Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Categories:

История движения Сопротивления во Франции. Часть 2. Историческая справка для игры "Свободная зона"

Продолжение. Начало см.:
https://naiwen.livejournal.com/1730060.html

После нападения Германии на СССР резко активизировалась подпольная деятельность коммунистической партии. С двойственным положением было покончено. Отложив вопросы социального устройства, Компартия развернула прежде всего патриотическую пропаганду, взывая к традициям и подвигам Жанны д'Арк, героев Великой французской революции и франко-прусской войны. Уже в июле 1941 года подпольная коммунистическая «Юманите» писала: «Франтиреры 1941 года! Вставайте, чтобы изгнать врага со священной земли нашей Родины! Сейчас наступил подходящий момент, ибо наши братья из Красной Армии удерживают в СССР основные силы гитлеровцев. К оружию, граждане!». С лета 1941 года Коммунистическая партия усилила организационную работу по созданию Национального фронта. Главная задача Национального фронта должна состоять «в антинемецких действиях с целью освободить Родину от иностранного угнетения и измены», - указывала «Юманите». В его рядах могут объединиться «голлисты, коммунисты, атеисты, верующие, рабочие, крестьяне, интеллигенты; французы, принадлежащие к любым социальным слоям, - вообще все патриоты в совокупности». Руководство Коммунистической партии провело переговоры с бывшими деятелями Социалистической партии, христианских профсоюзов, влиятельной интеллигенции. В начале июля 1941 года состоялось учредительное собрание Организационного комитета Национального фронта. Организационный комитет отказался признавать правительство Виши, осудил политику аттантизма (выжидания) и призвал всех французов немедленно начать борьбу против оккупантов и предателей. «Речь идет не о том, чтобы только ожидать освобождения страны от побед России или Англии. Да, эти победы обеспечат нашу свободу, но каждый француз должен стремиться приблизить этот час в интересах Франции», - указывалось в обращении Комитета. Летом и осенью 1941 года на местах стали возникать местные комитеты и профессиональные секции Национального фронта (студенческие, молодежные, рабочих-железнодорожников и др.). В течение 1942 года организации под эгидой Национального фронта продолжали активно развиваться. Одним из руководителей Национального фронта стал выдающийся ученый, лауреат Нобелевской премии Ф.Жолио-Кюри.



401px-Frédéric_Joliot-Curie_ArM2.jpg

Фредерик Жолио-Кюри (1900-1958), физик, лауреат Нобелевской премии, один из руководителей Национального фронта в годы войны, с 1942 года член ФКП. Сохранив за собой посты в Институте радия и в Коллеж де Франс, он использовал возможности своей лаборатории для изготовления взрывчатых веществ и радиоаппаратуры для борцов Сопротивления вплоть до 1944 года, когда ему самому пришлось скрываться.

Некоммунистические группы Сопротивления также начали стремиться к единству в борьбе. Газета «Либерасьон-Нор» 21 сентября 1941 года писала: «Единственный основной вопрос, по которому невозможен никакой компромисс, - это вопрос о независимости Родины и следовательно об освобождении территории… Для этого освобождения необходимо сотрудничество всех: Англии, СССР, Соединенных Штатов, демократов, коммунистов, всех, кому угрожает гегемония нацистской Германии, и кто намерен ей сопротивляться; наконец, всех тех, кто еще сохранил чувство чести».
14 июля 1942 года, в день национального праздника, Национальный фронт совместно с другими группами Сопротивления организовали массовые манифестации в нескольких крупных городах.

Во второй половине 1941 года во Франции произошли первые акты вооруженной борьбы, в основном организованные коммунистами и созданными под эгидой коммунистов структурами Сопротивления. Коммунисты стали расширять масштабы действий своих диверсионных групп (численность которых к лету 1941 года составляла несколько сот человек). В это же время под эгидой ФКП создаются интернациональные диверсионные группы антифашистов-эмигрантов, наряду с французскими коммунистами в них сражались представители самых разных национальностей: испанцы, немцы, итальянцы, поляки, армяне, евреи-беженцы из разных стран. В августе 1941 года коммунисты организовали ряд покушений на немцев, чтобы придать вооруженной борьбе широкий политический резонанс. 21 августа 1941 года в Париже на станции метро «Барбес-Рошешуар» коммунист Пьер Жорж («полковник Фабьен») застрелил немецкого офицера.

