?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Выкладываю нечищеный черновик по просьбе Тиндэ, я ей обещала. Потом это еще придется редактировать и комментировать, но пока просто вот такой кусочек, корявый.



"... Когда я прибыл в Киев, жил там со своей семьей выше упомянутый Николай Дунин Раевский, военный генерал на российской службе, командующий четвертым корпусом пехоты. Этот благородный человек был внуком Потемкина по матери, которая была Самойлова, а родилась от сестры славного вождя, таким образом Раевский был в близком родстве с гетманшей Браницкой.
Вероятно, была в нем польская кровь, ибо его гербом был Лебедь, но его род, еще с войн Сигизмунда III и Владислава осевший в Смоленске, переменил с верой национальность, принеся всю силу нашей любви к стране в свою новую родину; жена Раевского, Софья Алексеевна, женщина умная и с воображением, пленила его в молодом возрасте чрезвычайной красотой, однако происходила от бедных и незнатных родителей, лишь позднее дети, воспитанные уже в демократичном духе, узнали, что дедом их был знаменитый в свое время классический русский поэт Ломоносов.

Раевские имели многочисленную семью, двух сыновей и четырех дочерей; оба сына, молодые люди, в то время, когда я с ними познакомился, идя по стопам отца, делали отличную военную карьеру в своей стране. О дочерях моего достойного друга мне приходится говорить больше, одна из них оказала невыразимое влияние на всю мою дальнейшую судьбу. Старшая Катерина имела запас такой неотразимой любезности, что ее даже можно было причислить к красавицам; вышла также вскоре замуж за своего возлюбленного Михаила Орлова, брата Алексея, который потом сыграл такую огромную роль при императоре Николае. Другая, Елена, была подобна тому цветку кактуса, который лишь несколько лет сиял чудесной красотой, но вскоре увял, пораженный таинственной длительной болезнью, несмотря на усилия искуснейших лекарей, она потом еще долго тянула болезненную жизнь в непрестанных страданиях. Третья, Мария, была в ту пору еще непривлекательным подростком, на лицо слишком смуглым, последняя, Софья, довольно красивым и обещающим ребенком.

В этой семье я находил все, что требовалось для моего дружеского достойного положения, и что могло быть желанной внутренней пищей мыслящего человека. Достоинство и благородство старого воина в отце (именно о нем в найденных заметках Наполеона рукой героя начертано мнение: из материала, из которого делают маршалов, ум, выдающуюся любезность и воспитание в матери и дочерях, добрые отношения ко мне в таком доме накладывали на меня, кроме того, обязанность благодарности, и когда другие старались лишь использовать ту самую дружескую любезность, которым им предоставлял этот прекрасно-гостеприимный дом в скучном месте, я, оказавшись в положении меланхолического питомца этой семьи, еще сильнее начал к ним привязываться.

Казалось поначалу, что ни грозит никакой опасностью эта невинная доброжелательность, но когда из нескладного ребенка начала формироваться прекрасная девица, у которой легкая смуглость лица была оправдана и соединялась с кудрями вьющихся волос, пронзительными полными огня глазами, осененными черными бровями и длинными ресницами, когда худоба и костистость измученной науками девушки сменилась при ее высоком росте на гибкий, воздушный и чрезвычайно тонкий стан, Мария Раевская стала украшением собраний и балов, с развитым умом и прекрасным талантом пения, она была предметом всеобщего обожания и восторга. Уже тогда я чувствовал обиду, что едва ли не первым поняв это удивительное преображение, я не заслужил у нее для себя даже чувства благодарности. Не возраст, ибо я был в то время в самом цвете жизни, не нищета или незнатность происхождения, я был еще богат и занимал должность Principis Nobilitatis, но национальность и религия ставили преграду для любой склонности ее сердца ко мне. Благородная, великая ее душа вскоре почувствовала свою силу, отгадала разом свое предназначение до великих жертв и посвящений, укорененных в любви к семье, стране и ошибочной, но искренне любимой своей отечественной религии.

Ничего не скажу против несчастного князя Сергея Волконского, которому она отдала руку, и без ложной скромности признаюсь, что выбор между им и мной (особенно пока политические происшествия в стране не сделали его достойной сочувствия жертвой) без сомнения упал бы на меня у женщины, ищущей только счастья в любви, но Мария понимала призвание женщины с другой высоты. Она видела, что при политических отношениях обоих народов, русская, которая жаждала ей остаться, не могла без сомнения связать свою судьбу с судьбой настоящего поляка, ибо один из них должен был бы отказаться от всего, что составляет для него уважение, благородство, а затем и подлинное счастье человеческой жизни.

Отец же, предчувствуя объяснение, когда получит мое заявление, беспокоился в душе, что потерял добрую партию для дочери. Мария, желая прекратить заботу и беспокойство о ней отца, приняла первое предложение князя Волконского, когда я я сам долго внутренне колебался с мыслью, можно ли мне взять в супруги жену другой веры и вражеского народа, но, получив в этом патриотическом деле личное позволениe, от генерала Княжевича, Немцевича, Кропиньского, а наконец и кн.Адама Чарторыйского, пишу письмо Раевскому прося о позволении завоевать сердце его дочери Марии.
На это получил ответ такого содержания:

Для меня самая жестокая вещь из возможных – это иметь честь отвечать, дорогой граф, на ваше предложение, которое я предчувствовал, и на которое могу дать вам лишь негативный ответ.
Вы знаете, как я вас люблю, и как мне всегда не хватало случая засвидетельствовать вам свое особенное уважение. Иметь право любить вас как сына - это было бы верхом моих желаний, тем более, что я узнал вас в ваших домашних несчастьях, - я не сомневаюсь ни на мгновение, что вы знали бы как сделать мою дочь счастливой.
Но этот рок, эта остановка судьбы более высокая и более могущественная, чем наш человеческий рассудок, разница наших религий, нашего образа мыслей, наших обоюдных долгов, вы это сказали бы – я (говорю) наконец, наших двух национальностей – все, кажется, поставило непреодолимый барьер между нами.
Сказать вам после этого, что мы надеемся не прекращать вас видеть в нашем доме, как лучшего из наших друзей, это доказать вам, дорогой Граф, что я полагаю вашу душу более сильной, чем ваше сердце, и что я хочу, чтобы вы сами рассудили огромность моей потери и искренность моих сожалений.
Николай Раевский


Как забойным молотком, я был прибит этим письмом, но был привязан узлом дружбы к семье, с которой сроднился, и с которой лишь позднее особенные несчастья и смерти некоторых ее членов разделили нас навсегда, при сохранении все же сердечных чувств, осталась вечная память и взаимная доброжелательность.

Здесь, однако, я должен признаться, что если что-либо благородного, высокого, поэтического выросло в моей душе, виной тому та любовь, которую во мне пробудила Мария из Раевских, княгиня Волконская, ныне сибирская изгнанница в Нерчинске, крепостная Сергея, разделившая суровую судьбу мужа. Она была для меня моей Беатриче, которой посвящен был целый венок сонетов (?), до которого мой поэтической дух сумел вознестись. Через нее, а более через любовь к ней, я завоевал сочувствие первого русского поэта, и дружбу нашего лауреата Адама. Его крымский сонет под названием Аюдаг был посвящен мне и моему любовному изгнанию. Наконец, ей, помимо ее воли, я обязан счастливым и сохранным выходом из политических застенков, в которые я позднее попал, но невиновным.

Как мне их всех тут жалко, безумно...

Comments

( 22 comments — Leave a comment )
tindomerele
Nov. 11th, 2015 07:15 pm (UTC)
Спасибо, мне было очень интересно и безумно приятно это читать.
И, да, соглашусь, мне тоже их всех здесь безумно жаль...
naiwen
Nov. 11th, 2015 07:19 pm (UTC)
а ты сокращенную русскую версию раньше не читала? Потому что как раз этот кусок Копылов мало сократил.
tindomerele
Nov. 11th, 2015 07:20 pm (UTC)
Увы, нет. Я про Олизара вообще от тебя первый раз после нашего январского бала услышала.
hildae
Nov. 11th, 2015 09:04 pm (UTC)
Бедный, как жёстко у него формулируется: ошибочная религия и вражеский народ.
В другой бы раз улыбнулась над " позволением в патриотическом деле", но здесь не хочется.

Как от Марии Николаевны головы-то сносило...:-)
tindomerele
Nov. 11th, 2015 09:33 pm (UTC)
Боюсь, тогда у них у всех все формулировалось жестко...

