?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

... признали мы за благо определенные сим преступникам казни и наказания смягчить… (из всемилостивейшей конфирмации приговора Верховного уголовного суда по процессу над декабристами)

Публицисты, юристы, общественные деятели, протестовавшие на протяжении долгого времени против смертной казни, в числе прочего указывали на то, что период между объявлением приговора и собственно казнью, процесс ожидания – является сам по себе тяжелейшим дополнительным наказанием, не предусмотренным приговором, провоцирующим своего рода «душевную болезнь» у приговоренного смертника.
Ушерович в своей книге приводит, в числе прочего, список несостоявшихся смертников – тех, кому смертный приговор был объявлен, но по разным причинам не приведен в исполнение. Между тем этот список (по-видимому неполный и неточный) объединяет довольно разные случаи. Например, декабристам, осужденным по первому разряду, читался приговор «к смертной казни отсечением головы» - и сразу же, без перерыва, конфирмацию приговора, осуждающую в вечные каторжные работы. Таким образом многие из этого списка (30 человек), вероятно, не успевали по-настоящему пережить ужас смертного приговора. Вероятно, такая практика бывала и в последующие годы – например, похожую ситуацию описывает Пантелеев в своих мемуарах – когда на процессе 1865 года в Вильно ему и Огрызко сначала объявили смертный приговор, и тут же, без перерыва, замену смертного приговора различными сроками каторжных работ. Предположительно в некоторых случаях (специально не занималась таким исследованием, но намеки в разных мемуарах и описаниях встречала) первоначальный смертный приговор вообще не объявлялся приговоренному (особенно при скоротечных военно-полевых судах), а доводилась до сведения только «милостивая конфирмация» (например, в 1864 году участников Казанского заговора судят закрытым военным судом, выносят около десятка смертных приговоров, которые отправляют на высочайшее утверждение, по итогам расстреливают четверых – а остальные, по-видимому, были даже не в курсе, что их жизнь какое-то время висела на волоске)
Однако были и другие прецеденты, когда осужденные переживали полноценную драму ожидания в течение нескольких дней, недель и даже месяцев, а также известные спектакли-инсценировки, которых было более одного (хотя, кажется, эти театральные представления закончились с эпохой Николая I и при последующем царствовании уже не применялись)

Вероятно, никто никогда не проводил специального исследования, я тоже никогда не собирала целенаправленно такого рода информацию. Поэтому здесь запишу лишь несколько разрозненных заметок о помилованных и выживших смертниках.

«В мае месяце по приговору комиссии Сухинову объявлено, что он должен быть четвертован. Дело отправлено в Петербург. В первых числах июля получен ответ: государь повелел вместо смертной казни, - лишить чинов, дворянства, переломить шпагу перед полком, подвести под виселицу и отправить в Сибирь в вечную каторжную работу» - так вспоминает Вениамин Соловьев о приговоре военного суда в Могилеве в 1826 году ("Записка о Сухинове").
Он пишет о Сухинове, но тот же приговор относится и к нему самому – таким образом, офицеры – участники восстания Черниговского полка – в течение двух с лишним месяцев живут в ожидании объявленного четвертования. Дальнейшую судьбу Сухинова и Соловьева я здесь пересказывать не буду, про заговор в Зерентуйском руднике многие знают – обратимся к менее известным у нас судьбам.



Вениамин Николаевич Соловьев - член Общества Соединенных славян, участник восстания Черниговского полка (акварель Николая Бестужева)

