Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Categories:

История движения Сопротивления во Франции. Часть 1. Историческая справка для игры "Свободная зона"

Французское движение Сопротивления принято делить на две основные части – коммунистическое и «голлистское». Еще более важным для понимания логики событий является деление Сопротивления на так называемое «внешнее», представленное эмигрантским движением «Свободная Франция» во главе с де Голлем и «внутреннее», возникшее и развивавшееся внутри страны. В интересах игры основной акцент в этой статье сделан в первую очередь на «внутреннее» Сопротивление (хотя «внешнему» тоже придется уделить какое-то внимание). В статье много различных названий организаций, группировок, аббревиатур – не нужно пытаться все это запомнить наизусть, информация дается просто для понимания логики событий.

**
Как уже говорилось в предыдущей статье (см. «Режим Виши» http://naiwen.livejournal.com/1635100.html и далее по ссылкам), 16 июня 1940 года правительство Рейно ушло в отставку, уступив место Петэну. В тот же день генерал де Голль вылетел на английском самолете в Лондон. При встрече с Черчиллем он сообщил о своем намерении продолжать войну за пределами Франции. Черчилль решил поддержать де Голля, несмотря на его относительно небольшой чин и малую известность во Франции. 18 июня 1940 года де Голль произнес по лондонскому радио краткую речь, призвав французов продолжать военные действия. Свою речь он закончил призывом: «Я, генерал де Голль, ныне находящийся в Лондоне, приглашаю французских офицеров и солдат, которые находятся на британской территории или смогут там оказаться с оружием или без оружия; я приглашаю инженеров и рабочих – специалистов оружейной промышленности… установить связь со мной. Что бы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть и не погаснет».


De_Gaulle-OWI.jpg
Генерал Шарль де Голль (1890-1970). Фото около 1942 года

Сначала мало кто слышал речь 18 июня и обратил на нее внимание. Правительством Виши де Голль был заочно приговорен к смертной казни за «дезертирство» и «измену», и многие жители страны поначалу поверили в это. Однако в дальнейшем пропагандистский эффект выступлений де Голля стали замечать. В Лондоне распространялся плакат, подписанный де Голлем: «Франция проиграла сражение. Но Франция не проиграла войну». В своих речах де Голль доказывал, что правители Виши совершили акт измены, подчинившись врагу и связав судьбу Франции с обреченной на поражение Германией. Он призывал всех «Свободных французов», желающих продолжать борьбу, разорвать позорное перемирие, осудить сотрудничество с врагом, отвергнуть политику правительства Виши. Первоначально свою основную задачу де Голль видел в организации в Англии добровольческих вооруженных сил, которые должны были представлять Францию в войне против Германии. «Придет день, - говорил он, - когда наши армии, выкованные и закаленные вдали, присоединившись к армиям, которые создадут наши союзники… с триумфом вернутся на французскую землю. И тогда, да, мы восстановим Францию». Долг патриотов, оставшихся во Франции, по его мнению, состоял в том, чтобы «пассивно сопротивляться всеми имеющимися в их распоряжении средствами». Процесс освобождения Франции в это время представлялся де Голлю чисто военной операцией: завоевание Франции извне силами союзных войск. Ни вооруженного восстания, ни других активных действий французского населения в его первоначальных планах не предусматривалось. Главным союзником Франции де Голль считал Англию.


330px-De_Gaulle_-_à_tous_les_Français.jpg

Одно из первых воззваний де Голля «Ко всем французам». «Франция проиграла сражение, но Франция не проиграла войну!» 1940 год.

Первоначально к де Голлю присоединились лишь небольшие войсковые части, оказавшиеся в Англии и два десятка офицеров. Это движение вскоре получило название «Свободных французов» (впоследствии «Свободная Франция, еще позже «Сражающаяся Франция»). Англия, поддерживая де Голля, не хотела его признавать в качестве официальной главы эмигрантского правительства. 7 августа 1940 года Черчилль и де Голль подписали соглашение об организации французских добровольческих сил в Англии для «борьбы против общих врагов». Де Голль осуществлял верховное командование этими силами «в соответствии с общими директивами британского командования». Английские власти должны были снабжать и финансировать французские добровольческие силы, сохраняя за собой право производить проверки. Руководители «Свободных Французов» считали себя защитниками национальных интересов. Их девизом были слова «Честь и Родина», а эмблемой стал лотарингский крест.



Лотарингский крест, ставший официальной эмблемой сначала «Свободной Франции», а затем всего французского Сопротивления

Поскольку первоначально они не могли действовать на территории Франции, свои основные усилия они направили на овладение колониями. 22 июля 1940 года на сторону «Свободных французов» перешла первая французская колония – острова Новые Гебриды в Тихом океане. В августе к де Голлю присоединились еще ряд французских колоний в Экваториальной Африке (Чад и др.) Это позволило де Голлю приступить к созданию зачатков государственной власти. В октябре 1940 году был создан первый правительственный орган «Свободной Франции» - Совет обороны империи, в который вошли главные деятели голлистского движения, а также была опубликована «Органическая декларация», впервые провозгласившая необходимость восстановления республики и незыблемость французских республиканских ценностей, включая «Права человека и гражданина».
В первые месяцы после поражения «Свободная Франция» практически не имела связей с метрополией. Голлисты не знали, что в стране уже складывается движение Сопротивления, и считали разведку и радиопропаганду единственно возможными методами действий. В июле 1940 года они получили возможность ежедневно выступать по английскому радио под контролем английских властей с двумя пятиминутными передачами. Передачи «английского радио» быстро приобрели серьезное политическое значение во Франции, именно они создали известность де Голлю и стали главным каналом его влияния на Францию. Эти передачи поддерживали надежду и патриотизм французов, однако исходили из концепции «пассивного сопротивления»: «Сражайтесь вместе с нами на своем месте, - передавало радио - но остерегайтесь отчаянных или преждевременных действий, которые были бы на руку тирану».
Штаб де Голля занимался разведкой во Франции по заданию англичан. В течение первого года во Францию было отправлено около десятка разведгрупп, которые собирали данные для английского командования. Не имея организационных связей с нарождающимся движением Сопротивления в стране, «Свободная Франция» все-таки оказывала на него определенное влияние. Многие французские патриоты под влиянием радиопередач из Англии провозглашали себя голлистами, печатали и распространяли листовки, порой пытались бежать из Франции, чтобы присоединиться к де Голлю. В стране стали появляться листовки: «Если мы хотим спастись, последуем за де Голлем и его добровольцами. Если мы хотим, чтобы нас предали, последуем за Лавалем и его присными». При этом сам де Голль внутри страны был в первое время слегка мифической фигурой. Полиция Виши порой относила к «голлистским листовкам» все издания групп Сопротивления, даже публикации коммунистов. В свою очередь сторонники де Голля во Франции порой плохо разбирались в его программе. Некоторые из них продолжали верить в Петэна и считали, что де Голль и Петэн дополняют друг друга и делают одно дело. Например, одна из обнаруженных полицией листовок предлагала: «Французы, докажите свою привязанность к Петэну, помогая де Голлю и Англии».

В сложном положении в первый период войны и оккупации оказалась Французская Коммунистическая партия (ФКП). Несмотря на предшествовавшую антифашистскую деятельность, под давлением Москвы она выступила с одобрением договора между СССР и нацистской Германией, а войну между Францией и Германией объявила «империалистической» и призвала к бойкоту военных действий. В ответ французские власти 26 сентября 1939 года объявили ФКП вне закона. Депутаты-коммунисты в парламенте были лишены депутатской неприкосновенности, многие оказались арестованы и интернированы, коммунистические газеты – запрещены. Руководитель ФКП Морис Торез уклонился от призыва в армию и бежал в СССР, остальные лидеры и в целом вся партия ушли в подполье. После оккупации немцами Северной зоны некоторые руководители Коммунистической партии попытались обратиться к немецкой администрации с просьбой легализовать коммунистическую партию и печать и вернуть ранее изгнанных депутатов-коммунистов в муниципалитеты, ссылаясь на союзные отношения Сталина и Гитлера, однако немцы во Франции не пошли на такого рода сотрудничество, а власти Виши подтвердили запрет. В то же время 10 июля 1940 года коммунистическая партия в своей подпольной газете «Юманите» опубликовала Манифест «К народу Франции», в котором призывала создать единый фронт борьбы «за свободу, национальную независимость и возрождение Франции». Однако основной пафос Манифеста был направлен против «вишистских авантюристов», а не против Гитлера и нацистов. Нелегальные газеты Компартии осуждали «капиталистов, предавших Францию» и правительство Виши, как «самое полное выражение плутократического капитализма», однако не высказывались против немецких оккупационных властей. Основную свою задачу руководство ФКП в этот период видело в борьбе с «мировым империализмом» и за социальные права трудящихся. Как и все коммунистические партии того времени, ФКП считала, что вторая мировая война носит империалистический характер, и победа любой из воюющих сторон была бы пагубна для Франции. В статье начала 1941 года М.Торез и Ж.Дюкло писали: «Если оккупация Франции Германией достаточно доказала, что «новый европейский порядок» Гитлера означал бы для Франции скандальное порабощение, то не менее очевидно, что глубоко реакционное и антидемократические движение де Голля… также не преследует другой цели, кроме желания лишить нашу страну всякой свободы в случае английской победы. Итак, с двух сторон нам угрожает рабство, подчинение нашей страны диктатуре капитала». Такая противоречивая политика Коммунистической партии в первый период войны сильно подорвала ее популярность. В этот период коммунисты в подполье пытались заниматься защитой социальных прав жителей: организовывались так называемые Народные комитеты (полулегальные организации, отчасти выполнявшие функции запрещенных профсоюзов). Комитеты пытались добиться увеличения заработной платы, пособий по безработице, помощи малоимущим, порой организовывали мелкие стачки.
Однако постепенно позиция коммунистов стала меняться.

Jacques_Duclos_en_1959.JPG

Жак Дюкло (1896-1975), один из руководителей Французской коммунистической партии. Послевоенное фото (1959 год)

В мае 1941 года ЦК ФКП призвал «всех французов, за исключением капитулянтов и предателей, объединиться в Национальный фронт борьбы за независимость Франции». Воззвание утверждало, что «Коммунистическая партия, ставя превыше всего интересы страны… для создания широкого фронта национального освобождения готова поддержать любое французское правительство, любую организацию и любых людей, усилия которых будут направлены на борьбу против национального гнета… и против изменников, находящихся на службе у захватчиков». При этом коммунисты продолжи расценивать «войну между Германией и Англией» как войну империалистическую и высказывались против вовлечения в нее Франции. Однако теперь коммунисты выражали готовность поддерживать всех, кто борется с оккупантами, и хотя они критиковали «Свободную Францию», но все же не исключали возможности совместных действий со сторонниками де Голля. Рядовые же коммунисты мечтали бороться с Германией и с трудом понимали двойственную политику своего руководства.
Осенью 1940 года Коммунистическая партия начала создавать первые боевые группы (среди рабочих, молодежи, иностранцев-антифашистов и др.) В ноябре 1940 года в департаменте Нор подожгли парк немецких автомашин, в декабре пустили под откос поезд и взорвали электростанцию. За этими первыми диверсиями последовали другие. Основной проблемой, с которой столкнулись боевые отряды, была нехватка оружия. Подпольщики собирали оружие, брошенное французской армией при отступлении, извлекали взрывчатку из неразорвавшихся мин и снарядов. Часть оружия коммунисты изготовляли сами в нелегальных лабораториях. Первым партизанам-подпольщикам порой приходилось осуществлять диверсии при помощи бутылок с бензином и гаечных ключей.
Развитие вооруженной борьбы имело и ряд проблем морально-психологического характера. Первые же активные действия партизан и подпольщиков влекли за собой репрессии, от которых страдало население. Первоначально большинство населения не понимало необходимости сопротивления и чаще всего осуждало действия подполья.

0_1b4b3a_88da27b3_L.jpg

Оборудование и инструменты самодельных подпольных лабораторий. Фото из Музея Сопротивления в Тулузе

С конца 1940 года постепенно начали сближаться различные патриотические силы. Первым актом, объединившем коммунистов и сторонников де Голля, стала демонстрация парижских студентов 11 ноября 1940 года, в годовщину победы над Германией в Первой мировой войне. В демонстрации участвовало несколько тысяч патриотически настроенных студентов, которые собрались у Триумфальной арки с могилой Неизвестного солдата. Вишистская полиция запретила демонстрацию, на помощь полиции пришли немецкие войска, открывшие огонь. Несколько человек было ранено, свыше 100 – арестовано. По приказу оккупантов университет был закрыт на несколько недель.

11_novembre_1940_2.jpg

Манифестация парижских студентов 11 ноября 1940 года на Елисейский полях. Студенты института агрономии несут цветы, чтобы возложить их к Могиле неизвестного солдата. Историческое фото

В тот же период в стране начали появляться первые некоммунистические группы сопротивления. По свидетельству одного из участников, первоначально «это были небольшие, замкнутые, изолированные группы, которые не знали друг друга, иногда случайно встречались и недоверчиво сближались, как мелкие примитивные племена в неведомом мире». Поскольку связь между отдельными группами сначала отсутствовала, то участники каждой организации были склонны считать себя основателями всего движения. Осенью и зимой 1940 года стали создаваться первые нелегальные газеты, вокруг которых сплотились небольшие группы единомышленников. В конце 1940 года существовало около полутора десятков, а в первой половине 1941 года – до трех десятков подпольных газет и журналов различных некоммунистических групп. Постепенно из множества мелких групп выделилось несколько более крупных организаций. В северной (оккупированной) зоне сложилось три группы.

330px-Vildé_2.jpg

Борис Вильде (1908-1942), русский белоэмигрант, один из основателей подпольной группы «Музей человека» - одной из первых организаций Сопротивления во Франции. Расстрелян нацистами

Одна из них, группа «Музей человека» была основана сотрудниками Антропологического музея, среди которых выделялись русские белоэмигранты Борис Вильде и Анатолий Левицкий. В декабре 1940 года группа выпустила первый номер подпольной газеты «Резистанс» («Сопротивление») – считается, что эта газета дала впоследствии общее название для всего движения.

Resistance_15_December_1940.jpg

Газета «Резистанс» («Сопротивление») – одна из первых французских подпольных газет, основанная Борисом Вильде и его группой

Второй стала группа «Либерасьон-Нор» («Освобождение-Север»), созданная в основном бывшими деятелями профсоюзного движения и членами социалистической партии.
Совершенно другой была третья группа - «Гражданская и военная организация» («Organisation Civile et Militaire” – ОСМ), состоявшая в основном из бывших офицеров и крупных коммерсантов, до войны примыкавших к консервативным политическим кругам и даже к группам правонационалистического, полуфашистского толка – «Боевым крестам» и «Аксьон франсэз». В этой группе одну из ведущих ролей играла еще одна русская эмигрантка, княгиня Вера Оболенская.
В Южной зоне также сложились три основные группы – «Комба» («Борьба»), «Либерасьон-Сюд» («Освобождение-Юг») и «Фран-Тирер» («Вольный стрелок»).
Основателем группы «Комба» стал офицер французской контрразведки Анри Френэ, вокруг него сложилась группа офицеров и университетской профессуры – в основном консервативных католиков, осуждавших гитлеровских режим. Две другие группы, «Либерасьон-Сюд», которую основал бывший морской офицер и журналист Эммануэль д'Астье и «Фран-Тирер», основанная ассимилированным евреем Ж-П.Леви, в основном комплектовались из людей левых взглядов – бывших социалистов, профсоюзных деятелей и представителей левой интеллигенции.

375px-Portrait_of_Henri_Frenay,_head_and_shoulders_ppmsca.13371_edit.jpg

Анри Френэ (1905-1988), основатель и руководитель подпольной группы «Комба» («Борьба») – одной из крупнейших организаций Сопротивления в Южной зоне. Фото начала 1940-х годов

В течение первого года организации Сопротивления оставались мелкими локальными группами «в пять, десять, двадцать» человек, численность самых больших групп едва доходила до сотни. Тиражи их газет первое время были крайне малы (так, «Либерасьон-Нор» сначала печаталась на пишущей машинке в семи экземплярах), весь тираж этих газет к началу 1941 года не превышал 300-500 экземпляров.
Одной из первых листовок, распространившихся в оккупированной зоне, стали «Советы жителю оккупированной территории», написанные Ж.Тексье. Они предлагали французам соблюдать чувство собственного достоинства, не пресмыкаться перед победителями, не разговаривать с ними, не посещать их развлечения, слушать английское радио и др. Активное сопротивление пока не предусматривалось. Группы Сопротивления клеймили позором главного инициатора политики сотрудничества с немцами Лаваля, критиковали политику сотрудничества, антисемитские законы. Однако многие при этом продолжали положительно оценивать деятельность Виши и доверять лично маршалу Петэну, в котором видели даже борца против немецких захватчиков, и выражали надежду, что он возобновит военные действия.
Отношения организаций Сопротивления с движением «Свободная Франция» сначала носили нерегулярный характер. В этот период они не имели прямых связей с генералом де Голлем и не признавали его руководства. У групп Сопротивления не было также связей с коммунистической партией, а некоторые призывали бороться с коммунистическим влиянием и одобряли антикоммунистическую политику Петэна. Большинство групп придерживалось в этот период политики пассивного выжидания или аттантизма (от французского глагола attendre – ждать), они предлагали распространять нелегальную литературу, вести пропаганду, иногда – собирать разведывательную информацию для союзников. Многие считали, что переход к более решительным действиям может привести к бесполезной гибели патриотов и массовым репрессиям против мирного населения.
Медленно происходила перегруппировка сил. После разгрома в северной оккупированной зоне наиболее крупной группы сопротивления «Музей человека» и ее газеты «Резистанс» (участники группы были арестованы весной 1941 года и через год расстреляны) в северной зоне появились две новые крупные группы: «Дефанс де ля Франс» («Защита Франции») и «Темуаньяж кретьен» («Свидетельство христианина»), объединившая католиков, перешедших в оппозицию к режиму Виши. Активизировалась находящаяся в подполье Социалистическая партия, создававшая свои собственные организации.
Одной из первых форм более активного сопротивления стало создание так называемых «сетей переброски». Первоначально такие сети действовали в основном под эгидой британской разведки и предназначались для подпольной переброски английских и других союзных офицеров (разведчиков, летчиков и др.) через территорию Франции в Англию (часто через территорию формально нейтральной Испании и других нейтральных стран). Постепенно создавались проверенные маршруты, а в подпольных каналах участвовали не только представители союзников, но и гражданское население Франции и оказавшиеся на территории Франции антифашисты разных стран. В дальнейшем по таким подпольным маршрутам переправляли не только союзников, но и преследуемых в стране евреев, французских подпольщиков, желающих тайно присоединиться к де Голлю и др.

Продолжение здесь: https://naiwen.livejournal.com/1730415.html
Tags: Вторая мировая война, РИ, ХХ век
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment