?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я вернусь к пропущенным главам мемуаров Олизара, но опять не с самого начала. Первую часть (сугубо польскую) я пока опускаю вообще. Из второй части я тоже пока вынуждена пропустить первую главу, в которой рассказывается про быт Киевской губернии и историю выборов Олизара губернским маршалом (пропускаю потому, что глава длинная, в ней упоминается невероятное количество местного дворянства, поэтому она требует зубодробительных комментариев).

И я еще раз прошу, если кто-то не заметил предыдущий пост: http://naiwen.livejournal.com/1354494.html спасибо всем, кто ответил по поводу этих злополучных казенных шинков, но к сожалению, у меня так и не сложилось внятной картинки в голове. Может быть, у кого-то есть еще идеи?

***

Оригинал: Olizar G. Pamiętniki. 1798—1865. Lwow, 1892.
Русская публикация в сокращении: "Русский вестник", 1893, NN 8-9

Вместо предисловия: http://naiwen.livejournal.com/1269941.html
Часть 2, глава 6: http://naiwen.livejournal.com/1270125.html
Часть 2, глава 8: http://naiwen.livejournal.com/1271264.html
Часть 2, глава 9: http://naiwen.livejournal.com/1277107.html
Часть 2, глава 10: http://naiwen.livejournal.com/1278007.html
Часть 2, глава 11: http://naiwen.livejournal.com/1284808.html
Часть 2, глава 12: http://naiwen.livejournal.com/1288234.html
Часть 2, глава 13 (начало): http://naiwen.livejournal.com/1293529.html
Часть 2, глава 13 (окончание): http://naiwen.livejournal.com/1294233.html
Часть 2, глава 14: http://naiwen.livejournal.com/1297651.html
Часть 2, глава 15, начало: http://naiwen.livejournal.com/1309429.html
Часть 2, глава 15, продолжение-1: http://naiwen.livejournal.com/1311362.html
Часть 2, глава 15, продолжение-2: http://naiwen.livejournal.com/1317518.html

Курсивом выделены фразы, написанные в оригинале по-французски

Жирным шрифтом выделены фразы, написанные в оригинале по-русски латинским транслитом.

Подчеркнуты слова и фразы, которые выделены в оригинале

* звездочками обозначены авторские примечания мемуариста
1) цифрами обозначены мои примечания

Итак, Олизар живет в Киеве, повторно избран губернским маршалом и сближается с семейством Раевских. Хронология его мемуаров перепутана, что мы увидим позже - здесь важно понимать, что описанная им ниже в главе 2 поездка в Петербург происходит не ДО его сватовства к Марии Раевской, как можно было бы подумать исходя из последовательности его повествования, а ПОСЛЕ.
Примечаний пришлось сделать много, поэтому публикацию главы я разбила на две части.

Глава 2 (начало)

Аренду казенных шинков в Киеве держал полковник Юзеф Понятовский 1), достойный и зажиточный обыватель, но когда вооруженные банды из Заднепровья приспособились провозить алкоголь мимо него контрабандой, что приводило порой и к злодеяниям, он выпросил у военной власти следствие на этот счет. Под видом такого случая прислали тогда в Киев из штаба главной армии под командованием фельдмаршала Сакена 2), какого-то генерала Эртеля 3). Повсеместно, впрочем, многие были уверены, что этот Эртель скорее был прислан для политического шпионства и преследования впадающего уже в немилость генерала армии Раевского, нежели для дела контрабандистов 4); а так как Эртель был немеряно гордый и, не сделав мне визита, сам ожидал его от меня, я приказал ему сообщить, что я хозяин, а он гость, а хотя его ранг действительно выше моего, ибо он был полным генералом 5), однако если бы я приехал в своем должностном мундире 6), то представлял бы всех обывателей нашей провинции, а среди них есть некоторые выше рангом, чем он, поэтому первым к нему я приехать не могу. Быть может, я не имел таких изысканных раздумий по поводу этикета, хотел лишь, чтобы этот знаменитый подлец не пытался покарать человека, которого я очень уважал и с семьей которого был дружен. Не думал я вообще о последствиях, которые могли бы произойти из этого обстоятельства, и оказывал явное пренебрежение врагу Раевского. Оскорбленный немец делает секретное донесение, что якобы он узнал о том, что я, губернский маршал, во время недавно прошедших выборов, на которых был повторно избран на эту должность, провозглашал подстрекающие патриотические речи, грозящие нарушением общественного спокойствия.7)

