уполномоченного, который был бы прислан в Бобруйск; членами назвал графа Прозора, а из разговоров дал почувствовать и о других лицах. Граф Хоткевич продолжал отвергать сие показание, как сделал и в ответах на допросные пункты, сознаваясь только в том, что Муравьев и Бестужев открыли ему существование российского тайного общества и что он впоследствии познакомил их с Крыжановским, но не как с членом общества польского. Муравьев же и Бестужев остались при своем показании".

Видите, как много и разнообразного пришлось пережить Следственному комитету в этот самый день 13 апреля? А все потому, что нехорошее число.
...И коль скоро следствие не доказало принадлежность графа Александра к тайным обществам - Ходкевич легко отделался, всего-то жительством в Житомире под надзором полиции. Через год надзор с него был снят и граф вернулся в свое имение Млынов в Волынской губернии - где и жил тихо и мирно до самой своей смерти в 1838 году.

... А нас интересует в этой истории, помимо прочего, помянутый Мечислав - и интересно, кто-нибудь из числа тех, кто читал Эйдельмана и помнил про эти записочки, задумался над тем, сколько этому самому Мечиславу - которого так трогательно обнимают и передают приветы - лет?
... В 1823 году Мечиславу Ходкевичу было 16 лет - он младший сын графа Ходкевича (всего в семье трое детей, старшая дочь уже замужем). (заметим вскользь, что старший родной брат Мечислава Ходкевича - Ян Кароль Ходкевич - успел побывать в ссылке на Оренбургской линии... но вернулся довольно быстро...)
... Пройдут годы - и в 1837 году Мечислав Ходкевич женится на дочери еще одного героя этой истории: его женой станет Людвика Олизар, дочь графа Густава Олизара от его первого брака с Каролиной де Моло. Олизар, разведшись с первой женой, был воистину образцовым папашей - Каролина была легкомысленной особой и воспитанием детей не занималась, так что фактически Людвику и ее брата Кароля вырастил отец и в дальнейшем его вторая жена, Юзефа Ожаровская.

Брак Мечислава Ходкевича и Людвики Олизар оказался мирным и счастливым. Супруги жили попеременно то в имении Ходкевичей в Млынове, то приезжали в Дрезден - где с некоторого времени обосновался Густав Олизар, и подолгу жили у него. Семейство успело наплодить пятерых детей - трех сыновей и двух дочек - но, к сожалению, Мечислав умер в Дрездене в 1851 году (в довольно молодом возрасте - 44 года). Людвика же прожила долгую жизнь - скончалась в 1882 году.

... А дальше... а дальше (если кто-то ожидает особенно драматического развития событий) не произошло, собственно, ничего особенного. Сменялись поколения. Родословная Ходкевичей легко находится в интернете: это живой, не прервавшийся род. И что кажется даже чуточку удивительным - просматривая родословное древо, я не нашла в нем никаких зловещих крестов в известные роковые даты - будь то 1863 год... или, например, 1944. Похоже, что бури и трагедии девятнадцатого и двадцатого веков счастливо миновали это семейство (хотя, конечно, отсутствие смертей еще не означает полную безоблачность жизни, но...) Последние живые прямые потомки рода по мужской линии - 1989 года рождения: это, кажется, шестое или седьмое поколение - они живут во Вроцлаве, и они... Боже мой, они на двадцать с лишним лет моложе меня.

Живые прапрапрапра... правнуки того Мечислава, которого в 1823 году обнимали двое. И им оставалось три года жизни. И почему-то именно это очень важно.
Tags: ХХ век, декабристы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments