?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

которые прожили бурную и полную лишений жизнь, родившись в одной эпохе и заканчивая жизнь в совершенно другом, необратимо изменившемся мире...

Случайно попалась мне сегодня в сети переписка Вацлава Серошевского и его дочери Марии Серошевской. Здесь нужно некоторое количество пояснений - Серошевский, конечно, заслуживает отдельного обстоятельного рассказа, но я тут пока коротко. В конце девятнадцатого века этот ссыльный "пролетариатчик", сосланный в Якутию - стал, как водится, одним из крупнейших исследователей Сибири, в первую очередь якутской этнографии. Писатель, этнограф, фольклорист, публицист, общественный деятель, демократ и просветитель Сибири, участник различных экспедиций, свои исследования и повести о якутах он писал на двух языках - польском и русском - и до сих пор считается образцовым якутоведом, открывший миру таинственный народ Севера.
Здесь важно то, что в Сибири Серошевский, как водится, обзавелся женой-якуткой и ребенком - дочерью Машей. Якутская жена вскоре умерла, а отец продолжал воспитывать дочь в одиночку и впоследствии после ссылки привез ее в Москву, где она вращалась в кругах русской интеллигенции и (как видно из последующей переписки) воспринимала себя скорее как русскую, нежели как якутку или полячку. Впоследствии, вернувшись на родину, Серошевский женился второй раз на польке и имел троих детей от второго брака, но первую дочь никогда не забывал и общался с ней.
А дальше судьба разводит отца и дочь: немолодой уже Серошевский оказывается в Польше в легионах Пилсудского и впоследствии остается в независимой Польше, где занимает различные государственные, общественные и научные должности; его дочь остается в советской России, впоследствии в СССР, где работает в школе обычным бухгалтером, сотрудничает с обществом Политкаторжан (среди которых немало тех, кто хорошо помнит ее отца) - и, в общем, живется ей нелегко. Но когда пожилой отец со второй семьей пытается ее уговорить уехать из СССР и переехать к нему в Варшаву, она категорически отказывается - толком не знает языка, ощущает себя русской, боится чужой страны, боится не вписаться в новую семью. Он в своей стране, уважаемый старик, а она - чужая и тоже уже немолодая старая дева...
И при этом - железный занавес еще не пал окончательно, граница еще не полностью на замке. Еще ходят письма, еще можно слать посылки. Эти опубликованные письма - дочь пишет отцу по-русски, годы 1929-1933, она просит присылать ей "жиры" - потому что здесь в распределителях в последнее время ничего не достать, и что сыр она на прошлой недели купила - "но, конечно, не такой, как у вас там". И что, оказывается, присылать можно не более 5 кг одного продукта - но судя по слухам, и это скоро запретят. И что она болеет, и что в обществе все сильнее растет неприязнь к евреям (почему в эти годы?) - "а ведь сколько у нас хороших евреев-знакомых", она сообщает отцу о смертях старых товарищей и болезнях оставшихся - среди них есть знакомые фамилии, дряхлые народовольцы и более молодые поколения...
В 1930 году ей удается поехать в Польшу и встретиться там в последний раз в жизни с отцом и познакомиться с его второй семьей - видно, что ее там хорошо приняли, что опять уговаривали уехать - и она опять отказывается, но свою мачеху (с которой впервые познакомились в возрасте 50 лет) теперь в письмах называет "мамой", интересуется своими племянниками и племянницами... и вновь пишет: "наверное, больше никогда... уже говорят, что больше не будет возможности приехать"...

И этот мотив - кажется, границу скоро закроют, кажется, больше не увидимся - она повторяет несколько раз в письмах последнего года. И внезапно, пронзительное - папа, говорят, там у вас вдруг ухудшились отношения с Германией? Я очень боюсь - вдруг будет новая война? Как ты там, папа, я надеюсь, что все наладится, что войны не будет что все мы будем жить долго и счастливо.

... Это 1933 год. И это последний год, от которого остались письма - или они не сохранились (Варшава же... мы ведь помним, что это Варшава - в которой приходится удивляться, как чуду, тому, что что-то сохранилось, а не тому, что что-то не сохранилось), или контакты отца с дочерью действительно полностью оборвались. Прошло еще два года - и было распущено Общество политкаторжан, потом начался Большой Террор, потом...

... потом Серошевский пережил почти всю войну. В оккупированной Варшаве писал воспоминания о своей сибирской молодости. Его взрослые сыновья участвовали в Сопротивлении, прошли немецкие тюрьмы, а потом - советские тюрьмы. Вацлав Серошевский умер в уже освобожденной Варшаве в апреле 1945 года от воспаления легких. В своих воспоминаниях он с сожалением писал о том, что вывез свою дочь из Сибири, из якутской среды, где она могла бы быть "первой среди равных", что он хотел дать ей возможность какой-то другой, лучшей жизни, а в итоге обрек ее на одиночество в чуждом ей мире - ни русская, ни якутка, ни полька. Про дальнейшую судьбу Марии Серошевской известно только то, что она прожила долгую жизнь и умерла в Москве в 1960-е годы (около 80 лет), похоронена на Новодевичьем кладбище. То есть она, по-видимому, благополучно пережила войну, ее не коснулись репрессии - и, в общем, это все, что дальше о ней известно.

Многочисленные потомки той, польской ветви Серошевских и сейчас живут в Польше, занимаются различной общественной и научной деятельностью, пишут книги об истории своей семьи. Собственно, один из внуков и опубликовал эту переписку отца с якутской дочерью, с сожалением поясняя - как мало мы знаем о тех, с кем история разделила...

Почему-то я читала эти письма посторонних мне, в сущности, людей - не так много я знаю про эту семью и их историю - но комок в горле не отпускал...

Comments

( 22 comments — Leave a comment )
xgrbml
Jul. 27th, 2016 07:14 am (UTC)
Спасибо.
naiwen
Jul. 27th, 2016 04:59 pm (UTC)
такая вот совершенно пронзительная человеческая история...
tin_tina
Jul. 27th, 2016 08:38 am (UTC)
Вот вспомнила, что Тарас Шевченко чрезвычайно отрицательно отзывался о политкаторжанской практике вступать в связи с "туземками". Он этих туземок считал в первую очередь жертвами, а детей - обреченными на очень тяжелую жизнь. Конкретно имелась в виду Ниночка Пущина, дитя такой связи.

Хотелось бы подчеркнуть, что не какое-то расовое несоответствие имелось в виду, Шевченко ни в малейшей мере не страдал таким, а именно сострадание к женщинам и детям. "Если ты пророк и апостол, то и будь пророком, а не забулдыгой-гусаром".
naiwen
Jul. 27th, 2016 05:33 pm (UTC)
Ой, это очень обширная тема. Ниночка Пущина - это имеется в виду внебрачная дочь декабриста Пущина, она вроде Аннушка - или это вообще совершенно о другом человеке говорим?
Среди польских политических ссыльных считалось дурным тоном жениться на местных сибирячках (русских или туземках, это уже не так важно) и всячески порицалось (даже указывалось в числе "аморальных поступков" наряду с пьянством и игрой в карты), за женитьбу на сибирячке союзы взаимопомощи ссыльных, "огулы", даже исключали из своих рядов и лишали незадачливого семьянина вспомоществования. Мотивацией называли, так сказать, "предательство национального духа" и прочие высокие материи. В реале, после того, как вскоре после Ноябрьского восстания был издан указ об обязательном крещении и воспитании детей от смешанных браков в православии (до этого вопрос мог решаться по желанию родителей), жениться на православной жестко ассоциировалась с государственным принуждением и насилием в конфессиональных вопросах. Сохранение католичества приравнивалось к сохранению национальности. Поэтому было такое жесткое отношение к смешанным бракам, в этом пожалуй больше именно от идеи сопротивления государственному насилию, нежели от национальных и сословных фобий и предрассудков (хотя и они тоже, несомненно, имели место). Но это теория, а на практике жизнь не остановишь. Женились кто по большой любви, кто по хозяйственной необходимости. Когда изучаешь списки политссыльных, то внезапно выясняется, что почти каждый второй женат на местной :)
Опять-таки, кто-то вступал в официальный венчаный брак, кто-то жил годами в гражданском невенчаном, а у кого-то краткие случайные связи.
Некоторые не венчались официально потому, что не хотели, чтобы их дети имели статус государственных или политических преступников. Дети государственных и политических преступников, рожденные в Сибири в законном браке (причем неважно, от местной жены или от приехавшей к супругу), официально записывались в "государственные крестьяне" (то есть фактически в полукрепостные). И многие рассуждали так, что лучше быть вольным сибирским казаком или вольным сибирским туземцем, чем крепостным и с клеймом сына государственного преступника. Декабрист Николай Крюков много лет прожил с хакаской Сайлотовой, и официально не венчался именно потому, что не хотел, чтобы на сыне было это клеймо. Их сын, Тимофей Сайлотов, стал в Сибири крупным общественным деятелем, педагогом, просветителем, этнографом. Таких примеров немало.
Были и трагические истории семей, если видели у меня ссылку про "мартиролог Жибиновых" - то вот эта история очень печальная.
Во времена Серошевского уже, конечно, не было крепостных крестьян, ну и вопросы конфессионального воспитания отошли на второй план (так как это поколение конца 19 века в основном не сильно было озабочено вопросами религии, во всяком случае в официальном церковном варианте).
tin_tina
Jul. 28th, 2016 09:15 am (UTC)
Сложный вопрос, безусловно...
Да, та Пущина - внебрачная дочь декабриста, но в "Журнале" Шевченко она названа Ниночкой. А он хорошо ее знал (в Нижнем Новгороде), даже рисовал ее портрет.
naiwen
Jul. 28th, 2016 05:42 pm (UTC)
Вообще она Анна. Может, Шевченко ошибся или она по какой-то причине себя во взрослом возрасте Ниной называла? (может это где-то в переписке даже и есть, я не знаю точно; соответствие имен иногда бывает довольно причудливым).
Дело в том, что это Пущин и у него свои особенные отношения к проблеме неравных браков :) Пущин с одной стороны был очень популяризирован еще в советское время - друг Пушкина, лицеист и все вот такое; к тому же он реально очень много сделал для всех декабристов - был организатором и неизменным хранителем декабристской Малой Артели, то есть кассы взаимопомощи, и очень много всем помогал. То при этом как раз у него очень много вот этой сословной спесси, что ли (прямо как у Лянцкоронской) :). Он вообще среди ссыльных декабристов такой, как сказали бы сейчас, "средний класс" - не Волконские и не Муравьевы, но в целом помощь семьи давала ему возможность жить в Сибири не роскошно, но безбедно, и не заботиться о куске хлеба насущного. Вот он и жил - барином. Страшно осуждал в письмах тех товарищей, которые женились на простых сибирячках - писал о таких неравных браках с откровенной брезгливостью, особенно про брак Оболенского. Бывший князь Оболенский женился на неграмотной крестьянке, няньке в одной из декабристских семей, и брак этот оказался счастливым. Но Иван Иванович Пущин кипел негодованием. Очень также осуждал своего бывшего лицейского друга, поэта Кюхельбекера, когда тот в ссылке женился на малограмотной и недалекой дочке мелкого местного чиновника, Пущин тоже и так и эдак высказывал свою брезгливость - и бездуховная-то она особа, и никогда в жизни тонкую душу поэта не поймет, и о чем вообще с такой разговаривать. Но когда Кюхельбекер умер, Пущин внезапно утешился с его "бездуховной" вдовой и заделал ей еще одного внебрачного ребеночка.
В общем, я не очень люблю этого персонажа (именно за вот эти штучки), так что нахожу, что в отношении него Шевченко прав, вероятно :) опять-таки можно вести себя по-разному, можно жениться на местных, можно не жениться на местных, но тут либо крестик, либо трусы, как говорится. Осуждать тех, кто честно женился законным браком, и при этом плодить внебрачных детей, гм... впрочем, он от своих детей все-таки не отрекался и участвовал в их воспитании и пытался дать им какое-то образование. Но ровней в своем кругу, по-видимому, все-таки не считал.
tin_tina
Jul. 29th, 2016 10:57 am (UTC)
Действитель, Вы совершенно правы! (впрочем, как всегда). Посмотрела я на примечание к той записи Шевченко (за 4 ноября), - а там значится, что "упомянутая Пущина" на самом деле Аннушка. Но ведь Шевченко знал и ее саму, и ее воспитательницу Дорохову. Возможно, Ниночка - неофициальное имя?

С самим Пущиным Шевченко знаком не был, он (Пущин) пребывал тогда в Москве, а Шевченко и "Ниночка" - в Нижнем Новгороде.

Очень, кстати, любопытно, рассматривался ли "Журнал" Шевченко как источник по русской истрии 19-го века, ведь там упомянуто множество людей - от декабристов до местных чиновников, даны их хоть и короткие, но выразительные портреты.

Edited at 2016-07-29 11:02 am (UTC)
naiwen
Jul. 29th, 2016 05:20 pm (UTC)
Может и неофициальное имя. Наверняка где-то в переписке Пущина про это говорится, но я не помню или не обращала внимания.
Не знаю, рассматривался ли именно как отдельный источник, но конечно цитаты в разных работах встречаются. Проблема в том, что в советское время исследователей интересовала в основном в этом контексте "революционная дружба народов" и подобные вещи. Ну и после падения СССР революционная дружба народов стала неактуальной :) а всякие человеческие отношения, бытовые подробности, живые люди с их достоинствами и недостатками - это мало кого интересовало и это все остается за кадром научных исследований. А жаль, собственно.
aywen
Aug. 11th, 2016 05:49 am (UTC)
Что-то мне помнится, что Нина - могло быть вариантом уменьшительного имени. В "Маскараде" Нина - Настасья Павловна, почему бы и Анне Ниной не быть.
tin_tina
Aug. 11th, 2016 08:58 am (UTC)
Да-да, я тоже вспомнила ту Настасью! Любопытно, кстати, как это в русский быт вошло и стало модным имя "Нина"? Это западноевропейское влияние (уменьшительное от разных Антонин и прочая) или же грузинская Нино?
kemenkiri
Jul. 9th, 2017 09:54 pm (UTC)
(Влезаю в древний тред, на который вышла в поисках информации про Пущина;-)
Хочу поделиться информацией, которую, правда, помню не до конца точно.
Это я вычитала у Валентины Колесниковой, которая много писала про веселую компанию Пущин - Фонвизина - Бобрищев-Пушкин.
Аннушку же устроили в Нижнем в девичий институт не просто так, а под покровительство тамошней начальницы - Дороховой. Это была ровно та Дорохова, которая до того обреталась в таком же институте в Иркутске, и на которой в последние год-два своей жизни собирался жениться Муханов (и, видимо, женился бы, проживи дольше). И Дорохова стала называть ее Ниной в память умершей то ли дочери (у нее был какой-то брак, кажется, распавшийся по поведению мужа), то ли еще какой-то близкой родственницы. Так что логично, что Шевченко, видевший ее именно в Нижнем, знает ее как Нину. Так-то позже она опять именовалась Анной.
naiwen
Jul. 10th, 2017 02:29 am (UTC)
Ага, спасибо. Не знала такой информации.
naiwen
Jul. 28th, 2016 03:25 am (UTC)
эти все рассуждения о смешанных браках в Сибири относятся в основном к привычной нам интеллигенции, в основном дворянского происхождения. Но в понятие "политический ссыльный" включались и ссыльные низших сословий, которых в численном отношении было гораздо больше, после Ноябрьского восстания, например, расформировали целую армию - и вот все эти солдатики, оказавшись в Сибири или в Оренбургском корпусе, они-то, конечно, не заморачивались всякими высокими идеями "сохранения национального духа" и прочим. Массово женились на местных казачках и крестьянках (обычно считались хорошими мужьями - среди таких ссыльных, в частнсоти, было много крепких ремесленников, которые и в ссылке легко находили себе применение) и плодились со страшной скоростью.
Поэтому, когда сегодня в Сибири распространена местная мифология про то, что "мой прадедушка был польским политическим ссыльным", это не всегда означает, что прадедушка был весь из себя такой образованный человек. Может, там в анамнезе простой неграмотный солдатик и женился на такой же неграмотной бабе.
tin_tina
Jul. 28th, 2016 11:56 am (UTC)
Возможно, эти солдатики считались хорошими женихами - такой точно не забалУет :-)
naiwen
Jul. 28th, 2016 05:48 pm (UTC)
Еще такие страсти случались на почве того, когда эти солдатики внезапно в Сибири возжелали жениться. Например, выяснялось, что где-нибудь в Люблине у него уже была жена и несколько детей, а он собирался жениться на какой-нибудь омской казачке и писал прошение формата "да старая жена мне надоела, хочу жениться на новой". Где-то у меня был пост на эту тему, найти не могу :)
naiwen
Jul. 28th, 2016 05:53 pm (UTC)
А, вот, нашла. Прекрасное местами :))
http://naiwen.livejournal.com/1159463.html
anna_frid
Sep. 18th, 2017 07:56 pm (UTC)
Вот в точности мой случай, кстати. Мой прапрадедушка был польским политическим ссыльным. Судя по всему, простым солдатом.
naiwen
Sep. 18th, 2017 07:58 pm (UTC)
Ну, смешанных браков с польскими ссыльными в Сибири было огромное количество. Про простых солдат сейчас найду смешную ссылку :)
anna_frid
Sep. 18th, 2017 08:04 pm (UTC)
Мой прапрадед, вроде как, женился в Сибири, на на полячке, уж не знаю, откуда она там взялась. А прадед (в начале XX века) - на русской из столыпинской волны переселенцев. Вся прочая разнообразная петрушка у меня по другим линиям. :)
naiwen
Sep. 18th, 2017 08:06 pm (UTC)
Полячка могла взяться откуда угодно. Могла быть сама ссыльной, могла быть дочерью ссыльных. Могла быть из семьи поляков, приехавших в Сибирь на заработки, потому что со второй половины 19 века многие ехали в Сибирь добровольно - дышать вольнее, денег больше, карьеру сделать легче. Крестьяне из Западных губерний от безземелья ехали за землей. Так что в Сибирь попадали не только ссыльные.
anna_frid
Sep. 18th, 2017 08:13 pm (UTC)
Это точно. Я когда-нибудь раскачаюсь на семейную историю, смеху ради, там полный комплект.
naiwen
Sep. 18th, 2017 07:58 pm (UTC)
вот: http://naiwen.livejournal.com/1159463.html
рекомендую :)
( 22 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com