Опереженный таким доносом, ничего о нем не ведая, прибываю я в столицу 8). Рекомендательные письма гр.Браницкой 9) и прочих отворили мне вход в известнейшие дома, но нужно было представиться императору и его высочайшей семье. Итак, еду я к заместителю главного управляющего двора Лассуньскому 10), который вписывает меня в список тех, кто представляется владетельным особам.
В назначенный день я призываю цирюльника, ибо тогда еще без пудры ко двору не допускали и начинаю туалет, когда прибывает дворцовый курьер и просит, чтобы я немедленно отправился к князю Петру Волконскому 11), старшему императорскому адъютанту.
Рассуждая, естественно, что прямо оттуда я отправлюсь во дворец, наряд не меняю, но какое же было мое удивление, когда князь, хотя и с великой любезностью по-французски ко мне обращаясь, уведомил, что для того хотел меня предварительно видеть, чтобы исполнить печальное поручение данное ему сиятельным государем, «что император не желает, чтобы я или кто-либо из членов моей семьи был ему представлен». Obstupui! 12) и спрашиваю: «откуда такая со мной приключилась немилость? На это князь Волконский: «Не мое дело об этом знать, а только сообщить вам, что мне было поручено. Сиятельный государь, добавил он, в этот раз только этим и ограничится, но если бы все дольше продолжалось, вы можете ожидать гораздо худших последствий».

В нетерпении я бросил болвана дипломата, и в страшном негодовании пишу императору письмо следующего содержания:
«Наказание, которое мне отмерил Ваше Императорское Величество, для виновного может быть малым, для невинного же слишком велико. Я прошу Ваше Императорское Величество о милости, в которой наибольшему в своем государстве злодею не отказал бы, то есть, об объявлении моих вин и суде над ними, либо о возвращении мне явно утраченной, не знаю за что, монаршей милости, что в моем лице касается обывателей целой провинции, которой я еще имею честь быть представителем».

Мое письмо могло быть еще обширнее, но посетивший меня в эту минуту правитель польской канцелярии из министерства Игнация Соболевского 13) молодой человек Игнаций Туркул 14), ныне сделавший высокую карьеру, добрый приятель, быстрый умом и лучше привыкший к формам двора, с поспешной любезностью совершил редакцию этого письма, которое мы отдали в первое почтовое бюро, адресуя его в такой форме:
«В собственные руки Сиятельного Государя».


Примечания

1) Вероятнее всего, речь идет об этом человеке: Понятовский Юзеф (Poniatowski Józef) (1762-1845), полковник польской армии в отставке, из княжеского рода Понятовских, родственник последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского. Во время русско-польской войны в 1792 году служил адъютантом у другого своего известного родственника Юзефа Понятовского – будущего наполеоновского маршала; после окончания войны вышел в отставку и поселился в своих имениях на Украине. В 1806 году основал на Украине первую суконную фабрику (мануфактуру), ткани которой считались в то время лучшими в Киевской губернии, на его мануфактуре работали около 1000 человек. Одна из дочерей Понятовского, Аврора, вышла замуж за графа П.Д.Бутурлина, адъютанта графа М.С.Воронцова, впоследствии секретаря русского посольства в Италии (в дальнейшем ее муж тоже принял католичество и остался жить в Италии, где и умер)

2) Остен-Сакен Фабиан Вильгельмович, граф (Фабиан Готлиб фон дер Остен-Сакен; 1752-1837), из остзейских дворян, русский генерал (впоследствии с 1826 года фельдмаршал). Участник суворовских военных походов, наполеоновских войн, отличился во время заграничных походов в 1813-1814 годах, командуя в это время корпусом. С 1818 года командующий 1-й армией, расквартированной в основном на Украине. С 1835 года в отставке, умер в Киеве и похоронен в Киево-Печерской Лавре.

3) Эртель Федор Федорович (1768-1825), русский генерал, происходил из обедневшего прусского дворянского рода, с 1785 года на русской службе. Занимал в разное время, помимо прочего, должности обер-полицмейстера Москвы и обер-полицмейстера Санкт-Петербурга. Участник войны 1812 года. С 1815 года – генерал-полицмейстер 1-й армии (вновь зачислен на службу в 1823 году после отпуска по состоянию здоровья – как раз об этом периоде его службы пишет Олизар). О личности Эртеля Ф.Ф.Вигель писал так: «сама природа» создала Эртеля «начальником полиции: он был весь составлен из капральской точности и полицейских хитростей. Когда, бывало, попадешь на Эртеля, то трудно от него отвязаться… всякий мог опасаться сделаться предметом обвинения неотразимого, часто ложного, всегда незаконного, и хотя нельзя было указать ни на один пример человека, чрез него пострадавшего, но ужас невидимой гибели, который вокруг себя распространяют такого рода люди, самым неприязненным образом располагал к нему жителей» (Ф.Ф.Вигель. Записки. М., 2000)

4) Сам Эртель в автобиографической записке сообщал, что был послан в Киев: «1-е) для следствия о корчемниках, убивших трех и ранивших шесть человек; 2) для открытия масонской ложи с членами; 3-е) для отыскания азартных игроков» (РО ИРЛИ. Ф.617. Д.1. Л.6. Цит. по: Киянская Оксана. Декабристы. М., 2015, с.260). Наибольший интерес полицмейстера вызвала слежка за масонами (деятельность которых к этому времени уже была официально запрещена), однако Эртель стремился также доказать, что «на самом деле они занимаются «подстреканием революции». Руководил же «подстрекателями», по его мнению, генерал Раевский. «Отставной из артиллерии генерал-майор Бегичев тотчас по уничтожении масонов прибег к отрасли масонского заговора, то есть… открыл магнетизм, которому последовал и г.генерал Раевский со всем усердием, даже многих особ в Киеве сам магнетизировал, - сообщал он в марте 1824 ода в Могилев, в штаб 1-й армии» (Там же, с.261). После следствия Эртеля генерал Раевский в ноябре 1824 года был уволен в отпуск по собственному прошению «до излечения болезни»

5) Полный генерал – обычно генерал какого-либо рода войск (кавалерии, инфантерии и др.), в данном случае Эртель, как уже выше сказано, генерал-полицмейстер.

6) То есть в гражданском мундире Киевского губернского предводителя дворянства (губернского маршала). Выборная должность губернского маршала соответствовала 5-му классу Табели о рангах, должность же Эртеля соответствовала 2-му классу; поэтому Олизар и пишет о том, что «его ранг был действительно выше моего».

7) Когда Олизар отправился в столицу, К.Ф.Толь (начальник штаба 1-й Армии) известил Дибича: «Легко может быть, что цель поездки графа Олизара есть та, чтоб посредством тайных связей или членов своих, в различных управлениях в С-Петербурге находиться могущих, выведать о последствиях поездки генерала Эртеля и стараться отвращать меры, которые против сего принимаемы будут» (Цит.по: Киянская Оксана. Декабристы. М., 2015, с.263)

