Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Category:

Мемуары графа Олизара, продолжение: часть 2, глава 15 (начало)

Ну вот, из ХХ века я снова потихоньку вернусь в девятнадцатый и продолжу выкладывать мемуары Олизара. Следующая глава очень длинная и требует очень большого количества комментариев (так как речь идет о малоизвестных у нас людях и исторических реалиях), поэтому я буду выкладывать маленькими кусочками. Собственно, это последняя глава мемуаров Олизара - а потом я, если повезет, вернусь к тем главам, где он рассказывает историю своего знакомства с Раевскими и вообще начало всей этой истории.

Оригинал: Olizar G. Pamiętniki. 1798—1865. Lwow, 1892.
Русская публикация в сокращении: "Русский вестник", 1893, NN 8-9

Вместо предисловия: http://naiwen.livejournal.com/1269941.html
Часть 2, глава 6: http://naiwen.livejournal.com/1270125.html
Часть 2, глава 8: http://naiwen.livejournal.com/1271264.html
Часть 2, глава 9: http://naiwen.livejournal.com/1277107.html
Часть 2, глава 10: http://naiwen.livejournal.com/1278007.html
Часть 2, глава 11: http://naiwen.livejournal.com/1284808.html
Часть 2, глава 12: http://naiwen.livejournal.com/1288234.html
Часть 2, глава 13 (начало): http://naiwen.livejournal.com/1293529.html
Часть 2, глава 13 (окончание): http://naiwen.livejournal.com/1294233.html
Часть 2, глава 14: http://naiwen.livejournal.com/1297651.html

Курсивом выделены фразы, написанные в оригинале по-французски

Жирным шрифтом выделены фразы, написанные в оригинале по-русски латинским транслитом.

Подчеркнуты слова и фразы, которые выделены в оригинале

* звездочками обозначены авторские примечания мемуариста
1) цифрами обозначены мои примечания (я не повторяю примечания о тех лицах, которые уже упоминались в предыдущих опубликованных главах)

Мы оставили Олизара в момент, когда он вернулся обратно в Киев...

Глава XV

Едва протекло две недели, как получаю эстафету от киевского губернатора, уже знакомого Ковалева 1), взывающего, чтобы я немедленно к нему приехал и поскорее ему показался, почтенный этот человек поприветствовал меня словами:
«Любезнейший граф! Новое несчастье!
Что такое? Спрашиваю, -
«Приказали мне препроводить вас в Киев, удерживать на месте и иметь перед глазами для дальнейшего распоряжения в соответствии с приказами, которые получат от в.князя Константина из Варшавы? Но это, наверное, вскоре выяснится, добавил он учтиво, желая утешить.
Этот новый арест был мне горек, но я его не опасался, не мог представить себе, что он был последствием запроса из закрытого уже Петербургского следственного комитета в действующую еще Варшавскую комиссию 2).

Товарищами этого местного ареста я имел нескольких почтеннейших жителей, среди них гр.Петра Потоцкого 3) - старосту щижецкого 4), Францишка Харленского 5) - бывшего киевского председателя уголовной палаты, и Станислава Федоровича 6), владельца доброй шляхетской деревни, всеобщего любимца; он слыл за очень знающего лекаря от Бога; хотя не патентованный, но прослушавший академические медицинские курсы в Вильно, за свое любительство он был вынужден заплатить втридорога медицинским чиновникам.

Для чего нас держали в Киеве и по чьему приказу? Для всех это было загадкой, вероятно, однако, что кем-либо произнесенное имя на Петербургском или Варшавском следствии было достаточным поводом, чтобы задержать эту особу и иметь ее под рукой.

Потоцкому в это время было уже более 80 лет, энергия этого характера, соединенная с подлинной аристократической гордостью давнего авторамента 7), были совершенно замечательны. Не забывал он никогда, что принадлежал к гербу Пилява 8), что происходил из примасовской линии 9), что был послом Речи Посполитой в Стамбуле, а потом в течение многих лет киевским губернским маршалом.
Управление его, возможно, было не столь выгодным, сколько достойным, с аристократическим размахом решал он многие вещи, а особенно перед московскими властями, что ему добавило немало недругов в этой среде. При нем был секретарь, итальянец родом, человек способный, но злобный. Он-то, редактируя русские письма, которые Потоцкий, не понимая толком, доверчиво подписывал, не одному ему оказал плохую услугу в глазах высшей власти, даже во времена императора Александра.

Арест наш киевский был только на словах, следовательно, легкий; мы могли между собой и со всеми общаться, а поскольку старик Потоцкий был немного нездоров и очень одинок, приятно мне было за ним ухаживать. В минуты доверительной беседы он рассказывал мне о делах прошлого, о своем печальном положении в роли посла Речи Посполитой при Великой Порте в царствование настолько недееспособного короля!10)
Он пенял Станиславу Малаховскому 11), который его победил на выборах маршалка Великого Сейма 12), что тот плохо сориентировался, когда король примкнул к Тарговице 13). «Я бы в таком случае, сказал он, провозгласил бескоролевье 14), а народ первому деятельнейшему еще смог бы доверить судьбы своего дальнейшего бытия!»

Не допрашивали нас ни о чем, были мы только, как один из нас выразился, «в запасе для повешения!»

Потоцкого, однако, один раз спрашивали по требованию варшавской комиссии, знал ли он о Патриотическом союзе и его целях? Естественно, он ответил отрицательно; однако как дошло до него известие, что Яблоновский плачется в показаниях и всех в это впутал, разгневанный старик хотел казнить доносчика: написал, вопреки усиленным просьбам нашим, особое письмо губернатору, представляя, что ему Яблоновский о каких-то своих проектах болтал, и что он сурово его за них разгромил, чтобы почтенных людей не баламутил.
Ковалев, как я сказал, был добрый человек, удалось нам, следовательно, этот каприз старца сделать для него безвредным. Вскоре потом отпущенный также из Киева и вернувшийся в свою сельскую резиденцию в Белиловку 15), он вскоре закончил жизнь, повторяя постоянно:
«Они настолько воры, что сумели у меня украсть последнюю весну, которую добрый Бог очень хотел мне предоставить!

Семья Харленского, одновременно со мной арестованного, меня также очень обихаживала; он был женат на Грохольской, сестре Адольфа и Игнация 16) (имевшего несчастный поединок с князем Эдвардом Любомирским 17), в котором последний погиб); панна имела большое приданое, на лицо красивая, но хворая; была в опасном положении, когда ее мужа отвезли в Киев, написала завещание на случай несчастливой развязки, которой имела повод опасаться, и доверила его мне, прося, чтобы при необходимости я был исполнителем ее последней воли. Я не мог отказать ей в таком доверительном поручении, но тут приходит из Варшавы приказ, чтобы меня единственного немедленно доставить в тамошнюю следственную комиссию!

Примечания

1) Ковалев Иван Гаврилович (1782 – после 1836), в 1822-1828 годах киевский гражданский губернатор. Впоследствии занимал должности гражданского губернатора в Енисейской и Тобольской губерниях. Современники давали Ковалеву-губернатору такую характеристику: «Этот человек был вполне гуманный и ни с кем не спорящий, соглашавшийся со всеми докладами». В другом месте своих мемуаров Олизар пишет о том, что Ковалев был человеком добрым, но глупым.

2) Варшавская следственная комиссия была образована 7 (19) февраля 1826 года. После обширных показаний Яблоновского начались массовые аресты в Варшаве. Первоначально великий князь Константин пытался не допустить перенесения расследования деятельности тайных обществ из Петербурга в Варшаву (столицу Царства Польского, которое он считал своей личной вотчиной) и пытался представить показания декабристов в Петербурге о деятельности польских тайных обществ как результат интриги против тех, кто «пользовались покровительством покойного императора» (См. И.Беккер. Декабристы и польский вопрос. // ВИ, 1948, N 3), однако Николай I настоял на особом неконституционном следственном органе. Комиссия состояла из 10 человек: пяти русских (включая ненавистного многим Новосильцева) и пяти поляков, на лояльность которых можно было надеяться, председателем был назначен граф Станислав Замойский. В Варшаву были перевезены и те участники польских обществ, которые первоначально допрашивались в Петербурге. Варшавская комиссия закончила свою работу значительно позже петербургской – 22 декабря 1826 года, и 3 января 1827 года представила Константину Павловичу пространное донесение. Все привлеченные к следствию лица были разделены на семь разрядов; в первый разряд попали те члены Патриотического общества, которые были «употреблены для сношения с русскими тайными обществами, зная или не зная о цели сего общества». Всего же Варшавский следственный комитет передал конституционному Сеймовому суду восемь человек – граждан Царства Польского (подданные остальной Российской империи передавались суду Сената в Петербурге): эти подсудимые были Крыжановский, Солтык, Плихта, Гжимала, Залусский, Заблоцкий, Маевский и ксендз Дембек.

3) Потоцкий Петр Францишек (Potocki Piotr Franciczek; 1745-1829) государственный и военный деятель Речи Посполитой, староста щижецкий, генерал-майор польской армии. Представитель польского магнатского рода Потоцких герба «Пилява». Во время Барской конфедерации (1768—1772) поддерживал конфедератов, после поражения восстания эмигрировал в Германию, затем вернулся на родину и получил прощение от короля, выполнял различные дипломатические поручения. В 1788-1792 годах- посол Речи Посполитой в Стамбуле. Сторонник и пропагандист Конституции 3 мая 1791 года, участник восстания Костюшко. С 1812 по 1823 год был Киевским губернским предводителем дворянства (предшественник Олизара на этой должности). Был членом Патриотического общества и симпатизировал декабристам.

4) Щирец или Щижец (польск. Szczerzec, укр. Щирець) — одно из имений рода Потоцких, ныне посёлок городского типа Пустомытовского района Львовской области в Украине.

5) Харленский Францишек (Charlęnski Franciszek, по другим данным – Charlecki), граф Боньча, женат на Генрике, урожденной Грохольской (Henryka Grocholska: 1801 – после 1826 ?)

6) Федорович Станислав (Fedorowicz Stanisław) – неустановленное лицо. Из текста не вполне понятно, учился ли Федорович на медицинским факультете Виленского университета, или еще на каких-то курсах, можно предположить, что он не имел официального разрешения на врачебную практику, из-за чего должен был заплатить штраф, как упоминает Олизар.

7) Авторамент или Ауторамент (польск. Autorament, от лат. Auctoramentum — оплата фехтовальная) — вид найма войска в Речи Посполитой. В 1630-х годах король Владислав IV Ваза провёл реформу наёмного войска, разделив его на автораменты народный и иноземный. В народный авторамент, то есть войска местной военной традиции, набирали по принципу товариществ. Завербованный товарищ приводил с собой рядовых, коней и челядь. Войска иноземного авторамента — это подразделения западноевропейской военной традиции. Вербовка проводилась по индивидуальному найму. В таких подразделениях офицерами были преимущественно иностранцы, а подразделения состояли из вольных людей разных национальностей, навербованных в Речи Посполитой.

8) Герб Пилява (Pilawa) — польский дворянский герб: в голубом поле два белых креста и половина третьего с правой стороны. Герб впервые упоминается как награда за победу над пруссами при городе Пиляве; был пожалован витязю Зарославу королем Польским Болеславом Кудрявым в XII веке. В дальнейшем был гербом рода Потоцких и подвластных им городов (например, Червонограда в Львовской области)

9) Потоцкие (Potoccy) — шляхетский, позднее графский польский род, получивший своё название от дер. Поток близ Кракова. Первый известный в истории Потоцкий — Сулислав, каштелян сендомирский (1247). Потоцкие возвышаются с конца XVI в. Родоначальником так называемой «примасовской линии» («Золотая Пилава») рода Потоцких был Павел Потоцкий (? — 1674) —военачальник, польский писатель XVII века; пробыл 13 лет в плену в Москве, завоевал там расположение царя Алексея Михайловича, женился на русской дворянке и позже вернулся на родину; автор сочинений о России в царствование Алексея Михайловича. Его сын Теодор (Федор) Потоцкий был архиепископом Гнезненским – примасом Польши, отсюда и название этой ветви рода.
Архиепархия Гнезно, одна из старейших епархий католической церкви, была образована около 999—1000 годов. С 1418 года архиепископы Гнезно получили право короновать польских королей и особое звание примасов Польши и Литвы, имеющее почетное верховенство относительно других польских архиепископов.
Упоминаемый в мемуарах Олизара Петр Потоцкий – правнук Павла Потоцкого, основателя ветви, и внучатый племянник примаса Федора Потоцкого.

11) Король Станислав II Август Понятовский (Stanisław August Poniatowski; 1732-1798) — последний король Речи Посполитой в 1764—1795 годах. После смерти короля Августа III был выдвинут партией Чарторыйских кандидатом на трон и в 1764 году при немногочисленном участии шляхты и решительной поддержке Екатерины II был избран королём. Пытался проводить назревшие в стране реформы, но в итоге оказался в конфликте и с польскими магнатами, и с российскими властями. После подавления восстания Костюшко и третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году Понятовский оставил Варшаву и под российских войск прибыл в Гродно, где и подписал акт отречения от престола Речи Посполитой 25 ноября 1795 года, в день именин российской императрицы. Последние годы жизни провёл в Санкт-Петербурге. Внезапно скончался в своей резиденции в Мраморном дворце. Похоронен с королевскими почестями в храме святой Екатерины Александрийской на Невском проспекте.

11) Малаховский Станислав (Małachowski Stanisław; 1736-1809) — польский политический деятель, представитель польского дворянского рода Малаховских герба «Наленч». Был маршалом коронного трибунала и за справедливость получил наименование Аристида польского. В 1788 году единогласно был избран маршалом Четырехлетнего сейма (выиграв выборы у Станислава Потоцкого, о чем упоминает Олизар) и принял горячее участие в составлении конституции 3 мая. На одноименной картине Яна Матейко изображён в центре, с текстом конституции в руке. Желая способствовать признанию равноправности низших классов, он в 1791 году записался в число варшавских мещан и, вступив в соглашение с своими крестьянами, дал им личную свободу. После второго раздела Речи Посполитой в 1793 году сложил все должности и удалился в Италию, позже в свои галицийские имения. В дальнейшем занимал различные должности в Варшавском герцогстве при Наполеоне.

12) Четырёхлетний сейм или Великий Сейм (1788-1792) — сейм Речи Посполитой, совершивший важнейшие реформы в общественно-политическом устройстве Речи Посполитой. Его целями стало восстановление суверенитета и политическое и экономическое реформирование государства. На деятельность Сейма оказали большое влияние революционные события во Франции. Сторонники реформ встретили существенное сопротивление со стороны большинства польских магнатов и богатой шляхты, которые были заинтересованы в сохранении своего положения, и от соседних стран (Австрии, Пруссии и России), которым была выгодна слабость Польши. Главным достижением Сейма стало принятие в 1791 году Конституции 3 мая, которая считается первой кодифицированной национальной конституцией в Европе и второй в мире (после США). Конституция должна была реформировать давние политические недостатки системы государственного устройства Речи Посполитой; вместо системы шляхетской анархии были провозглашены централизованная конституционная монархия, политическое равенство между мещанами и шляхтой; конституция отменила устаревшие парламентские обычаи, такие как Liberum veto, которое ставило сейм в зависимость от любого депутата, который мог быть подкуплен какой-либо группировкой и блокировать любую законодательную инициативу. Результаты реформ Великого сейма были ликвидированы в результате деятельности Тарговицкой конфедерации и военного вмешательства Российской империи. Конституция действовала только 14 месяцев и 3 недели и в дальнейшем на протяжении десятилетий бралась в качестве образца для многих польских партий и организаций, боровшихся за независимость страны.

13) Тарговицкая конфедерация - союз польских магнатов, направленный против реформ, принятых Четырёхлетним сеймом, в том числе против Конституции 3 мая 1791 года. Конфедерация была создана 14 мая 1792 года в местечке Торговице под Уманью (ныне Кировоградская область Украины); во главе ее стояли Щенсный (Феликс) Потоцкий и Северин Ржевуский, которые обратились к Екатерине II с просьбой вернуть старые порядки в Речи Посполитой. Акты, изданные Тарговицкой конфедерацией, отменяли действие новой конституции и всех законов, принятых Четырехлетним Сеймом. Последний польский король Станислав Август Понятовский после длительных колебаний и переговоров с Екатериной II присоединился к Тарговицкой конфедерации. Деятельность Тарговицкой конфедерации привела ко второму разделу Речи Посполитой в 1793 году, после чего конфедерация была объявлена распущенной.

14) Бескоролевье, безкрулевье (bezkrólewie) - так назывались периоды междуцарствия в Польше; обычно на это время католический архиепископ, примас Польши, исполнял полномочия временного главы государства

15) Белиловка (польск. Bialolówka, укр. Білилівка) – село в Волынской губернии, ныне в Житомирской области Украины. С конца XVIII века находилась во владениях семьи Потоцких. Петр Потоцкий умер в 1829 году в Бердичеве и был похоронен на приходском кладбище в Белиловке. После Ноябрьского восстания в 1831 году имение было конфисковано, дворец Потоцких не сохранился.

16) Грохольский Адольф (Grocholski Adolf; 1797-1863), участник Ноябрьского восстания, впоследствии жил в своих различных имениях на Украине (в частности, одно время был предводителем дворянства в Бердичеве), разводил арабских скакунов. Финансировал деятелей польской эмиграции и накануне Январского восстания в начале 1860-х годов был корреспондентом «отеля Лямбер» (консервативного крыла польской эмиграции)
Грохольский Игнаций (Grocholski Ignacy; 1795-1825), младший брат предыдущего, офицер польской гвардии, поручик коннострелкового полка. Член тайного общества косиньеров. Имел в обществе репутацию авантюриста и забияки. Впоследствии в 1825 году сам был убит на дуэли.

17) Любомирский Эдвард, князь (Lubomirski Edward Kazimierz; 1796-1823) – польский поэт, дипломат, переводчик и историк. Один из первых представителей польской романтической литературы. Был вызван на дуэль Игнацием Грохольским (ссора произошла на балу из-за дамы) и получил рану в бок, из-за которой скончался через шесть недель после дуэли. Перед смертью успел оставить завещание, в котором оставил большие деньги на благотворительность, в частности на его средства была основана в Варшаве Глазная больница для бедных, страдающих офтальмологическими заболеваниями

Те, кто читает - посмотрите, пожалуйста, внимательно, все ли тут понятно. А то очень сложный для комментирования для русского читателя текст, с "русскими" главами было проще, конечно.
Tags: декабристы, декабристы и их время
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments