?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

И еще кусок мемуаров Олизара, продолжение 15 главы

Оригинал: Olizar G. Pamiętniki. 1798—1865. Lwow, 1892.
Русская публикация в сокращении: "Русский вестник", 1893, NN 8-9

Вместо предисловия: http://naiwen.livejournal.com/1269941.html
Часть 2, глава 6: http://naiwen.livejournal.com/1270125.html
Часть 2, глава 8: http://naiwen.livejournal.com/1271264.html
Часть 2, глава 9: http://naiwen.livejournal.com/1277107.html
Часть 2, глава 10: http://naiwen.livejournal.com/1278007.html
Часть 2, глава 11: http://naiwen.livejournal.com/1284808.html
Часть 2, глава 12: http://naiwen.livejournal.com/1288234.html
Часть 2, глава 13 (начало): http://naiwen.livejournal.com/1293529.html
Часть 2, глава 13 (окончание): http://naiwen.livejournal.com/1294233.html
Часть 2, глава 14: http://naiwen.livejournal.com/1297651.html
Часть 2, глава 15, начало: http://naiwen.livejournal.com/1309429.html
Часть 2, глава 15, продолжение-1: http://naiwen.livejournal.com/1311362.html

Курсивом выделены фразы, написанные в оригинале по-французски

Жирным шрифтом выделены фразы, написанные в оригинале по-русски латинским транслитом.

Подчеркнуты слова и фразы, которые выделены в оригинале

* звездочками обозначены авторские примечания мемуариста
1) цифрами обозначены мои примечания (я не повторяю примечания о тех лицах, которые уже упоминались в предыдущих опубликованных главах)

Мы остановились на том, что Олизар был привезен в Варшаву и предстал перед Варшавской следственной комиссией...

Глава XV (продолжение-1)

Председателем комиссии был ординат граф Станислав Замойский 25), председатель сената, человек добрый, но с виду холоден и слабого характера.*). Рядом с ним несколько достойных и добрых членов, как Валентий 26) и Игнаций Соболевские 27), к которым присоединили людей, известных своей никчемной службой, как генералы Рожнецкий 28) и Раутенштраух 29) и т.д.

Самым упорным и яростным врагом нашим, превосходящим хамством самого Чернышева, так как имел в сравнении с ним намного больше ума, был тот известный Новосильцев 30), который нам принес столько несчастий и вреда! Как императорский комиссар при правительстве якобы конституционного королевства, он сидел возле председателя Замойского. Но председатель был немым, а все допросы были особенным занятием Новосильцева.

Когда дошла до меня очередь, Новосильцев отозвался вполголоса – но так, однако, чтобы я услышал: «итак, это мешок с бумагами!» Язвительная мысль была уже в том, что он приказал мне немедленно рассказать историю моего sac a papier или потерянного мешка с бумагами. Вначале разговор сопровождался усмешками, как допрашивающих, так и в особенности обвиняемого, эти господа не могли скрыть, что мистификация была неожиданной для них, но повинуясь ли полученным приказам, или желая воспользоваться оказией моего заключения, они начали меня допрашивать о сношениях, которые я имел с обоими патриотическими союзами?

Отвечал на это: «что я уже объяснил все перед императорской комиссией и получил от нее патент невиновности, что же нового я мог бы еще рассказать о себе королевской комиссии 31)? А обращаясь к Замойскому, я сказал:
«Господин граф должен убедиться, что случай потери моего мешка с бумагами не заслуживает пытки скукой заключения; потому не соизволит ли он приказать прислать мне несколько книг из своей библиотеки для развлечения?»