Colonel_Fabien.jpg

Пьер Жорж (1919-1944), известный под псевдонимом «полковник Фабьен», французский коммунист, интербригадовец, организатор и исполнитель первого успешного покушения на нацистского офицера во Франции. Погиб в конце войны при невыясненных обстоятельствах

В октябре 1941 года боевые группы организовали новые успешные покушения на немецких офицеров в городах Нант и Бордо. Теракты коммунистов были использованы как предлог для усиления репрессий. Официально вводилась система заложников, отвечающих жизнью за безопасность немецких солдат и офицеров. В октябре 1941 года 50 заложников было расстреляно около Нанта (в концентрационном лагере около г.Шатобриан) и через два дня – еще 50 заложников в Бордо. Большинство расстрелянных были коммунистами, арестованными и выданными вишистской полицией. Расстрелы в Шатобриане и Бордо глубоко потрясли всю Францию. Всего за годы оккупации во Франции было расстреляно около 30 тысяч заложников, из них около 11 тысяч в Париже и окрестностях.

1024px-Recherche_auteurs_attentat_Hotz_1941.JPG

Приказ немецкого военного коменданта о расстрелах заложников в ответ на покушения на немецких солдат. Октябрь 1941 года

После первых покушений и первых расстрелов заложников вопрос о вооруженной борьбе приобрел особенную остроту. Казни заложников вызвали взрыв негодования и желание отомстить палачам. Возмущение позицией правительства Виши, которое «покрыло себя позором и трусостью», выразила вся нелегальная печать. Однако многие подпольные организации выступили против индивидуального террора. Так, одна из газет писала: «Мы считаем абсолютно бесполезными изолированные покушения… убийство немецкого солдата где-нибудь ночью на перекрестке никак не может повлиять на судьбу войны. Этот акт никак нельзя сравнивать с необходимым саботажем техники, транспорта и особенно военного производства». Руководство «Свободной Франции» выступило с обращением – с одной стороны, оно признавало, что «абсолютно оправданно, что французы убивают немцев», но все же давало советы выжидать и не рисковать людьми понапрасну. Этические проблемы встали и перед коммунистами. Многие обвиняли их в том, что они напрасно проливают кровь собственных товарищей. Один из руководителей коммунистической партии вспоминал: «Не все парни еще хорошо поняли, что война состоит в том, чтобы уничтожать врага. И что, прежде чем получить возможность уничтожать его целыми полками, надо было действовать своими собственными силами и расправляться с врагами поодиночке». Руководство ФКП то призывало своих сторонников к терактам, то отрекалось от них, что ставило рядовых коммунистов в сложное положение.

В начале 1942 года боевые организации коммунистической партии были реорганизованы в единую военную организацию, получившую название «Французские франтиреры и партизаны» (ФТП). Чтобы придать партизанскому движению более массовый характер, было решено принимать в отряды ФТП не только коммунистов, но и патриотов разных убеждений.
Уже весной 1942 года руководство Компартии начало призывать к организации массового вооруженного восстания против оккупантов. «Пусть повсюду земля горит под ногами захватчиков, пусть их патрули на демаркационной линии не чувствуют себя в безопасности, пусть их часовые слышат, как ночью бродят вокруг них неуловимые враги; пусть горят заводы, пусть взрываются машины, пусть поезда сходят с рельс, пусть течет кровь бошей, пусть начнется наказание изменников», - призывала подпольная «Юманите». Главные диверсии отряды ФТП организовывали на железных дорогах и каналах, стремясь парализовать немецкие военные перевозки. Поскольку оружия катастрофически не хватало, чаще всего франтиреры применяли простейшие средства саботажа: отвинчивали гайки на железных дорогах, портили стрелки, тормоза и другие детали. В июне 1942 года в Парижском районе был создан первый партизанский лагерь – прообраз будущих лагерей «маки». Первоначально в нем находилось всего около десятка партизан.