Петр Высоцкий (организатор военного заговора подхорунжих и «застрельщик» Ноябрьского восстания) был взят в плен раненым в окопах Воли при обороне Варшавы и вывезен для суда в Бобруйскую крепость. 28 октября 1831 года военный суд приговор его к четвертованию, которое тут же было милостиво заменено повешением (узнаваемый почерк Николая Павловича, да). Однако уже после объявления приговора обвинительный акт был затребован лично императором, который распорядился перевезти осужденного в Варшаву и там судить Верховным уголовным судом. Впрочем, этот новый Верховный уголовный суд не был похож на суд над декабристами – для разнообразия Николай Павлович решил устроить показательный процесс. Поэтому суд был публичный и даже с адвокатами. Однако самое дивное в этой истории – это хронология событий. В начале 1832 года уже осужденного на смерть Высоцкого в кандалах перевезли в Замостье, а в ноябре 1833 года – в Варшаву. Новый суд (состоящий из 5 русских и 4 поляков) длился с 30 сентября 1833 года до начала февраля 1834 года. 4 февраля был объявлен новый приговор – к смертной казни через повешение. 13 февраля приговор был окончательно конфирмован и осужденного вывели под виселицу, после чего… увели в камеру обратно и потребовали написать прошение о помиловании. Писать прошение осужденный отказался – после чего естественным путем стал ждать новой конфирмации и исполнения приговора.
Легенда гласит, что Высоцкий, вместо прошения о помиловании, написал императору «я не затем поднимал оружие, чтобы просить помилования, а чтобы мой народ никогда более не нуждался в императорских милостях» - однако об этом пишет Агатон Гиллер, мемуарист неточный и пристрастный, который встречался с Высоцким годы спустя в Акатуе – сам же Высоцкий не был мастером высоких слов. Сам он в одном из позднейших писем уже после амнистии вспоминал об этом так: «Поскольку я не просил помилования, хотя от меня этого требовали, - ибо, не сумев защитить свою честь на поле битвы, я вынужден был сохранить ее на эшафоте, - я никогда не думал, что буду жить» (публикатор писем указывает, что в оригинале зачеркнуто слово «буду», и сверху подписано «желаю»)
Впрочем, фраза, приписываемая Высоцкому, по тону и сути сходна с известной фразой, которую якобы по легенде сказал то ли Николай Бестужев, то ли еще кто-то из декабристов: «желаю, государь, чтобы впредь жизнь ваших подданых зависела от закона, а не от ваших прихотей» - и, в общем, при всех индивидуальных различиях все это люди одного поколения и схожих общественных идеалов.
Ожидание затянулось, только 16 сентября 1834 года из Петербурга пришла окончательная конфирмация – смертная казнь заменялась на 20 лет каторжных работ.
Вот кто-то вообще хорошо себе представляет эту ситуацию – фактически почти три года ожидания смертной казни?
(дальнейшие приключения Высоцкого в Сибири здесь пока опускаю – это тема для следующих постов – скажу пока только, что он дожил до амнистии и до глубокой старости – умер в 1875 году в возрасте 78 лет. Когда уже в 1863 году власти пытались заставить старика снять с головы запрещенную конфедератку – которую старый Высоцкий, не поддерживавший новое повстанческое движение, тем не менее упорно носил – он только пожал плечами и сказал: «Слушайте, ну что вы мне еще можете сделать? Казнить? Ну, казните вместе с этой шапкой» - так от старика и отвязались, махнув рукой)

Высоцкий.jpg

Петр Высоцкий. Портрет эпохи Ноябрьского восстания



Петр Высоцкий. Фотография после амнистии, около 1860- года

О судьбах помилованных в последнюю минуту петрашевцев – вероятно, Ангел (как специалист по Достоевскому) может рассказать больше, чем я. Известно, что один из осужденных – офицер Григорьев – сошел с ума. Психическое заболевание у него, по-видимому, началось еще в крепости во время следствия – а ночь перед «казнью» и сцена с инсценированным расстрелом окончательно повредила его рассудок. Тем не менее, это не помешало его сослать в каторжные работы в Нерчинские заводы. Декабрист Трубецкой сообщал в письме И. И. Пущину в июне 1850 года о Григорьеве: «Последний совершенно уничтожен и телесно и нравственно.... Он, говорят, многого не помнит и делает иногда о себе вопросы, которые изумляют других». В 1856 году был выпущен на поселение и в 1857 году в состоянии умственного расстройства отдан на попечение родных в Нижний Новгород.
Однако большинство остальных петрашевцев, по-видимому, пережили «приключение» более-менее без вреда для психики – во всяком случае многие жили долго: так, Плещеев - известный литератор и общественный деятель, в 60-е годы близкий к первой "Земле и воле", умер в 1893 году, Кашкин – в дальнейшем либеральный общественный деятель – умер в 1914 году, Ахшарумов – в дальнейшем также известный врач и общественный деятель – в 1910 году и так далее. При этом Кашкин был единственный, которому стоявший рядом с ним офицер-распорядитель «казни» успел шепнуть о том, что все это инсценировка, и что осужденные с завязанными глазами у столба и все остальные будут помилованы – однако, кроме Кашкина, никто не услышал это признание.