Замойский казался удивленным, пораженным особенно тем, что человек в положении узника смеет, минуя Новосильцева, обращаться с чем-либо к нему напрямую и неуверенным голосом ответил: «Какие могу я вам прислать книжки? А Новосильцев подхватил:
«Пошлите ему работу Дроза об искусстве быть счастливым» 32) А я на это: «Совет, достойный вашего ума, господин граф, и в особенности вашего сердца!!»
Я увидел, что моя находчивость понравилась большинству - Замойский прислал мне потом в заключение книги, но их выбор попахивал удивительной осторожностью, ибо это были путешествия священника Оливье по Турции 33).

Через несколько дней я получаю письменные вопросы комиссии о моих сношениях с заговорщиками?
Я ответил на это немного резко, отмечая, как мучительно и напрасно объясняться еще раз о тех же наветах, которым императорская комиссия и сам император, переговорив со мной, веры не дали, и закончил просьбой об очной ставке с якобы моими обвинителями, Муравьевым, Пестелем, Бестужевым, которые (о чем следователям, как и мне, было прекрасно известно) в эту минуту уже не жили!!

Комиссия решила освободить меня немедленно; однако В.князь Константин, оскорбленный дерзким тоном, которым я дал понять, что было бы неверным опуститься с высшей инстанции правосудия до низшей, приказал меня еще на пару недель дольше задержать в заключении.
Кармелиты 34) и другие тюрьмы были еще настолько переполнены, что меня держали под арестом в каких-то казармах, которые с давних пор называли прусскими.

Клетка моя находилась на втором этаже, но по несчастью выходила на юг и в июле? Итак, это было мое sotto i piombi 35), а к тому же окна, снаружи замазанные мелом, пропускали блеск и жар, лишь видеть ничего не позволяли! Зато я подумал, сколько утонченности в том, чтобы докучать узникам, лишь подследственным, а не подсудимым и вовсе не приговоренным?
Любым правительствам еще труднее озаботиться правами любви, чем отдельным людям! … а отсюда мной овладела печальная философская мысль, что еще много пройдет времени, прежде чем истинное христианство овладеет правительствами всего мира, хотя западная часть Европы идет в верном направлении!

*) Кто его видел в скромной, возможно в излишней любезности или в приятельских отношениях как с Великим князем Константином, так и с Новосильцевым, могли бы легко осудить его как человека слабого характера. Позже полученные из верных источников известия потребовали от меня исправить собственное давнее мнение, которое выросло из моего горького чувства, когда я увидел правление наемника при хозяине во время моего допроса в следственной комиссии. Ординат Замойский при внешней мягкости был, конечно, человеком сильной воли; в домашнем управлении обвиняли его даже в самовластье. Как благоразумный консерватор, он не мог сразу разделить порыва молодых людей, могущих навлечь на страну огромные бедствия! Ибо бельведерская революция никогда бы не смогла так быстро изменить все по воле народа без особенной трусости Великого князя 36). Замойский, однако, предостерегал постоянно и сразу после сеймового суда 37) императора Николая, что если тот не укротит власти Великого князя и не сменит Новосильцева, страна должна будет дойти до вспышки величайшего негодования; тогда как в противном случае он (Замойский) своей головой ручается императору в верности! Не услышали его. Несмотря на все бесправие исполнительной власти, Замойский (председатель сената) верил и хотел верить в законность конституции конгрессового королевства, а нарушения ее властями считал злоупотреблениями. Так, когда назначили его председателем следственной комиссии по делу патриотического союза, он долго сопротивлялся этой должности; под давлением своих был вынужден принять это президенство, но старался, насколько возможно, тупить заостренные зубы и когти наших врагов, при внешней для них неспешности, и немало узников почувствовали его благородное сочувствие, а следовательно и облегчение. Когда вспыхнуло восстание, ординат был в деревне; уведомленный сыном Владиславом 38) о том, что случилось, не мог он, с одной стороны, идти за революционным движением, так как присягал на верность королю, и не хотел связываться с противоположной стороной, то есть с Великим князем, и решил ждать на границе у Владислава Браницкого 39); послал даже воззвание сенату, предлагая свое посредничество в переговорах с Николаем, если бы его для этого захотели использовать, но в Варшаве уже было организовано народное правительство 40). Тогда присланный к нему императорский фельдъегерь отвез его в Петербург, где он, хотя и был назван членом русского Государственного совета, как и другие сенаторы Королевства, бывшие случайно в наших провинциях (т.е. за пределами королевства), был там скорее узником, заложником, чем правителем; императору он при первом разговоре припомнил о давнейших своих предостережениях и заклинал о великодушии. Сын его Константы 41) командовал польским полком и своему брату Владиславу поручил его формирование (примечание мемуариста)