Летом 1942 года группа «Комба», уже имевшая небольшие «добровольческие группы», приступила к организации так называемой «Тайной армии». Первоначально предполагалось, что участники «Тайной армии» не будут участвовать в текущих боевых операциях, они лишь давали обещание в нужный момент выступить с оружием в руках.
К этому времени руководство «Свободной Франции» тоже начало выступать за активизацию вооруженных методов борьбы. «Долг каждого француза и каждой француженки состоит в том, чтобы активно бороться всеми средствами, находящимися в их распоряжении, одновременно и против самого врага, и против вишистов, которые являются сообщниками врагов, - говорил де Голль в апреле 1942 года, - Национальное освобождение не может быть отделено от национального восстания». Однако начало широкой вооруженной борьбы руководство «Свободной Франции» откладывало до высадки союзных войск в Европе, опасаясь в противном случае излишнего количества жертв. До того времени патриотам советовали ограничиваться саботажем, сохранять «методическое, обдуманное, дисциплинированное терпение», ожидая, что «оружие прибудет вовремя в тот день, когда оно нам понадобится» вместе с соответствующими приказами.

К этому времени «Свободная Франция» под руководством де Голля тоже достигла определенных успехов. Уже летом 1941 года она располагала значительными территориями в Африке и на Тихом океане, имела небольшую армию, вела успешную пропаганду. 26 сентября 1941 года правительство Англии признало Национальный комитет Свободной Франции в качестве «представителя всех свободных французов, где бы они не находились». Одновременно было опубликовано сообщение о признании генерала де Голля и его движения Советским правительством. Затем последовали признания со стороны находившихся в Лондоне эмигрантских правительств Бельгии, Чехословакии, Польши, Греции, Югославии и Голландии. Правительство США официально не признало Национальный комитет Свободной Франции, однако поддерживало с ним неофициальные контакты; на «Свободных французов» было распространено действие закона о «ленд-лизе». Однако отношения де Голля с союзниками развивались непросто и периодически возникали конфликты. Это показало де Голлю необходимость искать более активных контактов внутри страны. Первые сведения о внутреннем движении Сопротивления стали проникать в Лондон летом 1941 года. В своем выступлении 2 октября 1941 года де Голль уже говорил: «Мало-помалу создается широкое французское Сопротивление, и мы вправе считать, что оно будет оказывать все большее и большее влияние на военные действия». При этом, желая поставить Сопротивление под свой контроль, де Голль подчеркивал, что «Национальный комитет должен объединить все французское Сопротивление внутри и вне страны». Еще весной 1941 года на базе штаба де Голля было создано «Центральное бюро осведомления и действия» (БСРА). Его задачей было «развивать сопротивление французского народа» с целью в будущем осуществить «всеобщий саботаж вражеских тылов, чтобы облегчить высадку союзников на континенте». С июля 1941 года БСРА приступила к переброске во Францию «групп действия», одной из их задач было установление связи и контроля над местными организациями Сопротивления. Однако первые «группы действия» потерпели неудачу: местные организации, имевшие на тот момент полную самостоятельность, не горели желаниям подчиняться приказам из Лондона. Кроме того, требовалась выработка единой политической программы, которая могла бы послужить объединительной основой. В речи от 15 ноября 1941 года де Голль впервые официально употребил традиционный лозунг французских революций: «Мы говорим «Свобода, Равенство, Братство», потому что хотим остаться верными демократическим принципам, которые дал нашим предкам гений нашей нации и которые являются ставкой в этой войне не на жизнь, а на смерть».
Чтобы начать объединение различных группировок Сопротивления под руководством «Свободной Франции», де Голль направил во Францию особые «политические миссии». Первой из них была миссия Моранда, в прошлом активиста христианских профсоюзов, который после поражения Франции добрался до Лондона и присоединился к де Голлю. 5 ноября 1941 года Моранда был сброшен с парашютом в южной зоне. Ему поручалось выяснить взгляды и намерения группировок Сопротивления, чтобы подготовить их объединение и присоединение к генералу де Голлю. Моранда сумел наладить связь с бывшими деятелями социалистической партии и части профсоюзов, однако не сумел добиться присоединения к де Голлю основных группировок Сопротивления, лидеры которых с опаской относились к намерениям главы «Свободной Франции». Решение этой задачи выпало на долю выдающегося деятеля французского Сопротивления Жана Мулена (историю Жана Мулена можно подробнее прочитать здесь: http://naiwen.livejournal.com/1619182.html и далее по ссылкам)

Мулен, бывший префект и деятель Народного фронта, весной 1941 года наладил контакты с рядом деятелей Сопротивления в южной зоне и решил добраться до Лондона, чтобы лично доложить де Голлю об обстановке в стране. 20 октября 1941 года Мулен прибыл в Лондон и представил свой доклад о состоянии французского Сопротивления британским властям и лично де Голлю. Решающим условием для дальнейших успехов Сопротивления Мулен считал немедленную и всестороннюю помощь со стороны английского правительства и «Свободной Франции». Он просил оказать организациям Сопротивления моральную, политическую и финансовую поддержку, предоставить им средства связи и начать поставки оружия. Доклад Мулена и его личность произвели сильное впечатление как на английские власти, так и на генерала де Голля. Он оказался первым представителем внутреннего Сопротивления, прибывшим в Лондон. 24 декабря 1941 года де Голль вручил Мулену предписание: «Назначаю префекта Ж.Мулена своим представителем и уполномоченным Национального комитета в неоккупированной… зоне метрополии. Мулену поручается осуществить в этой зоне единство действий всех лиц, сопротивляющихся врагу… В выполнении своего задания Мулен отчитывается лично передо мной». Таким образом, прибыв в Лондон как представитель внутреннего Сопротивления, Мулен вернулся во Францию уже как официальный делегат де Голля с задачей объединить все группировки Сопротивления и обеспечить их подчинение руководству «Свободной Франции». Мулен получил в свое распоряжение значительные финансовые средства, радиостанцию, агентов связи и подчинялся лишь де Голлю. 1 января 1942 года Мулен спрыгнул с парашютом в южной Франции.

Moulin.jpg

Жан Мулен (1899-1943), легендарный герой и объединитель французского Сопротивления, эмиссар де Голля, создатель и первый руководитель Национального Совета Сопротивления. Погиб под пытками в гестапо

Жан Мулен быстро вступил в контакт с уже знакомыми ему деятелями Сопротивления южной зоны, которым он пообещал финансовую поддержку и связь с Лондоном. Большинство руководителей Сопротивления не сразу согласились с требованиями Мулена. Симпатизируя «Свободной Франции», они все же не собирались «стоять по стойке смирно», исполняя чужие приказы. Тем не менее Мулен проявил редкую настойчивость. Встречаясь с руководителями разных организаций, он убеждал их «направлять деятельность своих групп в соответствии с планом военных действий в день икс, который будет разработан в Лондоне по соглашению между штабом генерала де Голля и штабом союзников». Он старался добиться, чтобы отдельные серьезные операции предпринимались только с согласия Лондона. Мулен обещал вооружить участников Сопротивления, но при условии, чтобы лишь половина полученного из Лондона оружия была использована для вооружения боевых групп и немедленных действий; другая половина должна была оставаться в резерве для подготовки широких действий в час икс.
Мулен создал несколько специализированных организаций, которые обслуживали все Сопротивление, но подчинялись непосредственно Мулену как делегату де Голля. Главная из них – Служба воздушных и морских операций - ведала связями с Лондоном. В ее распоряжении находились радиостанции и тайные аэродромы, она занималась отправкой, получением и распределением всех грузов, прибывавших из Лондона. Второй организацией было Бюро информации и печати. В задачи этой службы входили распространение полученных из Лондона пропагандистских материалов, а также сбор сведений, интересующих «Свободную Францию». Укомплектованное опытными журналистами, Бюро быстро выросло в крупное нелегальное агентство печати, связанное со всеми организациями Сопротивления. Третьей специализированной организаций стал так называемый Генеральный комитет исследования. Его основная цель состояла в подборе кадров и разработке планов захвата власти и послевоенного устройства Франции.
Мулен установил связи с руководителями профсоюзного движения. Теперь многие видные деятели Сопротивления из разных групп стремились тайно попасть в Лондон, чтобы лично познакомиться с де Голлем. В феврале 1942 года подпольная газета «Либерасьон-Сюд» впервые заявила, что «в настоящее время есть только один вождь – генерал де Голль, символ французского единства и воли». Подпольные газеты писали о том, что де Голль «представляет волю французского народа и символизирует его сопротивление угнетателям». В ходе встреч с руководителями Сопротивления многие подчеркивали, что объединение возможно лишь на основе ясной политической программы, ибо не всех участников Сопротивления удовлетворяли размытые декларации де Голля и они не соглашались «без достаточных гарантий доверить свое будущее человеку с неизвестным политическим прошлым». В ответ де Голль представил проект Манифеста, обращенного ко всем силам Сопротивления, который летом 1942 года был опубликовал в подпольной печати и затем оглашен по радио. Манифест предполагал, чтобы «извечный французский идеал Свободы, Равенства и Братства нашел отныне такое претворение в нашей стране, чтобы каждый человек в начале своей общественной деятельности имел равные с другими шансы на успех; чтобы каждый пользовался уважением всех, а в случае необходимости и помощью с их стороны». Манифест в значительной степени рассеял сомнения относительности личности и планов де Голля.
В июне 1942 года руководители «Свободной Франции» передали союзникам (Англии, СССР и США) официальное предложение переименовать «Свободную Францию» в «Сражающуюся Францию», предлагая отнести к движению всех французских граждан, «ведущих освободительную борьбу, где бы они не находились».
Некоторые видные деятели Третьей республики начали присоединяться к «Сражающейся Франции». 5 мая 1942 года Леон Блюм, находившийся в Риомской тюрьме, нелегально отправил письмо в Лондон, утверждая, что де Голль «первым пробудил во Франции волю к Сопротивлению и продолжает ее олицетворять», а поэтому должен возглавить будущее «переходное правительство» Франции. Блюм защищал де Голля от обвинения в диктаторских устремлениях. Одновременно поддержку «Сражающейся Франции» выразили ряд руководителей правонационалистической группировки «Боевые кресты».

Практическое объединение организаций Сопротивления произошло под руководством Жана Мулена. В начале августа 1942 года Мулен получил из Лондона директиву создать Координационный комитет, объединяющий организации Сопротивления южной зоны.
К осени 1942 года Мулен добился согласия руководителей «Комба», «Фран-Тирер» и «Либерасьон-Сюд» на объединение. Прибыв в Лондон, руководители всех группировок подписали протокол, в котором признали власть де Голля «как политического и военного вождя Сражающейся Франции» и выразили готовность координировать свои действия. Было условлено, что каждая из трех главных организаций южной зоны создаст свои военизированные группы и вольет их в «Тайную армию», глава которой будет назначен генералом де Голлем. На пост командующего «Тайной армией» был назначен генерал Делестрен, который до этого не участвовал в движении Сопротивления, но был известен своими патриотическими настроениями. Руководство «Сражающейся Франции» брало на себя обязательства финансировать все организации Сопротивления, снабжать их средствами связи, инструкторами и оружием. Объединение сил Сопротивления южной зоны произошло на основе признания власти де Голля и на базе политики аттантизма. «Тайная армия» должна была начать боевые действия только в день высадки союзников («день икс») и действовать по заданиям Лондона.

На протяжении 1942 года престиж правительства Виши и лично Петэна непрерывно падал. Сотрудничество властей Виши с немцами вызывало все большее недовольство. В июле 1942 года генерал Оберг издал приказ о казни родственников участников Сопротивления. В августе-октябре 1942 года органы гестапо и вишистской полиции совместно разработали и осуществили ряд операций против сил Сопротивления. Глава немецкой военной администрации официально выразил правительству Виши благодарность «за помощь, оказанную французской полицией при аресте террористов». Массовые облавы на евреев и участников Сопротивления, а также откровенное признание Лаваля о том, что он желает победы Германии, вызвали серьезный ропот даже в тех слоях населения, которые ранее поддерживали Виши.
После оккупации южной зоны массы населения стали выходить из состояния оцепенения. Даже часть вишистской администрации начала негласно переходить на сторону Сопротивления. Ореол «патриота» и «отца нации», созданный вокруг Петэна, начал рассеиваться. Особенно тяжелый удар по престижу властей нанесла депортация французских рабочих и молодежи в Германию, которая коснулась сотен тысяч, а затем и миллионов семей.

Paris, Anwerbung franzцsischer Arbeiter

Вывоз французских рабочих на работы в Германию. Историческое фото, 1942

Уклоняющиеся от мобилизации пользовались поддержкой и симпатиями всего населения. Рабочие устраивали стачки и демонстрации протеста. Крестьяне снабжали уклонистов продовольствием. Патриотически настроенные предприниматели представляли в полицию неверные списки наличного персонала. Даже вишистские чиновники порой доставали для уклонистов фальшивые документы. В это время многие уклонисты стали убегать из городов и скрываться в сельской местности. На языке того времени это называлось «уйти в маки» (от корсиканского слова «маки» - густой кустарник, в котором в прежние времена корсиканцы спасались от полиции). С конца 1942-начала 1943 г. в малонаселенных лесных и горных районах появились первые лагеря маки, созданные в основном молодыми рабочими и студентами, скрывающимися от депортации. Ушедшие в маки лица (макизары) оказывались на нелегальном или полулегальном положении. Они охотно устанавливали связи с Сопротивлением, а иногда даже формировали свои вооруженные отряды. Перемены в настроениях населения привели к быстрому росту всех организаций Сопротивления, появлялись новые нелегальные организации. Новая обстановка способствовала быстрому росту вооруженной борьбы. Начало активно развиваться партизанское движение в южной зоне, где ранее оно было очень слабым. В апреле 1943 года подпольная коммунистическая газета «Юманите» опубликовала «Генеральные директивы по подготовке вооруженного восстания». Исходя из предположения, что восстание «произойдет одновременно с высадкой союзников на континенте» (которое в тот момент ожидалась летом 1943 года) Компартия предлагала заранее готовить массовое народное восстание. «Генеральные директивы» советовали всем организациям Сопротивления при известии о высадке союзников «немедленно мобилизовать своих членов, объявить всеобщую стачку, вооружить население, арестовать или уничтожить жандармов и полицейских, занять общественные здания – префектуры, мэрии, почту, радио и др., сместить представителей вишистских властей и заменить их делегациями патриотических группировок». С начала 1943 года «Юманите» выходила под лозунгом: «Объединиться, вооружиться, сражаться!» Под эгидой Коммунистической партии действовали Национальный фронт, отряды ФТП, Союз коммунистической молодежи и др.организации. В печати различных организаций Сопротивления начали появляться призывы к вооруженной борьбе. «Мы боремся и будем сражаться с оружием в руках», - говорилось, например, в программе действия «Либерасьон-Сюд», опубликованной 10 января 1943 года. К началу 1943 года почти все основные группировки Сопротивления имели свои военные организации и «были готовы немедленно вооружить уже имевшиеся группы». В феврале 1943 года Коммунистическая партия, Национальный фронт, ФТП, «Комба», «Либерасьон» и еще несколько групп Сопротивления подписали совместное обращение, в котором обещали «объединить свои усилия, чтобы поддержать рабочих в их сопротивлении, какую бы форму оно не принимало». Они рекомендовали рабочим «вступать в ряды боевых патриотических организаций, чтобы бороться против захватчиков и готовиться поддерживать действия высадившихся войск, когда будет создан второй фронт в Европе».
27 ноября 1942 года в Лионе впервые собрался Координационный комитет южной зоны. Вскоре «Комба», «Фран-тирер» и «Либерасьон-Сюд» слились в одну организацию: «Объединенное движение Сопротивления» (МЮР). Мулен остался председателем, Френэ стал комиссаром по военным делам, д’Астье – комиссаром по политическим делам, Леви – комиссаром по разведке, безопасности и техническим средствам. Делестрен и Френэ занялись организацией «Тайной армии». При этом Делестрен, будучи горячим сторонником объединения всех патриотических сил, установил регулярные контакты с руководством коммунистических отрядов франтиреров и партизан (ФТП) и договорился о координации действий между военным комитетом ФТП и «Тайной армией» в южной зоне.