А как тебе "крепостная Сергея"?
hildae
Nov. 11th, 2015 09:40 pm (UTC)
Да не всегда - те же Никита и Зинаида Волконские принимают католичество. А переговоры с Польским обществом включали обязательно вопрос о независимости Польши (хотя, конечно, без конкретики, вопрос о Западных губерниях Павел Иванович старался пресекать до времени :-) ), так что и с "врагами" там весьма нелинейно.

Кто ещё там чей крепостной, если подумать...:-) и привычно увернулся от цветочного горшка
tindomerele
Nov. 11th, 2015 09:58 pm (UTC)
Зинаида так это точно всем исключениям исключение! И потом, политика-политикой, а брак - совсем иная статья. Олизару же от дома не отказывают и дружбы не лишают. Но вот дочь отдать...

Ох, Серж... Она поехала за ним в Сибирь и испортила ему всю каторгу, так по вашему выходит?. Кстати, о цветочных горшках. Мы тут с Мышью обсуждали контроль за расходами в Петровском заводе, там же по правилам нужно все расходы (а тако же подарки и т. д.) оговаривать с комендантом. Вот и представь, как Мари идет к Лепарскому с докладом об очередном разбитом горшке...
kemenkiri
Nov. 12th, 2015 03:59 pm (UTC)
Гм, "крепостную Сергея" я упустила при первом прочтении. Вернулась, нашла. Гм, Олизару от меня - личный виртуальный цветочный горшок навстречу. С кактусом.
Но вообще это такая летучая идея, помнишь Прыжова, который тоже жалеет, что князь "устарел и отрастил бороду", и что-то там цитирует по-итальянски про Ланселота, имея в виду Поджио...
tindomerele
Nov. 12th, 2015 06:30 pm (UTC)
Знаешь, от меня тоже. Только не горшок, а сковородку. Чугунную. Раскаленную.
naiwen
Nov. 12th, 2015 08:06 pm (UTC)
слово "krepostna" честно говоря надо бы еще проверить, у меня нет стопроцентной уверенности в том, что оно значит в данном контексте именно то, что кажется на первый взгляд.
hildae
Nov. 13th, 2015 06:44 am (UTC)
Меня там еще дивно радует пассаж про "пока политические происшествия в стране не сделали его достойной сочувствия жертвой" .
Произошли происшествия, и он сразу стал так интересен... :-)
naiwen
Nov. 13th, 2015 06:24 pm (UTC)
Но ведь Олизар, я думаю, понимает или догадывается, что Мария Волконского изначально не любила. Другое дело, что он, может быть, совершенно зря тешит себя мыслью о том, что она бы могла полюбить его при других обстоятельствах.
naiwen
Nov. 12th, 2015 02:38 am (UTC)
Там, на самом деле, нужно еще подумать, как перевести насчет этого "дозволения" (не очень внятная формулировка, я может быть невольно усилила акцент), но я вот тоже в этом месте не знала, смеяться или плакать.
Это такая история... в духе времени? Нам сегодня кажется невероятным, чтобы из-за "разницы религий и национальностей" разворачивались такие страсти (хотя... смотря каких религий и каких национальностей), а тут обе стороны ведут себя... вот так. Причем с обеих сторон хорошие люди, очень хорошие люди, но...
Заметим, что так не все себя ведут, потому что несмотря ни на что, смешанных браков все-таки вагон и маленькая тележка. В семействе Юшневских, кажется, такие страсти не разыгрывались, и у многих других тоже. А где-то разыгрывались, есть еще примеры таких драм.
Но он же потом всю жизнь ее любил, до конца. Уже годы спустя, когда ей из Дрездена пишет, видно, что любовь никуда не девалась.
hildae
Nov. 13th, 2015 06:03 am (UTC)
Да как сказать "невероятным", нам уже много раз показали, какие страсти разыгрываются по национальным вопросам. :(
naiwen
Nov. 13th, 2015 06:52 pm (UTC)
Сама тогдашняя ситуация... скажем так, для смешанных браков скорее неблагоприятна (именно русско-польских). По крайней мере одна из сторон очевидно ощущает себя обиженной, униженной и стигматизированной, и надо сказать, что причины у нее для этого реальные и весомые. Я не скрываю того, что на мой взгляд моральная правота в этой ситуации все-таки на польской стороне, несмотря на то, что у них в головах тоже имеются большие-пребольшие собственные тараканы, и они их выгуливают. Но как бы вот несмотря на все свои тараканы, все-таки пострадавшая сторона тут именно они, и они изо всех сил пытаются выдраться из этой ситуации, в том числе - если по-другому не получается - хотя бы сохраниться как нация со своей отдельной культурой, языком, религией и прочим. И тут, натурально, начинают вылезать эти взаимные тараканы - и вроде бы понятно, что они не должны отражаться на взаимоотношениях простых людей (ну, насколько можно людей такого социального круга и статуса считать "простыми людьми" - но ты понимаешь, что я хочу сказать). Но люди, увы, не святые. Даже очень хорошие люди - не святы. А тут все смешалось - любовь, политика, обида, ревность. На мой взгляд, никто тут не заслуживает кактусов. Как раз наоборот - в сложившейся ситуации все стороны ведут себя как живые люди, но - как очень порядочные живые люди. И это как раз сегодня поражает сильнее всего, насколько порой люди того времени ВЫШЕ.
kemenkiri
Nov. 12th, 2015 04:00 pm (UTC)
Нда, получать разрешение на женитьбу в Патриотическом обществе это... Пожалуй, показатель того, что тут Патриотическое общество занимает в голове не то много места, не то какое-то не то место, которое надо бы....
naiwen
Nov. 12th, 2015 08:01 pm (UTC)
Нет, не в Патриотическом обществе (оно тут не причем), а у известных патриотических деятелей (ни один из которых членом Патриотического общества точно не был, это другие тараканы).
kemenkiri
Nov. 12th, 2015 03:54 pm (UTC)
Меня тут целая куча всего озадачивает, и изрядную часть поди выясни...

* Вот эта фантастическая значимость национального вопроса. Я вижу, что он значим для Олизара (до такой степени, что сначала ты получишь разрешение пятерых... нет не родственников, а товарищей по Патриотическому обществу на твой брак... а за это время предполагаемую невесту уже просватают, и не за тебя). И что он описывает события так, что для Раевских это тоже невероятно важно. И вот мне интересно, насколько это так и есть. Потому что нельзя сказать, чтобы вокруг вообще нет межрелигиозных браков: Юшневские; оба брака Иосифа Поджио; Александр (?) Давыдов, женатый на Аглае; Киселев, женатый на Софье Потоцкой etc.
Так в чем в итоге проблема? Встретились два выводка жуков - или все-таки жуки были по одному адресу?

* И вот что мне совершенно из всей этой истории непонятно - это что думала и чувствовала по поводу Олизара сама Мария Николаевна.
tindomerele
Nov. 12th, 2015 06:28 pm (UTC)
Учитывая письмо папеньки, полагаю, там встретились два взвода жуков...
Боюсь, что если у нас внезапно не всплывет какой-нибудь дневник Мари времен её девичества, то ответ на этот вопрос мы не узнаем...
naiwen
Nov. 12th, 2015 08:05 pm (UTC)
Полагаю, что на часть вопросов я могу ответить. На некоторые конкретно (так как есть _другие_ цитаты из переписки Раевских и Олизара по этому вопросу), на некоторые в формате общих гипотетических рассуждений. К сожалению, подключиться к этой дискуссии смогу только на выходных, писать надо много (и интересно).
Да, братья Поджио - совсем мимо кассы. Они _итальянцы_, у них с Российской империей нет никаких "разногласий по земельному вопросу" (Россия у Италии ничего не отжала). Так что вопрос это, конечно, гораздо более политический, нежели чисто этнический или конфессиональный. А вот среди других примеров есть любопытные.
kemenkiri
Nov. 13th, 2015 12:39 am (UTC)
Да, пояснений буду очень ждать!
hildae
Nov. 13th, 2015 06:15 am (UTC)
Мне кажется, здесь общий настрой (на примере Марии Николаевны очень хорошо видно, к ней сватались одни заговорщики :-) ): решимость и преданность делу с браком плохо сочетается. А здесь еще и женитьба на дочери политического противника. Олизар сам себе не доверяет, просит взгляда со стороны.
Да, в общем, если бы тот же Волконский к Пестелю пришел с таким вопросом, неужели бы не повисло в воздухе "вы уверены?..":-) Ведь точно же разговаривали, интересно - как?
( 22 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com