Примечания

25) Замойский Станислав Костка (Станислав Андреевич; Zamoyski Stanisław Kostka; 1775-1856), польский и русский государственный деятель. В 1815 возглавил депутацию Варшавского герцогства для переговоров с императором Александром I, который с тех пор благоволил к нему. С 1822 года – председатель Сената (Сейма) конституционного Царства Польского. В 1826 году назначен председателем Варшавской следственной комиссии по расследованию деятельности тайных обществ Царства Польского. При начале восстания в ноябре 1830 года отказался поддержать восставших и переехал в Санкт-Петербург; с 1831 — член Государственного Совета Российской империи, занимал различные должности. Впоследствии выехал жить за границу, умер в Вене.
Станислав Замойский был XII ординатом Замостья. Ордина́ция (ordynacja) — принятая с XV века в Королевстве Польском и Великом княжестве Литовском форма майората, при которой земельные владения того или иного магната (т. н. ордината) после его смерти переходили к старшему сыну как неделимое и неотчуждаемое имущество. Усадьбы в составе ординации нельзя было ни продать, ни заложить. В пределах своей ординации глава семейства был полновластным хозяином и обладал чуть ли не суверенными правами, не многим уступая по степени самостоятельности князьям Священной Римской империи. На этой территории магнаты строили не только усадьбы, но и целые города (одним из них и был город-крепость Замостье, принадлежащий роду Замойских). Ординации сохранялись в Российской империи и позднее в независимой Польше. Последние ординации были ликвидированы в 1939-1945 годах.

26) Соболевский Валентий Фаустин (Sobolewski Walenty Faustyn; 1765-1831), граф, польский государственный деятель, занимал различные должности в Речи Посполитой, Варшавском Герцогстве и Царстве Польском. В 1816-1819 годах министр юстиции Царства Польского, с 1826 года – председатель Административного Совета. Член Варшавской следственной комиссии.

27) Соболевский Игнаций (Sobolewski Ignacy; 1770-1846), польский политик и дипломат, двоюродный брат предыдущего. В последние годы Речи Посполитой – секретарь польского посольства в Париже, в дальнейшем занимал различные административные и министерские должности, в частности с 1825 до 1830 года – министр юстиции Царства Польского. Член Варшавской следственной комиссии. После поражения восстания жил в эмиграции, умер в Генуе.

28) Рожнецкий Александр (Александр Александрович; Rożniecki Aleksander; 1774—1849) — польский и русский генерал, участник восстания Костюшко и Наполеоновских войн. С 1815 года занимал различные должности в Царстве Польском, в частности командующего польской кавалерией и жандармерией, с 1826 года – начальника тайной полиции и военной разведки. Член Варшавской Следственной комиссии. После начала восстания в ноябре 1830 г. вместе с великим князем Константином Павловичем бежал из Варшавы и в январе 1831 г. прибыл в Санкт-Петербург (один из свиты Константина вспоминал о бегстве из Варшавы так: «Остался при отряде один генерал Рожнецкий, начальник тайной полиции, человек, которого вся нация ненавидела. За поимку этой личности была объявлена значительная награда»)..Был зачислен с сохранением чина в русскую военную службу с назначением «состоять при особе Его Величества», с 1832 года назначен членом Государственного совета и членом Совета управления Царства Польского. С 1839 года в отставке, умер в Варшаве.

29) Раутенштраух Юзеф (Rautenstrauch Józef; 1773-1842) – польский и русский генерал, родом из богатой варшавской купеческой семьи немецкого происхождения, получил личное дворянство из рук короля Понятовского, у которого служил в канцелярии. Участник восстания Костюшко и Наполеоновских войн, в битве под Лейпцигом попал в прусский плен. С 1815 года в Царстве Польском занимал должность дежурного генерала, участник следствия по делу Валериана Лукасинского (в 1822-1826 года) и член Варшавской следственной комиссии в 1826 году. В Ноябрьском восстании активного участия не принимал, после восстания занимал различные военные и административные должности в крае, в частности был председателем дирекции театров Царства Польского и добился в этом больших успехов, при нем было построено несколько театральных зданий, открыта школа для обучения артистов оперы и балета, назначены специальные стипендии

30) Новосильцев Николай Николаевич (или Новосильцов; 1761-1838) — русский государственный деятель. В молодости один из ближайших друзей и сподвижников Александра I в первые годы его правления, член так называемого «Негласного комитета», в дальнейшем занимался разработкой конституционных проектов и учреждений для Царства Польского, а также разработкой тайных проектов конституции для России. С 1821 года советник наместника Царства Польского и доверенное лицо великого князя Константина Павловича. В 1824-1831 годах попечитель Виленского университета и Виленского учебного округа. Либерал в молодости, в дальнейшем стал ярым консерватором. С именем Новосильцева связаны многочисленные нарушения Конституции в Царстве Польском, создание тайной полиции, введение цензуры и политические процессы в Царстве и Западных губерниях, в частности он организовал масштабное расследование против студенческих организаций в Вильно и округе (процесс филоматов и филаретов). В 1826 году член Варшавской следственной комиссии. После начала восстания в 1830 году Новосильцев вернулся из Польши в Петербург; в дальнейшем председатель комитета министров (с 1832 года) и Государственного совета (с 1834 года)

31) Олизар иронически подчеркивает своеобразную двойственность государственного устройства страны, при котором Николай I был одновременно абсолютным монархом всей Российской империи и при этом конституционным королем в автономном Царстве (Королевстве) Польском

32) Дроз Франсуа Ксавье Жозеф (Droz François-Xavier-Joseph; 1773—1850) — французский моралист и историк. Впервые стал известен сочинением «Essai sur l’art d'être heureux» («Эссе об искусстве быть счастливым», 1806) . Главный его исторический труд - «Histoire du règne de Louis XVI» («История короля Людовика XVI», 1839-1842); написал также еще ряд работ о христианской философии и морали и политической экономии.

33) Оливье Гийом Антуан (Olivier Guillaume-Antoine; 1756-1814) — французский путешественник, натуралист, энтомолог и ботаник, автор ряда научных работ. В течение шести лет путешествовал по Ближнему и Среднему Востоку для сбора естественнонаучных коллекций, в 1807 году издал описание своих путешествий в трех томах под названием «Voyage dans l'Empire Ottoman, l'Égypte et la Perse» («Путешествие в Османскую империю, Египет и Персию») Собранные им коллекции сегодня хранятся в Музее естественной истории в Париже и частично в Музее в Эдинбурге.

34) «Кармелиты» - речь идет о монастыре католического ордена «босых кармелитов» в Варшаве на улице Краковское предместье. Монастырь начал строиться в Варшаве в 1639 году. Во время следствия по делу Патриотического общества и других политических процессах в Российской империи в 1820-1830-х годах помещения монастыря использовались в качестве тюрьмы. Монастырь был закрыт царскими властями в 1864 году после подавления Январского восстания за поддержку повстанческого правительства. В настоящее время сохранился главный храм монастыря – Церковь Успения Божией Матери и Святого Иосифа, построенная в стиле барокко в конце XVII-начале XVIII века (известно, что именно в этой церкви Шопен в юности дал свой первый сольный концерт на органе). Это единственная церковь в центре Варшавы, которая чудом уцелела во время восстания 1944 года и не была разрушена.