Charles_Delestraint.jpg

Генерал Шарль Делестрен (1879-1945), первый командующий «Тайной армией» - одной из главных военных организаций французского Сопротивления. Погиб в концлагере Дахау

В северной зоне объединение шло более медленными темпами. Весной 1943 года де Голль направил в северную зону своих представителей, которым поручал сформировать Координационный комитет и штаб «Тайной армии» по образцу южной зоны. После длительных переговоров с руководителями Сопротивления делегаты де Голля добились решения об объединении военизированных групп Сопротивления северной зоны в «Тайную армию» с подчинением ее генералу Делестрену. Представители ФТП, участвовавшие в этих переговорах, согласились войти в состав «Тайной армии», но возражали против навязанной тактики аттантизма.

Политические конфликты с союзниками вынуждали де Голля как можно быстрее объединить все силы Сопротивления, чтобы иметь опору внутри страны. Чтобы обеспечить более широкую поддержку «Сражающейся Франции», в Лондон были приглашены политические и профсоюзные деятели разных партий, имевшие авторитет во Франции и за ее пределами. Трезво оценивая влияние Коммунистической партии, де Голль хотел привлечь на свою сторону и эту мощную силу, сохранив за собой общее руководство. Сам де Голль писал об этом так: «я считал, что их участие явится существенным вкладом в ту своеобразную войну, которая велась в условиях оккупации. Но следовало добиться, чтобы они действовали как часть единой организации и, скажу без обиняков, под моим руководством». В январе 1943 года в Англию прибыл представитель Коммунистической партии – Фернан Гренье, уполномоченный ЦК ФКП «представлять партию при движении «Сражающаяся Франция» во главе с генералом де Голлем с целью сотрудничать в усилении борьбы за освобождение Франции». В Лондоне Гренье был официально назначен советником при комиссариате внутренних дел и труда в «Сражающейся Франции». Он получил возможность выступать от имени коммунистов по английскому радио, хотя его выступления цензурировались службами БСРА.
По свидетельству одного из руководителей ФКП Ж.Дюкло, «соглашение, осуществленное между партией и генералом де Голлем относительно программы совместных действий, содержало два основных пункта: необходимость национального восстания с целью освобождения Франции; полное право народа самому решить свою судьбу после победы».

330px-Secretariat_clandestin_PCF_1943.jpg

Подпольное заседание секретариата Французской коммунистической партии, 1943 год. Слева направо: Бенуа Франшон, Огюст Лекер, Жак Дюкло и Шарль Тийон. Исторический рисунок

3 июня 1943 года в Алжире был учрежден Французский комитет национального освобождения (ФКНО) и принята его учредительная декларация. Задачи ФКНО определялись так: «В тесном сотрудничестве со всеми союзниками Комитет будет продолжать совместную борьбу в целях полного освобождения французских территорий и территорий союзников до победы над всеми враждебными державами. Комитет торжественно обязуется восстановить все французские свободы, законы республики и республиканский режим, полностью уничтожив режим произвола и личной власти, навязанный в настоящее время стране». По существу ФКНО брал на себя функции Временного правительства, хотя официально так себя не называл. 27 августа 1943 года Англия, США и СССР одновременно опубликовали заявления о признании ФКНО; в течение нескольких недель Комитет был признан еще 19 правительствами. 3 сентября 1943 года ФКНО по инициативе де Голля принял принципиальное решение «привлечь к судебной ответственности маршала Петэна, а также членов или бывших членов так называемого правительства Французского государства». Став единоличным руководителем ФКНО, де Голль стремился сплотить Сопротивление под своим руководством и опереться на него. Чтобы придать ФКНО более демократический облик, было решено ввести в его состав представителей движения Сопротивления и политических партий, а также создать в Алжире Временную Консультативную Ассамблею, в которой заседали в числе прочих представители Коммунистической, Социалистической и Радикальной партий, видные руководители движения Сопротивления. Однако де Голль не разрешил въезд в Алжир Генеральному секретарю ФКП М.Торезу, находившемуся тогда в СССР.