8) Олизар был в Петербурге в период с 10 апреля по 3 мая 1824 года, за ним в столице был установлен секретный надзор. 3 мая петербургский обер-полицмейстер сообщил дежурному генералу главного штаба, что «граф Олизар бывает у статс-сектераря Кикина, исправляющего должность министра внутренних дел г.действительногт тайного советника Ланского, ездит к обер-гофмейстеру графу Литте, генерал-лейтенанту графу Витту, но самое его короткое знакомство с служащим по министерству народного просвещения статским советником графом Плятером, квартирующим с ним в одном доме. У Олизара, кроме Плятера, никто не бывает» (Цит.по С.С.Ланда. Мицкевич накануне восстания декабристов // Литература славянских народов, вып. 4. М., 1959, стр. 167-168). Во время своей поездки в Петербург Олизар встречался, в числе прочих, с декабристом членом Северного общества С.П.Трубецким, о чем тот упоминает в своих следственных показаниях – ошибочно датируя, впрочем, встречу с Олизаром, 1823 годом: «Он мне сделал визит… Между тем осведомился я также, что он здесь в подозрении, потому что слишком вольно говорит, я дал ему о сем сведения, прося, чтоб меня ему не называли, но посоветовали ему быть осторожным» (ВД, том II, стр. 331-332, показания С.П.Трубецкого в деле А.О.Корниловича)

9) Браницкая Александра Васильевна (1754-1838), урожденная Энгельгарт, графиня, вдова бывшего коронного гетмана Польши Ксаверия Браницкого (1731-1819), племянница фаворита Екатерины II Григория Потемкина и в молодости – его любовница; одна из богатейших помещиц своего времени. После смерти мужа жила в своем имении в Белой Церкви на Украине.

10) Ласунский Павел Михайлович (1777-1829), гофмаршал двора Его Императорского Величества (придворный чин III класса, ведал делами по довольствию двора, организации приёмов и путешествий, руководил придворными служителями, содержал стол императорской семьи). Происходил из дворянского рода, предки которого выехали из Польши в Новгородскую землю.

11) Волконский Петр Михайлович, князь (1776-1852), русский военный и придворный деятель. Во время войны 1812 года состоял при особе государя. В течение многих лет занимал должность начальника Главного штаба Е.И.В. Впоследствии занимал должности министра Императорского двора и др. Умер в Петербурге. Его жена – Софья Григорьевна Волконская (1786-1869), родная сестра декабриста Сергея Григорьевича Волконского.

12) Obstupui (лат.) – начало цитаты из «Энеиды» Вергилия: «Obstupui, steteruntque comae, et vox faucibus hasait» («Я оцепенел: волосы мои встали дыбом, и голос замер в гортани») (Энеида, II, 774)

13) Соболевский Игнаций (Sobolewski Ignacy; 1770-1846), польский политик, занимал различные должности в Варшавском княжестве, а затем в автономном Царстве Польском. Не вполне понятно, какое именно «министерство Соболевского» имеет в виду Олизар, так как в описываемый период времени в 1824 году Соболевский занимал должность министра-секретаря Государственного совета ЦП (с 1815 по 1824 год), а в 1825 году стал министром юстиции. После Ноябрьского восстания в эмиграции, умер в Генуе

14) Туркул Игнаций (Тurkułł Ignacy; 1798-1856), польский и русский государственный деятель, впоследствии статс-секретарь Царства Польского, действительный тайный советник, сенатор, член Государственного совета и Комитета министров


Продолжение главы следующим постом.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
kemenkiri
Dec. 29th, 2015 10:01 pm (UTC)
Ага, а вот и тот самый генерал Эртель, который, помнится, переполоших южан и Матвея! Что интересно, контрабандный алкоголь он, похоже, тоже расследовал, как ни странно...

В дополнение к этому - еще и Раевский-старший, занимающийся магнетизмом! Вот ведь картина...

И, кстати, тоже из примечания - вот пожалуйста, Олизар ездит к Витту, явно знаком - понятно, откуда он знает Изабеллу.
naiwen
Dec. 29th, 2015 11:43 pm (UTC)
Ага, это тот самый Эртель.
Олизар, я полагаю, и старших Потоцких знал (а кажется где-то в первой части он об этом и упоминает).
Я с некоторой осторожностью цитирую по книжке Киянской, потому что кто ее знает, насколько у нее не искаженные цитаты, но другого варианта прояснить ситуацию с этим расследованием Эртеля у меня не было...
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com