35) Sotto i piombi (итал. Piombi — «Свинцовая тюрьма») — одна из двух Старых тюрем во Дворце дожей в Венеции, построена в период с 1309 по 1424 годы. Свое название тюрьма получила от того, что расположена прямо под крышей Дворца, покрытой свинцовыми пластинами. Зимой свинец не защищал от холода, а летом, наоборот, он сильно нагревался, создавая тяжелые условия для заключенных. Эта тюрьма состояла из семи камер и была предназначена для заключённых высокого положения и политических преступников. В 1755 году Джакомо Казанова совершил свой знаменитый побег из тюрьмы, историю о котором он опубликовал в 1787 году. Это был единственный побег из этой тюрьмы.

36) Сеймовый суд в Варшаве был создан по результатам деятельности Варшавской следственной комиссии указом от 7 апреля 1827 года, на основании Конституции Царства Польского. Николай I долгое время не соглашался не учреждение конституционного суда, но был вынужден уступить в том числе под давлением брата Константина. Суду были преданы 8 членов Патриотического общества. Заседания суда были гласными, суд под председательством Петра Белинского, вопреки давлению Николая I, отверг обвинение в государственной измене и вынес мягкие приговоры, а некоторых полностью оправдал. Николай I не согласился с решением Сеймового суда и тайно вывез часть подсудимых в Петербург, откуда отправил в ссылку в Сибирь административным решением. Это вызвало возмущение польской общественности.

37) Восстание в Варшаве началось 29 ноября 1830 года. Оно было организовано тайным обществом подхорунжих во главе с инструктором военной школы Петром Высоцким, среди заговорщиков были в основном военная молодежь и студенты. Одним из первых действий восставших была попытка захватить Бельведерский дворец – резиденцию великого князя Константина. Сам великий князь успел сбежать и ночью покинул Варшаву. В дальнейшем, вместо того чтобы организовать с помощью имеющихся при нем войск отпор восставшим, Константин проявлял полную пассивность. Он вызвал к себе русские полки, и к двум часам ночи Варшава была очищена от русских войск. Объясняя свою пассивность, Великий князь говорил: «Я не хочу участвовать в этой польской драке», имея в виду, что происходящее — конфликт исключительно между поляками. На следующий день представители польского правительства (Административного совета) начали с Великим князем переговоры, в результате чего Константин обязался отпустить бывшие при нём польские войска и уйти за Вислу. Поляки, со своей стороны, обещали не тревожить его и снабдить припасами. Обе стороны выполнили свои обязательства: Константин со свитой в безопасности покинул Царство Польское; крепости Модлин и Замостье были сданы полякам, и вся территория Царства Польского была освобождена от русской власти.

38) Замойский Владислав Станислав (Zamoyski Władysław Stanisław; 1803-1868) — один из сыновей Станислава Костки Замойского (см.примечание 25), польский военный и государственный деятель. С 1828 г. – личный адъютант Великого князя Константина Павловича. При начале восстания посредничал в переговорах Административного Совета с Константином; после переговоров, освобожденный от службы лично Великим князем, присоединился к восставшим. После поражения восстания жил во Франции, был одним из руководителей консервативного крыла польской эмиграции, ближайшим сподвижником князя А.Чарторыйского. Участвовал в создании польских легионов в Италии, а затем в годы Крымской войны – в Турции. Умер в Париже.

