Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Categories:

"У них нет чистых идей, своих мыслей, достоинства, чести и чувства справедливости..."

(Вот только вчера я случайно пересказывала эту историческую байку Марте, а сегодня по следам дискуссии о поведении на допросах у Больдога и Молота...).

В общем, это я тоже когда-то уже рассказывала - вкратце повторю. Оскар Авейде был профессиональным юристом, закончил университет в Петербурге, затем учился в университетах Германии. Накануне Январского восстания Авейде был членом Центрального национального комитета партии "красных", активным участником подготовки восстания и затем участником подпольного повстанческого правительства - впрочем, он считался лидером не самого радикального, а умеренного крыла. Важно, что при нескольких сменах состава подпольного правительства - к руководству восстанием приходили то белые, то красные - Авейде неизменно оставался одним из руководителей. У него были огромные обширные связи - он знал практически все польское и русское революционное подполье того времени, всю основную эмигрантскую тусовку, был в курсе множества тайных планов.
В сентябре 1863 года, когда восстание уже клонилось к упадку, Авейде был арестован.

Следствие в Варшавской цитадели вел некто полковник Гусев (сейчас могу ошибаться в фамилии). Вероятно, к этому времени Авейде тяготился продолжающимся кровопролитием. Следователю оказалось легко убедить 28-летнего юриста в том, что нужно положить конец взаимной бойне. Гусев говорил о том, что в гражданской войне гибнут с обеих сторон лучшие люди, что гибнет столько талантливой чистой молодежи, которая могла бы приносить пользу родине другими способами, что правительство само в первую очередь заинтересовано в том, чтобы положить конец войне, что правительство проводит реформы и заинтересовано проводить их далее, и что долг каждого здравомыслящего человека - остановить трагедию. Вы же владеете важной информацией, которая может помочь остановить кровопролитие, вы же можете сыграть важную роль в том, чтобы стать миротворцем, у нас с вами, у правительства и у образованной молодежи, общие цели и задачи, давайте действовать вместе, вам и нам нечего скрывать, не молчите. Если вы будете молчать - вся эта продолжающаяся кровь падет на вашу голову. И, конечно, вы никому не повредите своими показаниями - правительство не заинтересовано в репрессиях, у ваших друзей и волос не упадет с головы.

... Оскар Авейде по запросу следственной комиссии написал целый том (в современном переиздании - около 500 печатных листов) подрбнейших показаний, в которых изложил все, что знал: имена, явки, пароли. Вероятно, он поверил в то, что у следователя в свою очередь есть "чистые идеи, свои мысли, достоинство, честь и чувство справедливости".
В результате его показаний десятки людей были казнены, сотни сосланы в Сибирь и другие места. Личным указанием Александра II его показания были отпечатаны в нескольких экземплярах и сохранены в тогдашнем спецхране III отделения.

В отличие от народовольца Григория Гольденберга, которого "развели" сходным образом пятнадцать лет спустя, Авейде не покончил с собой. За свои заслуги "разоблачителя революционной партии" вместо ожидавшей его, как члена подпольного повстанческого правительства, смертной казни, он был "всего-навсего" сослан в десятилетнюю ссылку в город Вятка. После окончания срока ссылки обратно в Варшаву Авейде не вернулся и остался в Вятке на постоянное жительство. По этому поводу у историков нет точных данных: по одним сведениям, ему не разрешили вернуться на родину, по другим - он сам не захотел возвращаться, опасаясь мести. Интереснее другое - в Вятке Оскар Авейде впоследствии стал первым в городе присяжным поверенным и активным общественником. Он защищал в судах интересы крестьян, рабочих, всех бедняков, сирот, несправедливо обиженных. Занимался развитием общественных больниц, занимался в регионе организацией борьбы с голодом. До конца жизни честно трудился на ниве легальной деятельности.

В настоящее время в Вятке установлен маленький памятник - присяжному поверенному Оскару Эдуардовичу Авейде, оставившему по себе в городе и окрестностях исключительно добрую память.

Ну и женился, конечно, на местной жительнице (вот так-то оно всегда). Дочь Авейде, Мария Авейде, впоследствии вступила в партию большевиков. Погибла от рук белых в Екатеринбурге в годы Гражданской войны.

Такая странная оказалась судьба у этого предателя-идеалиста.
Tags: моральная дилемма, эпоха великих реформ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments