Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Category:

"Россия под надзором: отчеты III отделения 1827-1869". М., 2006

Очень познавательная книжка. То есть, собственно, в ней опубликованы именно они - ежегодные отчеты и "нравственно-политические обзоры" за указанный период времени. В основном все эти отчеты построены по единому принципу: состояние умов и нравов в империи и ее отдельных регионах, отношение к важнейшим политическим событиям и разным постановлениям, отношение к различным ведомствам и так далее.
Судя по этим отчетам, три основные проблемы сильнее всего занимают воображение надзирающих органов в николаевское время (до александровского я еще не дочитала)
- крепостное право в России - это пороховая бочка, которая того и гляди взлетит на воздух - но при этом отменить его никак нельзя, потому что это означает "раскачивать лодку".
- состояние умов в западных губерниях. Каждый год добрая половина отчета посвящена положению в западных губерниях и каждый год пишется примерно одно и то же: "состояние умов в этих губерниях все еще неудовлетворительное", "население западных губерний не проявляет истинной преданности правительству", "нельзя ожидать, что мир в этом регионе будет длительным" и так далее. Уже сидишь и думаешь - ну, блин, сделайте уже с этим хоть что-нибудь (дустом их, а?)
- коррупция в России, которую победить нельзя, просто потому, что нельзя.
А кроме этих трех проблем, в основном в обществе царит согласие и любовь к Государю.

Ниже несколько характерных кусочков в качестве рекламы...

(Из отчета за 1827 год)
Молодежь, т.е.дворянчики от 17 до 25 лет, составляют в массе самую гангренозную часть Империи. Среди этих сумасбродов мы видим зародыши якобинства, революционный и реформаторский дух, выливающийся в разные формы и чаще всего прикрывающийся маской русского патриотизма (выделено в оригинале - РД). Тенденции, незаметно внедряемые в них старшими, иногда даже их собственными отцами, превращают этих молодых людей в настоящих карбонариев. Все это несчастье происходит от дурного воспитания. Экзальтированная молодежь, не имеющая никакого представления ни о положении России, ни об общем ее состоянии, мечтает о возможности русской конституции, уничтожении рангов, достигнуть коих у них не хватает терпения, и о свободе, которой они совершенно не понимают, но которую полагают в отсутствии подчинения. В этом развращенном слое общества мы снова находим идеи Рылеева, и только страх быть обнаруженными удерживает их от образования тайных обществ... Главное ядро якобинства находится в Москве, некоторые разветвления - в Петербурге. Но тайные политические общества не образуются без иностранного влияния...

(Из отчета за 1830 год)
Масса недовольных слагается из следующих элементов:
1. Из так называемых русских патриотов, воображающих в своем заблуждении, что всякая форма правления может найти применение в России: они утверждают, что Императорская фамилия немецкого происхождения, и мечтают о бессмысленных реформах в русском духе
2. Из взяточников и лихоимцев, которые боятся суровых мер, направленных против их злоупотреблений
3. Из гражданских чиновников, жалующихся на то, что их держат в черном теле, отдавая предпочтение военным и затрудняя им даже получение отличий.
4. Из литераторов и части читающей публики. Литераторы, как было уже сказано, испытывают некоторый страх перед преследованиями, а читатели жалуются на то, что мысли их подвергаются стеснению.
5. Из гвардейских офицеров, которые выражают определенное недовольство тем, что с ними, также как и с войсками, дурно обращаются.
6. Из некоторых армейских офицеров, завидующих гвардейцам.
7. Из помещиков, которые жалуются на недостаток правосудия и недостаточное стремление изменить ход дел.
8. Из крупных коммерсантов, разделяющих мнение последних.
9. Из раскольников.
10. Из всего крепостного сословия, которое считает себя угнетенным и жаждет изменения своего положения.
Но, несмотря на все это, Государь-Император пользуется всеобщей любовью: любят лично его, несмотря на все неудовольствия, ценят его личные качества и приписывают зло другим. При всяком новом проявлении великодушия или самоотвержения со стороны монарха все инсинуации фрондирующих стушевываются...

(Из отчета за 1834 год)
Поистине можно сказать, что русские гордятся своим Государем; они видят, что Россия ныне в политическом отношении занимает первое место между европейскими державами, что она составляет оплот всех государей, желающих сохранения порядка, и грозное страшилище для врагов общественного устройства. Видя таковое положение России, и что столь высокая цель достигнута не силою оружия, не потоками крови, рассуждающая публика понимает, что сим обязана Россия единственной стойкой, твердой и прямодушной политике Государя. Хотя в течение последних четырех лет либерализм сильно распространился во многих европейских государствах, со всем тем дух сей... у нас не только не усилился, но, напротив того, число вольнодумцев в отношении политическом с каждым днем уменьшается. Вникая в причины сего, мы видим, что сие происходит именно от того, что Государь, так сказать, сроднился с Своим государством. И либералы по-своему любят Отечество; и им не чужда национальная гордость. Ныне же они видят, что достоинство России, величие ее крепко соединены с качествами той мощной руки, которая нами управляет. При сих понятиях либерализм должен исчезнуть, и действительно он у нас сильно упадает...

(Из отчета за 1836 год)
О замечании генерала Дребуша, что деятельность поляков обращена на столицы, можно сказать, что сие весьма правдоподобно. Здесь есть несколько поляков, которые в сем отношении обращают на себя особенное внимание высшего наблюдения. ... В действиях их ничего нет противозаконного, уловить их в чем-либо, что могло бы дать правительству подвергнуть их взысканию, невозможно; но противозаконие состоит в их образе мыслей, в изъявлении коих они, впрочем, крайне осторожны. Они не составляют особенного между собою общества, но разумеют друг друга, и каждый мыслью про себя действует в одном духе, в духе поляцизма...
(там же) Сведения о духе жителей Польских губерний показывают, что расположение их к правительству ежели и не совершенно враждебно, то по крайности весьма сомнительно и что продолжение самого бдительного надзора за ними необходимо. Это заключение выводим мы об общей массе населения тех губерний, но среди того населения есть многие, которые, постоянно упорствуя в ненависти своей к правительству, продолжают питать безрассудные свои мечты и стараются сколь возможно распространить понятия сии и чувства между соотечественниками своими. Действуя с крайней осторожностью, с большою скрытностью и, так сказать, урывками... они в поступках своих едва ли уловлимы. Всякое следствие ничего бы не обнаружило...

(Из отчета за 1837 год)
Здесь неизлишне будет упомянуть об одном весьма странном обстоятельстве, обнаруженном в Москве во время пребывания там Государя Императора: помещичий крестьянин самых ограниченных понятий, род юродивого, неспособный ни к какой почти работе и по сей причине освобожденный даже своею помещицей от платежа оброка, слыша жалобы крестьян на помещиков и земские начальства, людей фабричных - на фабрикантов, солдат - на тягость службы, возымел мысль о составлении некоего посредничества между правительством и народом чрез избранных из среды народа представителей для улучшения быта простых людей. Мысль сию обдумывал он, как по исследованию оказалось, в продолжение нескольких лет и толковал о ней с разными людьми простого звания, которые его слушали и на которых он, невзирая на свою юродивость, имел в этом отношении и значительное влияние. Все это, однако, делал он, не полагая нисколько, чтоб замышлял что-либо противное правительству, ибо намеревался о сей мысли своей представить Государю и просить Его соизволения на приведение оной в исполнение; однако ж он не был к тому полицией допущен и взят ею и потом по Высочайшему повелению отправлен, согласно собственному его желанию, на житье в монастырь. Частный случай сей, взятый отдельно, конечно, сам по себе не представляет особой важности; но он невольно ведет к заключению, что и у нас в простом сословии народа могут порождаться мысли об изменениях в образе правительства...

(тот же 1837 год)
В начале сего года умер от полученной на поединке раны знаменитый наш стихотворец Пушкин. Пушкин соединял в себе два отдельные существа: он был великий поэт и великий либерал, ненавистник всякой власти. Осыпанный благодеяниями Государя, он однако же до самого конца жизни не изменился в своих правилах, а только в последние годы стал осторожнее в изъявлении оных. Сообразно сим двум свойствам Пушкина образовался и круг его приверженцев: он состоял из литераторов и из всех либералов нашего общества. И те и другие приняли живейшее, самое пламенное участие в смерти Пушкина, собрание посетителей при теле было необыкновенное... Мудрено было решить, не относились ли все эти почести более к Пушкину-либералу нежели к Пушкину-поэту. В сем недоумении, и имея в виду отзывы многих благомыслящих людей, что подобное как бы народное изъявление скорби о смерти Пушкина представляет некоторым образом неприличную картину торжества либералов, - высшее наблюдение признало своею обязанностью мерами негласными устранить все сии почести, что и было исполнено.


(Из отчета за 1838 год)
Все единогласно жалуются на недостаток в ассигнациях, который столь велик, что внутри государства, в губерниях, отделенных от столиц, их вовсе нет в обращении. По сему недостатку, чувствительно затрудняющему денежные обороты, общее мнение, не одной толпы народной, но и купечества признает необходимым выпуск новых ассигнаций; но министр финансов, основываясь на своей системе, никак не склоняется на таковое общее требование. Его обвиняют, что он, придерживаясь финансовой теории иностранных государств, не хочет или не умеет постигнуть, что ассигнации наши не имеют никакого сходства с ассигнациями английскими и французскими. Там ценность их основана на кредите... у нас же они просто деньги, всякий их признает таковыми, и они только тогда могут упасть в цене своей, когда количество их превзойдет существенную в них надобность для оборотов торговли и промышленности...
Tags: бюрократия была, между 1820-ми и 1860-ми, параллели и меридианы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments