?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

и все-таки, надо полагать, определилась.
Поскольку эту историю, вероятно, тоже не все знают - я пока очень кратко объясняю, кого собираюсь играть и почему меня еще давно зацепила именно эта история. Потом буду писать подробнее и выкладывать разные материалы.

Константин Петрович Торсон. Морской офицер. Наполовину швед, наполовину голландец, выпускник Морского кадетского корпуса. Участник русско-шведской войны (впервые принял участие в морском сражении в возрасте 14 лет), войны 1812 года и заграничных походов, ранен, один из немногих морских офицеров, имеющих награды за 1812 год. Собственно, через несколько лет после войны наступил звездный час Торсона - он был принят участником знаменитой Антарктической экспедиции, под командованием Беллинсгаузена на шлюпе "Восток" совершил кругосветное плавание. После экспедиции служил в Кронштадте, потом адъютантом начальника Морского штаба, был назначен разбирать документы Антарктической кругосветки, активно пытался заниматься различными реформами во флоте.
И вот тут с ним случилось, можно сказать, несчастье. В борьбе за реформирование и улучшение флота честнейший Константин Петрович столкнулся, как водится, с воровством, коррупцией, потемкинскими деревнями и всем таким прочим (эту историю прекрасно описывает Михаил Бестужев в своих мемуарах).

А дальше параллельно происходили сразу два процесса. С одной стороны, оскорбленный в лучших чувствах и разочарованный в возможностях легальной деятельности, Константин Петрович скоро оказался членом Северного общества. С другой стороны, морское начальство, желая заткнуть рот и сбагрить куда-нибудь неудобного адъютанта, предложило Торсону руководство новой кругосветной экспедицией, которая должна была обследовать северное побережье и попытаться проплыть по Северному морскому пути. Энтузиаст флота и мореплавания, естественно, с восторгом принял предложение и готовился к экспедиции, которая вдруг могла бы стать эпохальной в истории великих географических открытий (на самом деле Северный морской путь будет открыт еще не скоро, более чем полвека спустя, экспедицией Норденшельда).

Но тут случилось Междуцарствие и 14 декабря, и жизнь персонажа покатилась совсем по другому пути. И здесь опять-таки пока очень коротко: дело в том, что Торсон - человек вообще умеренных взглядов, конституционный монархист, легалист, ни разу не революционер по натуре - от участия в восстании категорически отказался, считая его как минимум преждевременным, неподготовленным и ведущим лишь к бессмысленному кровопролитию. Между тем Рылеев при организации восстания рассчитывал на помощь Торсона и его круг морских офицеров Кронштадта - в частности, обсуждался план ареста царской семьи и ее вывоза за границу на кронштадских кораблях, причем командование предлагали Торсону. Он от всего отказался, накануне восстания буквально хлопнул дверью квартиры Рылеева, на площадь не вышел и весь день 14 декабря провел у себя в Морском штабе, на службе, откуда из окон Адмиралтейства наблюдал происходящее. Тем не менее он был арестован одним из первых и осужден аж по второму разряду. Такой вот парадокс: братья Николай и Михаил Бестужевы, выведшие на Сенатскую площадь соответственно Гвардейский экипаж и Московский полк, получили второй разряд (правда, личным распоряжением Николая I их переписали в первый). И Торсон, который никаких войск не выводил, от участия в восстании отказался и был категорически против - тоже получил второй разряд. Помимо членства в Тайном обществе ему пришили "знание об истреблении императорской фамилии".

И вот, получив в зубы этот - как минимум чудовищно несправедливый в данном случае - второй разряд - этот совершеннейший не революционер, идейный моряк, у которого голова была забита исключительно проектами преобразований на флоте, кораблями, экспедициями и всем таким прочим - вот с таким багажом Константин Петрович отправился на каторгу и в ссылку. И ничего особенно хорошего из такого анамнеза, как водится, не получилось. (далее в другой раз допишу).

Comments

naiwen
Jul. 9th, 2015 07:41 pm (UTC)
сложно сказать. Вообще-то в среднем Северное общество получило приговоры мягче, чем Южное (причина этого в основном в разных методах действия между Чернышевым и Бенкендорфом).
Но Торсона и допрашивали-то всего один раз письменно, и один раз свели на очную ставку с Рылеевым (он сидел не в Петропавловке, а в Свеаборге, и его специально для этой очной ставки привезли из Свеаборга). В принципе Рылеев ему подпортил карму, хотя и не желал этого. Ну и тот самый фактор "не понравился", полагаю - он был человек умеренных взглядов, но независимый, не раскаивался, независимо отвечал на следствии, писал откровенно о необходимых реформах, о непорядках во флоте и др.
Есть еще версия, что ему Моллер - начальник Морского штаба - подгадил. Отчасти это могло быть связано с тем, что у самого Моллера был очень сильно замещан сын, и чтобы отмазать сына (который в итоге вообще не был предан суду и не был наказан, хотя был членом общества и принимал участие в совещаниях перед восстанием, но в конечном итоге тоже отказался участвовать), и чтобы насолить непокорному адъютанту. А так - человек был смирнейший, но - фанатик своего дела. Тут ведь еще любопытно, что уж если действовать неформальными методами, то куда как проще было бы его действительно заслать в северную кругосветку - и из столицы бы удалили (ну, кого бы он там бунтовал на Северном полюсе, белых медведей?), и пользу стране, глядишь, принес бы. Вон на Оренбургской линии генерал-губернатор Перовский отлично понимал, что делает, когда использовал способных политссыльных в своих целях освоения Средней Азии, они там радостно приключались и в итоге служили Перовскому верой и правдой.
boldogg
Jul. 9th, 2015 07:50 pm (UTC)
Вот да, есть такое ощущение, что как-то очень нерационально с ним получилось (кроме всего прочего). Пользы ведь действительно принёс бы много - и сам был бы счастлив, полагаю.
naiwen
Jul. 10th, 2015 03:31 am (UTC)
Ну тут я должна добавить, что по факту между первый и, допустим, пятым разрядом не было какой-то принципиальной разницы в дальнейшей судьбе. А если бы дали, например, восьмой разряд (сразу в ссылку на поселение, минуя каторжные работы) - то этим, как ни парадоксально, пришлось хуже всего. Так-то при своем втором разряде он все-таки прошел всю каторгу и пятнадцать лет ссылки (ну там спасло то, что мать и сестра получили разрешение приехать, и что друзья были рядом). А в одиночной ссылке в каком-нибудь Нарыме загнулся бы, наверное, за пару лет, как многие.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com