Николай Сергеевич Кашкин - один из помилованных петрашевцев

Любопытно сложились в Сибири судьбы двух осужденных по процессу Киевской организации Конарского (см. также об этом процессе здесь).
Четыре человека – Мошковский, Михальский, Бопрэ и Боровский были поставлены под виселицу в саванах и с надеванием петли на шею – и «милостивая конфирмация» была объявлена в последний момент. Петр Боровский – до приговора владелец частного мужского пансиона в Киеве - отправленный на каторгу в Нерчинский завод, долгое время работал в гранильном цехе. Вместе с Антонием Бопрэ они стали одними из главных организаторов Нерчинского «огула» (касса взаимопомощи для политссыльных, аналог Большой и Малой Артели у декабристов) и передвижной библиотеки для ссыльных. Затем, выйдя на поселение, Боровский оказался одним из самых удачливых коммерсантов – разбогател на торговле, а затем стал владельцем золотых приисков. Зажиточный Боровский оказывал материальную помощь декабристу Михаилу Кюхельбекеру, а также одному из беднейших декабристов – Александру Луцкому (пометка самой себе на заметку – об истории Луцкого сделать отдельный пост – РД). После амнистии Боровский остался в Сибири, в 1858 году получил вид на временное жительство в Забайкальской и Иркутской губерниях, а в 1865 году – право свободного проживания. Точная дата смерти удачливого золотопромышленника в Сибири неизвестна, еще в 1873 году он проживал в Забайкалье и числился купцом 2-й гильдии. Антоний Бопрэ, дипломированный доктор медицины – какое-то время тоже работал в гранильном и точильном цехе, однако затем был переведен сторожем при Нерчинском госпитале, и в дальнейшем занимался нелегальной врачебной практикой – нелегальной потому, что официального разрешения, как политический ссыльный, на занятия медициной, не получил – однако врачей катастрофически не хватало, поэтому сибирская администрация закрывала глаза на запрещенные занятия ссыльных; для «прикрытия» использовались бланки рецептов, подписанные местными врачами (квалификация которых была, как правило, гораздо ниже квалификации ссыльных). Помимо медицины, Бопрэ занимался также торговлей и сельскохозяйственной кооперацией, под Иркутском организовал большое образцовое хозяйство, в котором использовал наемный труд других ссыльных (как хотите, так и понимайте – можно считать, что он эксплуатировал товарищей по несчастью, а можно считать – что давал им работу и кусок хлеба), дружил с Мишенькой Волконским – сыном декабриста Сергея Волконского. После амнистии выехал на родину, умер в возрасте 78 лет.

Еще одна инсценировка казни состоялась в 1846 году в Кельце по процессу Петра Сцегенного, католического священника-социалиста, родом из крестьян. Вместо обычной процедуры преломления шпаги над головой – символизирующего лишение дворянства – в данном случае сначала провели обряд лишения Сцегенного духовного сана (нельзя ведь повесить человека в духовном сане), затем надели петлю на шею и… объявили милостивую конфирмацию. История ксендза Сцегенного заслуживает отдельного рассказа, здесь скажу только, что и он прожил очень долгую жизнь – дожил почти до девяноста лет, причем приключался по разным ссылкам четверть века (Нерчинск, Иркутск, Пермь, повторная высылка в Соликамск за организацию нелегальной помощи ссыльным…) и только в 1871 году вернулся на родину. Лишь в 1883 году ему был возвращен духовный сан и разрешено служить в госпитале для бедных в Люблине. О последних годах жизни этого удивительного пастыря очевидцы вспоминали так: «Напутствуя умирающих, уходящих из жизни жильцов приюта Яна Божьего в Люблине, он произносил речи таким проникновенным голосом, так стремился показать, что умирающий сделал все, что мог в этой жизни для тех людей, которые жили и которым еще предстоит жить, что умирающий на время забывал о тяжких предсмертных страданиях, о тягостных и неприятных моментах своей прожитой жизни и начинал верить в скорое избавление от телесных страданий и мук».