В начале 1943 года руководство «Сражающейся Франции» вернулось к прежней идее: создать нечто вроде «парламента Сопротивления», который включал бы представителей всех его организаций и мог поддержать де Голля в борьбе за власть. На Мулена возлагалась исключительно важная политическая миссия: объединить все организации Сопротивления и партии, выступавшие против оккупантов и Виши, в едином Национальном Совете Сопротивления (НСС) под эгидой де Голля. Для придания НСС необходимого авторитета предполагалось включить в него все основные политические партии, основные организации Сопротивления и профсоюзы. В инструкциях де Голля Мулену говорилось: «Объединение должно быть произведено на основе следующих принципов:
Против немцев, их союзников и пособников, всеми способами, и особенно с оружием в руках;
Против всех диктатур, особенно против диктатуры Виши, какой бы облик она ни приняла;
За свободу;
Вместе с де Голлем в бой, который он ведет за освобождение территории за восстановление прав французского народа».
Вернувшись во Францию, Мулен вместе с делегатами де Голля в северной зоне начал консультации с руководителями организаций Сопротивления, партий и профсоюзов, предлагая им объединиться на основе указанных принципов. В итоге в Национальный Совет Сопротивления вошли 16 группировок: среди них 8 организаций Сопротивления («Национальный фронт», ОСМ, «Сэ де ля Резистанс, «Сэ де ля Либерасьон», «Либерасьон-Нор», «Комба», «Фран-Тирер», «Либерасьон-Сюд»), 6 политических партий (Коммунистическая, Социалистическая, Республиканская федерация, Демократический альянс и др.), а также 2 профсоюзных объединения: Всеобщая конфедерация труда и Французская конфедерация христианских профсоюзов. Каждая группировка независимо от ее влияния имела один голос. 27 мая 1943 года в Париже состоялось первое заседание Национального Совета Сопротивления. Мулен зачитал заранее заготовленное послание генерала де Голля, утверждавшее, что НСС «является составной частью Сражающейся Франции» (и следовательно должен подчиняться ее руководству).

img00022-0.jpg

Первое подпольное заседание Национального Совета Сопротивления (НСС). 27 мая 1943 года. Историческое фото

Дальнейший процесс объединения Сопротивления был временно прерван в связи с арестом и трагической гибелью Жана Мулена и генерала Делестрена. Несмотря на пытки, Мулен, знавший все тайны Сопротивления, не выдал своих товарищей и был замучен в гестапо. Генерал Делестрен был депортирован в немецкий концлагерь, где также вскоре погиб. После некоторого перерыва Национальный Совет Сопротивления (председателем которого теперь стал Ж.Бидо) возобновил свою деятельность. Летом 1943 года НСС обратился с «Призывом к нации», высказываясь в пользу немедленных действий, чтобы подготовить «восстание всей нации, которое вместе с общим наступлением союзников освободит Родину». С этого времени политическая роль Национального Совета Сопротивления стала возрастать. Постепенно начали организовываться органы НСС на местах, которые обычно носили название Комитетов Освобождения.
Рост влияния НСС и его местных органов обеспокоил руководителей «Сражающейся Франции». Опасаясь, что внутреннее движение Сопротивления выйдет из-под контроля, они стали быстро создавать свой собственный специальный аппарат, чтобы контролировать Сопротивление и обеспечить захват власти в момент освобождения Франции. Главным звеном стала Генеральная делегация де Голля во Франции. Основным средством воздействия на организации Сопротивления Генеральная делегация считала финансовые субсидии. Финансовые средства распределялись в первую очередь среди тех организаций Сопротивления, которые считались лояльными де Голлю. Также остро встала проблема поставок оружия. Пока вооруженную борьбу вели сравнительно немногочисленные отряды ФТП и «добровольческие группы», они пользовались в основном самодельным или захваченным у врага оружием. В условиях подъема партизанской войны этого становилось недостаточно. Вооружение значительных партизанских сил можно было обеспечить только при помощи поставок оружия из Лондона или Алжира. Однако службы де Голля, ведавшие доставкой оружия, с осторожностью вооружали внутренние отряды Сопротивления. Как правило, они снабжали оружием (да и то в недостаточном количестве) только организации «Тайной армии», которые хранили это оружие на складах в ожидании «дня икс» (то есть предполагаемой высадки союзников). Генеральная делегация опасалась возрастающего влияния коммунистов в местных органах Сопротивления, особенно в Парижском регионе.

Окончание здесь: https://naiwen.livejournal.com/1730725.html
Tags: Вторая мировая война, РИ, ХХ век
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments