?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пока ищещь информацию для комментариев (это я про мемуары Олизара, а не про комменты в жж) :)), находишь порой много всего интересного. И, поскольку невозможно все найденное втиснуть в формат примечаний, то иногда о некоторых вещах хочется рассказать подробнее отдельно.
Вот, например, какая любопытная биография – человек, который пережил все причудливые извивы эпохи и сумел найтись при любых властях и любых обстоятельствах :)

Олизар пишет в своих мемуарах, описывая Варшавскую следственную комиссию:
"среди ее членов было несколько достойных и добрых членов, как Валентий и Игнаций Соболевские, к которым присоединили людей, известных своей никчемной службой, как генералы Рожнецкий и Раутенштраух и т.д."

...Речь у нас пойдет в особенности о генерале Юзефе (Иосифе) Раутенштраухе (1773-1842)...

...Он происходил из богатой варшавской мещанской (не шляхетской) семьи. Родня его отца была родом из Кельна, откуда перебралась в Польшу в первой половине XVIII века, семья матери – тоже купеческая, торговала тканями, - была родом из Франции. Отец героя торговал пряностями, а также имел в совместном владении с родичами кожевенную мануфактуру, за которую Юзеф – сутяга по природе – впоследствии многократно судился со своими дядюшками. Юзеф начал было учиться в военной школе саперов, потом бросил, через несколько лет поступил снова и закончил школу в возрасте 15 лет, получив чин унтер-офицера и должность на строительстве кадетских казарм в Варшаве. Однажды во время инспекции строительства король Станислав-Август Понятовский обратил внимание на способного парня – с виду типичного француза, который свободно владел несколькими языками (польским, немецким и французским), кроме того, Юзеф обладал каллиграфическим почерком. В итоге король взял юношу на службу в свою личную канцелярию, повысил его до подпоручика и в 1790 году (Юзефу было 17 лет) получил для него через разрешение Четырехлетнего Сейма потомственное дворянство с родовым гербом (напомню, что в Речи Посполитой не было системы, подобной Табели о рангах, поэтому выслужить дворянство на службе было практически невозможно, только в очень редких случаях недворянин мог получить дворянство за особые личные заслуги). В Королевской канцелярии Юзеф прослужил около двух лет, после чего в чине поручика перешел в Генеральный штаб. Здесь его застал Второй раздел Речи Посполитой.

Когда началось восстание Костюшко, Раутенштраух примкнул к повстанческому правительству, участвовал в защите Варшавы против штурма русских и прусских войск, Костюшко повысил его до штабс-капитана и одного из своих адъютантов.
И тут застал его Третий раздел Речи Посполитой. В 1798 году Юзеф оказался в Петербурге, где был занят разбором документов и корреспонденции, оставшейся там после смерти короля Понятовского. Через два года он вернулся в Польшу, где близко подружился с Юзефом Понятовским (королевским племянником и будущим маршалом Наполеона) – стал его личным секретарем, участвовал в различных проделках, а также под покровительством князя Понятовского занялся организацией любительского театра в специально перестроенном для этих целей дворце Радзивиллов на Краковском предместье. Раутенштраух не только организовал театр, но и играл в представлениях и прославился в те годы, как отличный комедийный актер.

Когда Наполеон изгнал прусские войска из Варшавы и провозгасил создание Варшавского герцогства, Раутенштраух вступил в польское войско в чине капитана. В конце 1806 года он стал личным адъютантом Юзефа Понятовского и участвовал во всех последующих военных компаниях, завоевав высокие военные награды. Во время похода Наполеона в Россию был заместителем начальника штаба. За участие в штурме Смоленска получил орден Почетного легиона 4 класса. При отступлении из Москвы лично сопровождал раненого Понятовского. Наконец, уже в 1813 году в Битве под Лейпцигом был ранен и попал в прусский плен.

После возвращения в Варшаву из прусского плена наш герой немедленно приступил к военной службе во вновь создаваемоом под эгидой русских властей Царстве Польском. В 1815 году он был был назначен дежурным генералом, и занимал эту должность вплоть до начала Ноябрьского восстания. Ему поручили разработку уставов Правительственной военной комиссии, после окончания этой работы он был назначен Генеральным директором II Дирекции этой комиссии и получил служебные апартаменты в Примасовской дворце, которыми распоряжался до конца жизни. В 1819 года он руководил комиссией, проверяющей и утверждающей военные ордена за годы наполеоновских войн. В дальнейшем он занимался различными политическими расследованиями: в 1822-1826 годах вел следствие по делу арестованного Валериана Лукасинского и его товарищей, лично вел допросы, а в 1826 году был назначен в члены Варшавской следственной комиссии, расследовавшей деятельностью Патриотического общества. За свою деятельность удостоился многочисленных царских наград и личной признательности Николая I – в 1829 году его дочь Лаура стала фрейлиной при императорском дворе.

Все эти годы в нашем герое не утихала практичная жилка его купеческих предков: он активно занимался коммерцией, скупал землю и недвижимость на территории Варшавы, которые потом с большой выгодой продавал государству для военных нужд; владел летним рестораном; в своей загородной усадьбе устроил публичные сады с кофейней, каруселями и выступлениями оркестра, пользующиеся большой популярностью среди жителей столицы (впоследствии именно на этой территории, которую Раутенштраух выгодно продал властям, была построена варшавская Александровская цитадель). В 1830 году наш герой был награжден Почетным знаком за «30 лет безупречной службы».