Отец Петр Сцегенный


Продолжение (вторая половина девятнадцатого века) здесь: http://naiwen.livejournal.com/1119250.html

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
intent_reader
Nov. 26th, 2014 06:20 pm (UTC)
У Николая Богданова, специалиста по биографии Достоевского, есть статья как раз об эпилепсии Достоевского, могу поискать. Вкратце - считается, что толчком послужила это прости-Господи инсценировка.
naiwen
Nov. 26th, 2014 06:23 pm (UTC)
охотно верю.
И, возможно, о многих мы просто не знаем - человек с эпилепсией может жить долго и не афишировать на каждом углу свои проблемы.
odna_zmeia
Nov. 26th, 2014 07:12 pm (UTC)
Слушай, если у тебя есть ссылка или текст, скинь, пожалуйста? Очень хочется глянуть. (Хотя этот какой-то не тот глагол, гм.)
intent_reader
Nov. 26th, 2014 07:18 pm (UTC)
У меня в бумажном виде - в альманахе "Достоевский и мировая культура", номер навскидку не скажу, Богданов много пишет. Я поищу нужный номер, заодно вообще посмотрю, может, еще чего интересного писали про петрашевцев.
odna_zmeia
Nov. 27th, 2014 05:18 pm (UTC)
Слушай, если ты найдешь книгу, можно тебя попросить принести ее в субботу на спектакль? Я бы постаралась тебе ее оперативно вернуть.:)
intent_reader
Nov. 27th, 2014 05:40 pm (UTC)
Поищу :)
intent_reader
Nov. 28th, 2014 08:23 pm (UTC)
Слушай, у меня такое чувство, что меня подвела память и, видимо, это был доклад, а не статья. Я нашла в сети статью, опирающуюся на похожие цитаты: http://realis.org/ru/publications/articles/117-svjaschennaja-bolezn-dostoevskogo?showall=&limitstart=0 Но это не совсем то, к сожалению :(
Зато нашла в одном из номеров письмо Достоевского Анненковой, а в другом - довольно подробный рассказ о Спешневе, тоже одном из петрашевцев, том самом, к которому Достоевский перед эшафотом обратился со словами - "Nous serons avec le Christ" и получил ответ Спешнева ("с усмешкой", как в воспоминаниях) - "Une peu de poissiere!"
Принести?
odna_zmeia
Nov. 28th, 2014 11:15 pm (UTC)
О, спасибо! Захвати, пожалуйста.:)
lubelia
Nov. 26th, 2014 06:43 pm (UTC)
Черниговцы мне всегда выносят мозг. ( На игре зацепило-то, самым краешком, первым разрядом - и уже выше крыши и до кошмаров.)
А тут ждать четвертования и так долго. Меня не хватает это вообразить...
odna_zmeia
Nov. 26th, 2014 07:19 pm (UTC)
Сейчас очень бегло, не могу подробнее - история Высоцкого ошеломляет.
naiwen
Nov. 26th, 2014 07:53 pm (UTC)
у меня есть смутное, не подкрепленное ничем подозрение, что Николай Павлович был очень, очень огорчен тем, что ему в руки не достались Чарторыйский и прочая компания. Поэтому нужно же было отыграться хотя бы на котиках? Это, кажется, единственная внятная причина, которую я могу предположить - почему истории Лукасинского, Высоцкого носят такой особенный оттенок адского сюра и треша.
shoshana_flor
Nov. 29th, 2014 08:46 pm (UTC)
Э... А как они себе представляли лишение духовного звания светской властью?..
naiwen
Nov. 29th, 2014 10:49 pm (UTC)
они обращались к соответствующим тому периоду духовным властям. В книге была подробно описана процедура (она любопытна), но я боюсь переврать, книга не под рукой. В общем, суть в том, что процедура была выполнена с нарушениями, но кого это в Российском государстве волновало?
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com