39) Браницкий Владислав-Григорий Ксаверьевич (1782—1843) — генерал-майор русской армии из польского рода Браницких, участник наполеоновских войн. Сын бывшего гетмана Ксаверия Браницкого и Александры Браницкой, урожденной Энгельгардт. В дни междуцарствия 1825 года поддерживал Великого князя Константина. С 1826 года занимал должность егермейстера императорского двора. Во время Ноябрьского восстания попытался занять двойственную позицию: не выступил открыто на стороне Империи, но и не поддержал восставших. В дальнейшем занимал различные придворные и государственные должности. В 1838 году после смерти матери стал единственным наследником ее огромных имений в Белой Церкви, одним из крупнейших землевладельцев во всей Российской империи и Европе. Умер в Варшаве. Был женат на Розе (Руже) Потоцкой, одной из дочерей Феликса (Щенсного) Потоцкого.
Вероятно, Олизар имеет в виду, что Замойский во время начала восстания находился в одном из имений Браницких в Западных губерниях на границе с Царством Польским.

40) Временное народное правительство было сформировано 4 декабря 1830 года и включало 7 членов во главе с князем Адамом Чарторыйским. Правительство послало делегатов (князя Друцкого-Любецкого и Езерского) в Петербург для переговоров с Николаем I с изложением требований восставших, однако император фактически отказался разговаривать с «мятежными подданными». После этого 25 января 1831 года был принят акт о детронизации Николая I и династии Романовых. Вскоре после этого Николай I выдвинул войска для подавления восстания.

41) Замойский Константин (Zamoyski Konstanty; 1799—1866), старший сын Станислава Костки Замойского, брат Владислава Замойского (см. примечания 25, 37), наследник майората (ординации) Замостья. Во время Ноябрьского восстания сформировал из добровольцев 5-й уланский полк, который принял активное участие в боевых действиях, награжден орденами повстанческого правительства.


(остался еще один кусочек до конца, а потом я вернусь к главам, посвященным семье Раевских. Кстати, нет ли желающих помочь мне перевести СТИХИ Олизара, которые он пачками пишет в честь Марии Николаевны? Потому что я умею только подстрочник, стихами не умею...)

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Oct. 29th, 2015 10:00 am (UTC)
Французская орфография
Приветствую Вашу работу над переводом записок Олизара. Их планировали издать еще в советское время в серии "ЛитПамятники" (был анонс в разделе будущих публикаций). Я давно интересуюсь этими любопытными мемуарами. У меня есть электронная версия их издания 1892 года и первый (августовский) выпуск сокращенного перевода 1893 года, но нет второго (сентябрьского) выпуска "Русского вестника".

В названии книги "Voyage dans l'Empire Ottoman, l'Égypte..." по правилам французской орфографии можно и не ставить аксант эгю над заглавной буквой в слове l'Égypte, а можно и писать. Это - на Ваше усмотрение.
Я бегло прочитал Ваши переводы Олизара и отклики на них. Переводы отменные и добросовестные. Мне кажется, стоило восстановить французские, латинские фразы и цитаты в тексте везде, а их переводы давать в примечаниях. Почему? Небольшой процент читателей знают французский, а еще часть из них знает его хорошо. Для них большое удовольствие читать французские вставки Вашего без перевода в тексте. А кому они не понятны, тот может воспользоваться Вашими примечаниями. В этом состоит эстетическая сторона публикации перевода Олизара - и для избранных и для остальной публики. Вспомните, что "Война и мир" Л. Толстого насыщена французскими текстовыми вставками, но их нигде не заменяют русскими переводами в самом тексте, а делают это в примечаниях.
Напоследок, большая просьба к Вам поделиться сканами второго выпуска перевода 1893 года (сентябрьский номер). Он хоть и сокращенный, но зато дает полноту восприятия "Записок".
Спасибо. Желаю успешно довести перевод до логического конца.
naiwen
Oct. 29th, 2015 06:47 pm (UTC)
Re: Французская орфография
Спасибо за отзыв. Я вам сделаю скан "Русского вестника", только вы адрес оставьте, куда посылать-то?
Правда, не обещаю хорошего качества, так как в Историчке мне сделали скан, а я буду на работе (у нас слабенький сканер на работе) делать "скан со скана", уж что получится.
Насчет оформления французских вставок еще подумаю, потом все равно, если когда-то доведу до конца, все это надо несколько раз проверять и редактировать. Очень объемное и громоздное комментирование получается, комментариев больше, чем самого текста. Я-то это все больше для собственного удовольствия делаю (заодно и сама много нового интересного узнаю), а насколько легко читаются такие объемные комментарии, чтобы туда еще и переводы переносить - я даже не знаю.
Латинские фразы (их немного), в отличие от французских, я оставляю в тексте в оригинале и комментирую в примечаниях
(Anonymous)
Oct. 29th, 2015 11:32 pm (UTC)
Re: Французская орфография
Мой адрес: tbeisemb@gmail.com
Спасибо.
Насчет латинизмов я написал на всякий случай. Их, конечно, меньше, чем галлицизмов, в то время как в ранних, "сарматских" воспоминаниях 17-18 века они составляют подавляющее большинство.