Юзеф Раутенштраух


Когда началось Ноябрьское восстание, Раутенштраух сначала попытался, вместе с несколькими другими офицерами, оставшимися верными царским властям, организовать сопротивление отрядам восставшим возле Арсенала. Однако вскоре после организации повстанческого правительства принял должность очередного правителя Военной комиссии и дежурного генерала уже при новых властях. При этом слишком активной деятельности он явно избегал. В июне 1831 года во время городских беспорядков в Варшаве, когда нескольких военных и гражданских чиновников обвинили в измене, Раутенштраух был арестован и некоторое время находился в тюрьме. Однако его очень быстро освободили на основании врачебной справки о плохом состоянии здоровья (в то время как другой его коллега, вместе с которым они были арестованы, был вскоре казнен разбушевавшейся городской чернью). Последние месяцы восстания Раутенштраух пересидел дома «на бюллетене», а сразу после капитуляции Варшавы немедленно явился к победившим русским властям и получил от графа Паскевича задание новой реорганизации Военной комиссии. Уже в 1831 году он стал военным начальником Мазовецкого воеводства, затем был назначен управлять комиссиями просвещения и религиозных дел, вскоре стал генерал-адъютантом. В дальнейшем занимал должности заместителя Паскевича в Государственном совете Царства, управляющего тюремными и больничными учреждениями, директора сухопутных и водных коммуникаций. Все эти должности он получил благодаря отличным организационным способностям и муравьиному трудолюбию – но также и благодаря нерушимой лояльности по отношению к властям.

Когда в 1832 году польский орден Белого Орла был включен в систему наград Российской империи, то первым из поляков этот орден получил Раутенштраух. Наконец, ему был предложен графский титул, но наш герой не принял титула, как не имеющий мужского потомства.
При всем при этом Раутенштраух активно занимался благотворительностью, в том числе оказывал поддержку бывшим офицерам польской армии и бывшим чиновникам, многие из которых после восстания, хотя и не были сосланы, но остались без должностей, пенсий и средств к существованию.

Среди многочисленных должностей Раутенштрауха оказалась одна, на которой он оказался, по-видимому, особенно полезен: в 1833 году он был назначен председателем Дирекции театров и зрелищ (драматических и музыкальных) в Царстве Польском. Здесь он развернул бурную деятельность: построил один из лучших по тем временам в Европе Варшавский оперный театр (в здании театра было даже отопление, что было новейшим достижением), разнообразил театральный репертуар, построил и отреставрировал еще несколько театральных зданий, добился от правительства многочисленных дотаций. В 1835 году добился открытия первый польской актерской школы для подготовки артистов оперы и балета. Для актеров и других работников театра добился таких же льгот, как для государственных чиновников, включая пенсионное обеспечение. К моменту его смерти варшавские театры имели профицит бюджета на развитие в сумме 580 тысяч злотых – колоссальную по тем временам сумму.

Не все, однако, удачно сложилось у нашего героя с семейной жизнью. Его первой женой была Хелена-Вероника Дзержановская, от которой он имел уже упомянутую дочь Лауру. Однако в 1817 году Хелена завела, как предполагается, роман с императором Александром I (см.подробнее «Царский сын Густав Эренберг и песня "О честь вам, панове, магнаты..."). Раутенштраух, не желая признавать ребенка, развелся с женой еще до рождения мальчика, которого поспешно передали на воспитание в другую семью.
Несколько лет спустя Раутенштраух женился на Люции Гедройц, которая увлекалась литературным творчеством и писала романтические повести. Детей в семье не было и уже через несколько лет дело дошло до разделения «ложа и стола». Официального развода в этом случае не произошло, но после 1831 года дороги супругов разошлись окончательно: генерал остался в Варшаве, а писательница уехала путешествовать по Европе и вернулась домой только после смерти мужа.



Бывшие надгробия семьи Раутенштраухов, ныне не существующие (фото из Варшавской газеты 1890 года)


Раутенштраух, его дочь Лаура, а впоследствии и вторая жена Раутенштрауха были похоронены на кладбище при костеле капуцинов на улице Медовой в Варшаве. В дальнейшем территория этого кладбища была заброшена, но так как Раутенштраух в своем завещании отписал большие деньги на содержание собственной могилы, «чтобы она не была нарушена на веки вечные», то к ХХ веку на всем бывшем кладбище оставались только могилы его и его родни, а также памятник умершим во время эпидемии 1708 года. Однако вечности не случилось: в 1944 году этот последний закуток кладбища был полностью разрушен, от могилы генерала ничего не осталось. Единственный внук Раутенштрауха, Тадеуш (Фаддей) Буйно (муж Лауры), многолетний конюший императорского двора, умер в 1921 году, не оставив потомства – род прервался.

...Кем же был Юзеф Раутенштраух, переживший все смены власти и режимов и спокойно умерший в собственной постели? Добросовестным честным служакой? Беспринципным карьеристом? Конформистом? Практичным коммерсантом?
Вероятно, данных для оценки его мотиваций недостаточно :)

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
aywen
Oct. 31st, 2015 07:49 am (UTC)
Интересно, как его оценивали очередные власти-наниматели? Честный служака, который будет приносить пользу, а то, что он точно так же приносил пользу противной стороне - не важно?
naiwen
Oct. 31st, 2015 02:13 pm (UTC)
да вот, наверное, любым властям нужен добросовестный служака, а о чем он там при этом думает - это мало кого волновало. Даже Российская империя, при всей ее немалой параноидальности, все-таки карала только за болтовню - а карать за мыслепреступления еще не додумалась.
Ну и видно, что человек действительно очень добросовестно относился к своим обязанностям на любой службе :))
_nion_
Oct. 31st, 2015 01:22 pm (UTC)
Надо же так ухитриться...
Вот правда интересно: каким он был человеком?
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com