?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

так как удалось подхватить некоторые хвосты.
В одном из предыдущих постов я процитировала два документа и сказала, что не знаю, откуда они взялись - их цитировал Тхоржевский в старой повести "Кардиатрикон" без ссылки. Одно из них - это текст письма, которое якобы написала сама Мария Раевская в ответ на сватовство Олизара (помимо письма ее отца).

А вот, собственно, откуда взялось это письмо. Эта цитата находится на самом деле в письме самого Олизара к его другу, киевскому помещику Станиславу Проскуре, и было обнаружено у Проскуры при аресте в 1826 году. Соответственно, это письмо находится в следственном деле Станислава Проскуры, в неопубликованной части 48 фонда со следующей жандармской пометкой в конце письма: "Олизар находится в обстоятельствах, сходных с писавшим лицом. Он в разводе с женой, которая уже вышла замуж за дивизионного генерала 25 пехотной дивизии Гогеля, имеет двое детей и человек очень влюбчивой". Касательно самого Станислава Проскуры известно то, что когда ему якобы предложили вступить в Патриотическое общество, он ответил, что сделает это только после того, как все члены общества освободят своих крепостных крестьян. За недостатком улик его освободили.

Итак, письмо Олизара. Перевод с польского С.Ланды (который, собственно, и опубликовал все эти любопытные подробности, о чем ниже)
"Tibi soli!" (Тебе одному - лат. - РД) Первое письмо, которое я отсюда пишу, обращено к тебе, мой любимый и верный друг; ты утешался моими надеждами, устранял сомнения, раздели же сейчас мое удивление и печаль. Ты знаешь мое письмо о том ответе, который был за час написан. -
"Я получила Ваше письмо и предложение, которые Вы мне делаете, дорогой граф; оно еще более привязывает меня к Вам, несмотря на то, что я не могу его принять.
Вы совершенно не сомневайтесь в моем уважении к Вам, мое поведение должно Вас в этом убедить, и оно никогда не изменится. Но подумали ли Вы сами, дорогой граф, о том положении, в котором Вы находитесь? Отец двух детей, разведенный муж, на что у нас смотрят совсем не так, как в Польше, и, наконец, политическое положение двух наших народов, - все создает непреодолимое препятствие между нами".
Далее она говорит мне там же об искренней печали, которую испытывает, будучи вынужденной дать мне такой ответ, - но, что удивительней, заканчивает следующими словами:
"Я надеюсь, это не лишит нас возможности видеть Вас в нашем доме, где Вы были приняты так дружественно, и будьте убеждены, что никто из членов нашей семьи ничего не узнает об этом деле. Я надеюсь также, что во всех обстоятельствах, Вы можете рассчитывать на меня, как на истинного друга" будьте уверены, что во всех обстоятельствах можете рассчитывать на меня, как на истинного друга" (отрывки из письма М.Раевской Олизар цитирует на французском языке - примечание С.Ланды)
- Как понимать это письмо, что оно значит, все ли окончено? Я ничего не могу понять. Не маленькая ли это месть и использование того самого оружия, которым я... может быть... мучил их? Эта народность!.. (выделено в оригинале - РД) Как бы то ни было, но положение мое очень печально, и я должен тебе признаться в своей слабости. Я провел две бессонные ночи, две ночи я плакал! Дальнейшее мое поведение, однако, вполне ясно. Исполняя долг порядочного человека, я буду вести себя согласно воле родителей той, чье счастья, а возможно лишь спокойствие я столь высоко ценю. В течение этого одного и последнего месяца моего пребывания в Киеве, а возможно и вообще в этих местах, я буду у них бывать очень редко; если ее отец будет меня упрекать в этом, я ему отвечу, что "ему пристойно отказывать, а мне пристало быть жестоким". Если он скажет, что "привязанность его дочери уничтожает препятствия" (слова в кавычках в оригинале на французском языке - примечание Ланды), в чем я весьма сомневаюсь, я смогу быть еще счастливым. Видишь (?) меня, ибо четыре и более (нрзбр) впереди, но смилуйся надо мной, не старайся меня утешать, не забывай, что я люблю и что долго и долго еще я буду испытывать это чувство! Остерегайся в особенности выставлять мне добрые последствия, вытекающие из этого положения. Ты это можешь высказать искренне, а я желаю, чтобы это врагам моим послужило в насмешку! И пусть лишь само время и забвение принесут мне облегчение.
Через несколько дней сюда приезжает мой брат - раньше я как будто искал с ним встречи, теперь я хочу быть один. Мне незачем спешить и поэтому я, вероятно, выеду отсюда лишь в половине либо в конце августа. Здесь у меня меньше знакомых, меньше придется стыдиться своих страданий, ах, и то счастье, страдать сколько хочется! Буду в твоей деревне по пути в город, где решится моя судьба, а сейчас экстра-почта отходит, поэтому обнимаю тебя, а ты отри лицо, ибо я плачу!
20 июля 1823. Одесса".

Вопросы по тексту.
1) Непонятна хронология событий. Сначала отказывает отец, потом пишет письмо дочь, но при этом Олизар (который уже уехал из Киева в Одессу) собирается снова ехать в Киев и еще на что-то надеется?
2) Неизвестно, насколько точно сам Олизар передает письмо Раевской
3) Если письмо точное, то видно, что Мария Николаевна тоже упомянула не только развод и двух детей, но и пресловутую "разницу народностей".
4) И эээ... как понимать якобы написанную ей фразу "и будьте убеждены, что никто из членов нашей семьи ничего не узнает об этом деле". Она намекает на то, что Олизар может стать ее любовником, а он гордо отказывается, "исполняя долг порядочного человека"? Или как это следует читать?
5) Вообще поражает количество людей, ставших свидетелями публичной душевной драмы Олизара - Проскура, Сергей Муравьев, Мицкевич, Пушкин. Интересно, это тогда так было принято - всем рассказывать о несчастной любви и неудачном сватовстве, или это личная особенность Олизара, который щедро делится своими переживаниями со всеми знакомыми?

Там же я цитировала письмо Олизара к Волконской из Дрездена. Ланда цитирует это же письмо в более полном виде - но! увы, по совершенно непонятным причинам ссылка тоже отсутствует! (кажется, это просто брак полиграфии, там в сносках перепутаны страницы). Указано только, что письмо написано на французском языке "в 1859 года в Дрездене, куда проездом в Карлсбад заезжали Волконские, чтобы повидать старинного знакомого и приятеля" (интересно, что Тхоржевский описывает эту встречу так, что Олизар и Мария Волконская едва ли не случайно увидели друг друга на улице и узнали друг друга. А Ланда описывает это так, что супруги специально заехали навестить Олизара, и почему-то мне эта версия кажется более точной). Причем где-то эти письма живут, так как у Тхоржевского и у Ланды разные переводы (значит, оба сами переводили с первоисточника) и Тхоржевский цитирует дальше еще и второе письмо.

Вот это письмо (первое), в переводы Ланды:

"Сон ли это? Действительность ли это? Снова увидеть Вас, дорогая княгиня?.. После тридцати четырех лет расставания!! Я все еще не могу избавиться от восторженного впечатления, и если бы не Ваш, увы! короткий визит - такой земной - я склонен был бы видеть в нашей встрече нечто предопределенное самим небом! Значит я не умру, не повидав Вас еще раз здесь, на земле, не сказав Вас, что вы были моей Беатриче, что когда-нибудь, когда-нибудь - да будет это "когда-нибудь" еще очень далеким для Вас - еще раз произойдет наше свидание на небе!
В своих старых бумагах я нашел стишок, написанный под впечатлением встречи с Вами в первый год Вашего замужества. Это было 14 июля 1825 года в Одессе, и я признаюсь, что встреча в Дрездене в 1859 году всецело в Вашу пользу, чистая, облагороженная столькими страданиями душа! Мне кажется, что возраст ничему не повредил. Он прибавил только ту патину времени, которая дает возможность отличить истинное от поддельного и увеличивает ценность, достоинство - сказал бы я - этих памятников - наших воспоминаний. Как я тогда проносился по кругам моего Ада с нашим современным Виргилием, наши славным Мицкевичем (который, кроме того, был моим другом и товарищем по изгнанию); к нему я обращал свои скорбные и поэтические признания. В своих Крымских Сонетах - в сонете "Аю-Даг" (у подножья которого у меня было поместье) - он мне даже оказал честь, адресовав моей скорби несколько слов. Сколько лет, как я уже перестал перечитывать все это! Но, увидев Вас снова в Дрездене, дорогая княгиня, найдя вновь в Ваших чертах еще более подчеркнутыми все прекрасные душевные качества, котоыре Ваша жизнь, столь прекрасная, жертвенная и христиански добродетельная, сделала неизгладимыми в глазах тех, кто Вас знает, я не мог противостоять желанию сообщить Вам о сходстве и различии этих двух встреч, отделенных друг от друга 34-мя годами молчаливого воспоминания. В моих стихах Вы зоветесь Амирой. Это - анаграмма Вашего имени. И вот что я рассказывал о моей первой встрече с Вами в 1825 году покойному Виргилию.
NB Вы слишком много хорошего сделали тогда для моих бедных соотечественников, сосланных в Сибирь, чтобы не научиться понимать их язык. Однако, я перевел текст рядом с буквальным переводом в плохой французской прозе. Переводы бедного Сергея (С.Г.Волконского - примечание Ланды) были куда лучше, но у меня их тогда конфисковали.

2-й том поэтических воспоминаний. Воспоминание IV. Амира.
Я видел! видел!... Так, омраченные глаза
Уже не страшатся солнечного пламени;
Постоянные слезы, когда их покрывает черная поволока,
Заставляют привыкнуть к вечной тени!..
Их безумные взгляды уже не выдают сердце
И смело встречают улыбку Неблагодарной...
Но я говорил о солнце?.. властью этого солнце
Все еще льются слезы в этих омраченных глазах.
Цветы, скалы, все, что живет и существует,
Чистыми слезами встречают величие светильника миров.
Кто же у меня вырвет, кто лишит меня права
Такими же слезами почтить светило моей жизни?..
Нет! и я плакал - и ты не вправе
Осуждать несчастного за столь благородную слабость!
Способна ли к любви ничтожная душа?..
За что же жестокая судьба разрешает мне видеть тебя
Не в обманчивых добродетельных снах,
Когда человек, находящийся у границ жизни, вступает в области смерти,
Познавая иные утешения и муки!..
Может быть, я увидел бы тебя в образе ангела!..
Может быть, я услышал бы такие слова милой:
"Утешься! Жизнь кратка - тот не теряет любимой,
Кто из собственной могилы создает алтарь!"
А может быть я увидел Тебя с развевающимися волосами,
Бессильной бежать от молчаливого призрака..
Я бы услышал, как Ты кого-то... проклинаешь и судьбу!
А она рядом с Тобой - эта преследующая тень!..
Ты уже плачешь, пала на колени, кричишь: "О, страшный призрак!
Пощади!.. Пусть мои слезы тебя смягчат!..
Я убийца!.." и Ты бледнеешь, колеблешься, мертва.
Призрак тебя схватил и сказал: "Время пришло Тебе быть моей!"
Какое страшное видение! страшное?.. Но не такое,
Как ежедневное утро презренного Тобой!!
Видеть эту холодную улыбку... Ах! подобным минутам
Влюбленный охотней предпочел бы смерть!
Я теперь смотрю на тебя, как тот умирающий на врага, кто с чувством радости
Завещает живущему сверкающий мрамор,
Которым рад скорее прикрыть свои кости!

Горачий советует не перечитывать свои сочинения раньше 8 лет, если хотят их исправить; я же их перечитывал 20 лет спустя, и я их больше исправлять не буду. Я был сумасшедшим, несправедливым, я был несчастным, но я Вас очень любил! Тридцать с лишним лет существования излечили меня от двух первых недостатков, в то время, как Ваше появление в Дрездене лишь убедило меня, что я сохранил неприкосновенным третье хорошее качество моего сердца!
Моя сегодняшняя поэзия не еть и не может быть ничем иным, как покорной просьбой, обращенной в молитвах к тому, кто разрешил, чтоб две души, которые подверглись испытанию, но были созданы для взаимопонимания..."

(окончание письма отсутствует)

Тут есть еще любопытная деталь, обратите внимание - Олизар пишет про встречу с уже замужней Марией Волконской в 1825 году в Одессе. И что якобы Сергей Волконский переводил его стихи. Ланда утверждает, что именно во время этой встречи - то есть вот Олизар демонстрировал счастливому мужу свои любовные стихи, посвященные его жене, а Волконский их переводил? Так это следует понимать? Я, кстати, не подозревала в Сергее Григорьевиче таких отличных познаний в польском языке, у него и с русским-то не очень, надо признать (при всей моей к нему горячей симпатии).

А все это извлечено из древней-древней (и похоже, мало кому известной) статьи Ланды "Мицкевич накануне восстания декабристов" (В сб."Литература славянских народов", вып.4. М, 1959). Причем изначально я эту статью копировала для того, чтобы пополнить свои познания о круге филоматов, и даже не знала, что там есть еще и что-то про Олизара. Ланда все-таки прекрасный был историк, с широчайшим кругозором, попутно и мимоходом сообщает кучу интереснейших сведений в контексте эпохи.

... А вообще вот никогда мне особенно не были близки любовные истории - а тут прямо так увлеклась :)) И опять читаешь и думаешь: ведь отличный был бы фильм. Но - как правильно сказала Хильда, не дай Бог туда притянут нынешнюю "патриотическую идеологию" :(

PS Стихи, конечно, кажутся бессвязными - с другой стороны, это двойной перевод. А когда оно в оригинале (в мемуарах приведены другие, в оригинале), то оно вроде и ничего так, в зарифмованном виде.

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
aywen
Nov. 19th, 2015 07:23 pm (UTC)
К вопросу 4) - может быть, он ей предлагал бежать, после того, как Раевский отказал, она не соглашается, но обещает членам семьи не выдавать?
naiwen
Nov. 19th, 2015 07:26 pm (UTC)
Что-то мне это кажется еще более сомнительным. Куда бы они бежали, за границу разве что? Не иголка в стоге сена, они все слишком заметные люди
aywen
Nov. 19th, 2015 07:51 pm (UTC)
Так им же и не надо скрываться бесследно и долго. Уехать в деревню, на хутор, обвенчаться, после этого можно падать в ноги родителям.
alinagordelli16
Dec. 24th, 2015 02:17 pm (UTC)
Вы меня так обрадовали Вашнй симпатией к Сергею Григорьевичу, которую я полностью разделяю!
А могло быть, что Олизар писал стихи по-французсеи, а не по польски, ведь он наверняка хотел бы показать их возлюбленной?
В таком случае СГ мог их переводить.
А почему Олизар называет его бедным, если по поводу ссылки, то он тогда и письмо адресует такой же бедной МН, а это как-то некорректо.
naiwen
Dec. 24th, 2015 02:22 pm (UTC)
Нет, он точно писал по-польски, он же сам об этом пишет и в своих мемуарах приводит образцы своего творчества :)
А Сергей Григорьевич, как видно из контекста, переводил из с польского на французский (так как по части литературного русского языка Сергей Григорьевич, увы, не выдающийся мастер пера) :)
А где Олизар называет Сергея Григорьевича бедным, я что-то пропустила?
alinagordelli16
Dec. 24th, 2015 02:44 pm (UTC)
в Вашем же тексте:

NB Вы слишком много хорошего сделали тогда для моих бедных соотечественников, сосланных в Сибирь, чтобы не научиться понимать их язык. Однако, я перевел текст рядом с буквальным переводом в плохой французской прозе. Переводы бедного Сергея (С.Г.Волконского - примечание Ланды) были куда лучше, но у меня их тогда конфисковали.

Вы правы по поводу последовательности перевода. Получается очень пикантно - молодой муж переводит любовные стихи адресованные его жене! :)) Но от добрейшего СГ этого можно было ожидать. СГ мог подучиться польскому у Юлиана Сабинского. (Мне недавно удалось завладеть раритетным изданием Дневников Сабинского - все четыре тома на польском. У Вас они наверняка есть.) Но это не состыковывается по времени с конфискацией...
naiwen
Dec. 24th, 2015 02:51 pm (UTC)
*** NB Вы слишком много хорошего сделали тогда для моих бедных соотечественников, сосланных в Сибирь, чтобы не научиться понимать их язык.

Так это он не про Сергея Григорьевича пишет, а про польских ссыльных: про того же Сабиньского и многих других, которым, действительно, Мария Волконская и вся семья Волконских оказывали большую помощь. Впрочем, там все друг другу помогали.
Вот тут я еще один интересный пример приводила:
http://naiwen.livejournal.com/1041313.html

*** СГ мог подучиться польскому у Юлиана Сабинского.

Нет. Тут же речь о том, что он переводил стихи еще в 1824 году в Одессе, а подучиться польскому у Юлиана Сабиньского он мог бы только уже в Сибири :)
Но в принципе те русские дворяне, которые жили на Украине подолгу и соприкасались с польским дворянством, в общих чертах понимали язык. Насколько хорошо, сложно сказать.

У меня дома пока только первый том дневников Сабиньского на русском языке, второй том я еще не заказывала из Иркутска. Польское издание я читала в библиотеке, дома у меня его нет.

(Мне недавно удалось завладеть раритетным изданием
Дневников Сабинского - все четыре тома на польском. У Вас они наверняка
есть.) Но это не состыковывается по времени с конфискацией...
alinagordelli16
Dec. 24th, 2015 03:01 pm (UTC)
то есть примечание Ланды неверно? Или я что-то не так поняла - примечание Ланды ведь относит Волконского к словам "бедный Сергей"?

Про поляков в Сибири понятно, я их упомянула в случае если произошла какая-то путаница со временем. Из Иркутска у меня только отрывки Дневника Сабинского переведенные Шостаковичем. Польским не владею - придется учить :-)) но уже понятно по корневым словам, что переведено было отнюдь не все интересное имеющее касательство к Волконским (мой основной интерес, вернее - сам Сергей Григорьевич).
Я не знала, что переводят все тома - это прекрасно! Мне польское издание нашли друзья из Вроцлава у букинистов.

Могло бы быть, что под Сергеем подразумевается Муравьев-Апостол? Знал ли его Олизар? Мог назвать его "бедным" в таком случае.
naiwen
Dec. 24th, 2015 03:13 pm (UTC)
А, я разобралась, а то поначалу запуталась. Речь идет об этой фразе из письма Олизара "переводы бедного Сергея были куда лучше". Нет, конечно, здесь подразумевается именно Волконский, а почему бы ему не назвать его бедным? Олизар, конечно, сочувствовал всем сибирским изгнанникам.
Олизар с Сергеем Муравьевым-Апостолом - близкие друзья, но здесь речь идет не о нем.
Дневник Сабиньского сейчас в Иркутске перевели и издали на русском полностью, а польское издание уже тоже стало раритетом (русский тираж, кстати, больше польского).
Извините, а вы откуда? Всегда приятно, когда приходят люди, которым действительно интересно то, что ты пишешь, все-таки у меня специфический исторический журнал.
alinagordelli16
Dec. 24th, 2015 03:22 pm (UTC)
Я продолжила на другой страничке - у меня есть профессиональная гипотеза по поводу поведения МН на поселении.
Я живу и работаю в Лондоне, занимаюсь иммунотерапией лейкемии, в данный момент - в полуделовой-полурождественской поездке по Южному Кавказу, если вы видите мой IP - не удивляйтесь :-))
Сергей Григорьевич - моя давняя "Неутаенная любовь" (перефразировав г-на Филина). Оставаться исторически беспристрастной к нему мне сложно :-)) По мере возможности, комментирую вопиющие несуразности в интернете касателько его. Иногда сознательно перегибаю палку - клин клином вышибают, благо в непрофессионализме меня обвинить не получится! :-)) Иногда у нас, дилетантов, появляются интересные и свежые мысли и наблюдения - со стороны, что-то волде детских вопросов.
Особенно обидно, когда поведение МН желают оправдать, стараясь очернисть Сергея. Конечно он ее в Сибирь звал (хотя тогда никто не думал, что так надолго), но, в конце концов, силой ее никто туда не тащил. Об этом у меня тоже есть несколько гипотез и идей.
Я очень рада, что нашла Ваш журнал - здесь столько всего нового и интересного!

Edited at 2015-12-24 03:35 pm (UTC)
hildae
Feb. 3rd, 2016 10:50 pm (UTC)
Извини, что я так внезапно, но перечитываю твои посты 19-вечные, и не удержалась.
А почему ты так уверена, что "бедный Сергей" здесь все-таки не Муравьев? Я понимаю, что его в это время не было в Одессе, но это же не обязательно.
Я пытаюсь уложить в голове картину, как Сергей Григорьевич переводит с польского на французский стихи Олизара, и... майн голова нихт! :))
А еще, я смотрю, тебе тоже встречался биограф Филин...
naiwen
Feb. 4th, 2016 02:39 am (UTC)
О да, биограф Филин встречался :))
Мне кажется, что здесь по контексту предполагается именно Волконский, только его в письме к М.Н. Олизар мог бы назвать по имени. Если бы он писал о Сергее Муравьеве - он бы, наверное, назвал его по фамилии, иначе трудно разобраться.
Ну и вроде бы нигде никогда не было указано, что Сергей Муравьев знал польский язык. Хотя все может быть.
hildae
Feb. 12th, 2016 09:22 pm (UTC)
Он как-то особенно мерзок, меня от одной его интонации трясет.
А потом, ты же понимаешь, от него Сергею Григорьевичу тоже досталось... :)

Меня смущает слово "бедный", как-то непонятно к чему употребленное.
Олизар мог Сергея Муравьева назвать по имени, без фамилии, если это отсылка к разговору, бывшему при встрече. Теперь только гадать...
naiwen
Feb. 13th, 2016 04:34 am (UTC)
*** Он как-то особенно мерзок, меня от одной его интонации трясет.
А потом, ты же понимаешь, от него Сергею Григорьевичу тоже досталось... :)

А это стиль такой, модный и современный: я сам грязненький и серенький, ну и заодно всех изгажу, до кого мне не дотянуться, чтобы и они выглядели такими же грязненькими. А что такого? Я же ничего плохого, ведь люди и правда ВСЕ такие :(

А по второму - да, теперь только гадать. Мне интересно, где эта переписка, так как такое ощущение, что было еще одно письмо, из которого цитируют только хвостик, не могу найти первичную ссылку.
( 14 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com