Это ничего, что комментариев будет много. Зато они помогут прояснить содержание "Записок". Ведь "Записки" - очень сложный документ.

По поводу Sotto i piombi. Зимою узников переводили в подвальное помещение тюрьмы, находившееся ниже уровня моря. Зимой там было холодно и сыро. А под свинцовой крышей в такой сезон было как на зимнем курорте (больше тепла и солнца)! Об этом я читал в детстве в романе Купера "Браво, или в Венеции".

После освобождения из Варшавы в 1826 за Олизаром был установлен секретный надзор.
Известно, что он не довел свои "Записки" до Ноябрьского восстания. Во время этого восстания его выслали на жительство в Курск. В 1832 ему было разрешено выехать за границу, откуда он вернулся в 1836. Интересно, каким был Курск в 1831-32 гг.?

Насчет поэтического перевода стихов Олизара. Переводить стихами с польского на русский - очень трудное занятие. Нужно проникнуться духом польского стиха. А он резко отличается от русского. Вообще, польский язык (особенно литературный), хотя и славянский, труден для русского. Секрет заключается в том, что в основе польского языка лежит некий (неславянский) балтийский субстрат - древнепрусский или близкий ему язык. Особенно явно это проявляется в польской фонетике, так сильно отличающейся от фонетики других славянских языков. Поляки, как истые патриоты, отметают мысль о субстрате, пытаясь, наоборот, доказать, что они - "самые чистые" славяне. По крайней мере, с лингвистической точки зрения это не так.

С военно-стратегической точки зрения, ключевым событием в подавлении Ноябрьского восстании было наведение понтонной переправы русской армии на левый берег Вислы летом 1831 и атака Варшавы с запада, наиболее уязвимой с этого направления. Главный просчет польского командования заключался в том, что добрая половина польской армии в это время была отвлечена на различные операции и находилась более или менее вдали от Варшавы - главного оплота восстания.
Польская армия накануне восстания была очень боеспособной (в этом заслуга Константина Павловича), но немногочисленной.

Обзор откликов в русском обществе на Ноябрьское восстание достаточно полный. Его можно было дополнить позицией В. С. Печерина (1807-1885), одного из первых русских эмигрантов, автора "Замогильных записок" (полностью изданы в 1989). Позицию Печерина можно установить через внимательное прочтение его записок. Он с большой теплотой отзывается о поляках, в частности, об отставном поручике Сверчевском, расстрелянном в 1831 полковником С. Печериным, отцом автора, которого он рисует как семейного деспота.

Чтобы лучше оценить отношение русского общества к этому восстанию, нужно иметь хотя бы общее представление о реакции на восстание в Германии. Там такой же спектр мнений, как и в России. Но полонофильские позиции там были сильнее даже в высших кругах. Например, Эрнст, герцог Саксен-Кобург-Готский (1784-1844) (кстати, он был тестем английской королевы Виктории (1819-1901) и является предком всех последующих монархов Великобритании) резко отрицательно отнесся к подавлению восстания. Тогда он формально состоял генерал-лейтенантом российской армии. Его не только не отставили от русской службы, но и произвели в генералы от кавалерии в 1832! Вероятно, русский царь не хотел портить с ним отношений.
Саксонский король тоже пассивно поддерживал восставших, давая приют беженцам, несмотря на то, что Саксония еще не оправилась от послевоенной разрухи (наполеоновские войны) и катастрофической потери половины своей территории по Венскому конгрессу 1814-15 гг.
Это объясняет, почему Олизар покинул Россию и провел последние годы в Дрездене. Он когда-то был столицей Польско-Саксонского королевства и продолжал быть духовным приютом для польским эмигрантов. Вспомним, что Дрезден долгие годы был местом пребывания великого польского писателя Ю. И. Крашевского (1812-1887).

naiwen
Oct. 30th, 2015 06:02 pm (UTC)
Re: Французская орфография
Извините, я уточню:

"По поводу Sotto i piombi. Зимою узников переводили в подвальное помещение тюрьмы, находившееся ниже уровня моря. Зимой там было холодно и сыро. А под свинцовой крышей в такой сезон было как на зимнем курорте (больше тепла и солнца)! "

То есть я неправильно написала в примечании, что зимой в тюрьме было холодно, а летом - слишком жарко? Это поправить?
Олизар-то летом сидит, и жалуется именно на то, что в июле там было слишком жарко (только на самом деле, хоть он говорит в июле, а по датам, если все остальные его датировки верны, получается уже как минимум середина августа, нужно будет это тоже оговорить в примечании).
(Anonymous)
Oct. 30th, 2015 10:34 pm (UTC)
Re: Французская орфография
Дорогая Раиса,
Это сугубо на Ваше усмотрение. Я просто хотел дополнить сведения об условиях содержания узников в известной венецианской тюрьме, и больше ничего не имел в виду. Думаю, что нелишне будет отметить, что зимой страдания для несчастных не уменьшались, а увеличивались.
(Anonymous)
Oct. 29th, 2015 11:34 pm (UTC)
Re: Французская орфография
Восстание 29-30 ноября 1830 было не таким уж бессмысленным фактом фанатизма, если глубже разобраться в международных событиях того года. Первым толчком была Июльская революция во Франции и виды Николая Первого на ее вооруженное подавление. Еще более серьезным поводом была Сентябрьская национальная революция в Бельгии, в результате которой Бельгия отделилась от Нидерландов и образовала независимое государство. По расчетам повстанцев, Польша тоже должна была отделиться, по примеру бельгийцев, от России и образовать свое суверенное государство.

Внимательное изучение ист. материалов привело меня к убеждению, что лозунг "За нашу и вашу свободу" на польском знамени (оно помещено как один из аватаров блогера!) первоначально воспринимался в ином смысле. Под "вашей свободой" имелась в виду не русская, а франко-бельгийская свобода, так как восставшая Польша, сорвав планы царской России по интервенции и подавлению революций во Франции и Бельгии, в какой-то мере спасла их. Только позднее смысл лозунга окончательно изменился в пользу польской и русской свободы и польско-русской революционной солидарности.

naiwen
Oct. 30th, 2015 02:36 am (UTC)
Re: Французская орфография
Я вообще не считаю Ноябрьское восстание бессмысленным актом фанатизма. Как раз Ноябрьское восстание (в отличие от следующего Январского) имело неплохие шансы на успех, даже при том, что непосредственное начало оказалось достаточно спонтанным. Если бы не изрядный идиотизм и раздрай среди самих восставших, у них могло бы получиться. Это разговор не на бегу.
Нет, я думаю, что лозунг изначально был все-таки обращен к русским и России, ведь на аутентичном знамени надпись именно на польском и русском языках, да и Мохнацкий об этом писал. Другое дело, что этот лозунг вовсе не был поддержан большинством в самой польской среде.
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com