March 25th, 2017

Английский лорд тебе товарищ

Еще раз некоторые вещи, которые кажутся очевидными...

... мы понимаем, что никакой авторитарный или тоталитарный режим не может существовать без массовой поддержки населения. Если массовая поддержка режима закончится - режим рухнет. Но вот с мотивацией этой самой поддержки бывает гораздо сложнее. На практике мы почти никогда не можем определить, поддерживает ли население "не за страх, а за совесть" (пропаганда, промытые мозги, искренняя вера?), или из страха. Всегда есть доля и того, и другого, но как определить хотя бы какие-то процентные соотношения? Исторические источники тут очень мало достоверны. Так как если они написаны во время событий, то почти никогда нельзя с уверенностью сказать, насколько автор искренен и с чем мы имеем дело - с цензурой, с самоцензурой или с искренними убеждениями (в некоторых случаях это можно сказать, но далеко не всегда). А если источник (например, мемуарный) написан постфактум, то практически всегда на оценки автора будут влиять после-знание и после-осмысление. Совершенно не факт, что автор "внутри ситуации" думал именно так, как он об этом пишет двадцать или пятьдесят лет спустя.

... интересная вещь под названием "Режим Виши и Холокост". Интересная в том, что власти Виши поначалу бегут впереди паровоза (поперек батьки в пекло) и стремятся быть едва ли не святее Папы Римского: еще до всяких приказаний нацистской Германии уже радостно принимают всякие антисемитские законы, сами, все сами, по собственной инициативе. Но законы, так сказать, экономического характера - ну типа запрет на профессии, на занятие определенных должностей, на ведение бизнеса и так далее. Потом они тоже еще почти без особенного давления Германии соглашаются депортировать со своей территории всех евреев-иностранцев, не имеющих французского гражданства. Ну и в общем в этот начальный период речь еще не идет об "окончательном уничтожении", и видимо в глазах вишистской администрации депортация не означает чего-то такого совсем ужасного, а просто "с глаз долой, из сердца вон". В самом деле, понаехали тут. А вот когда годик спустя нацисты уже жестко приказывают - а теперь депортируйте-ка всех. Да-да, всех, и французских граждан тоже - и в этот момент уже становится понятно, что депортируют не на курорт, а в лагеря уничтожения - тут ВНЕЗАПНО значительная часть вишистской администрации (не поголовно, но многие, особенно на местном уровне) встает на дыбы:
- да вы не охренели ли? Вы что же, из нас делаете людоедов?!
И очень многие с этого момента, особенно на местах, пытаются откатить назад - саботируют приказы, прячут людей и в конечном итоге втягиваются в разные формы Сопротивления.
То есть вот представляете себе какой парадокс - отжать у жида лавочку или там адвокатскую контору - это ок, нормально. А вот отправить человека на смерть - тут что-то в головах срабатывает, и они внезапно ужасаются. Широк человек...

Интересно, что режим Виши до сих пор (в том числе во французской историографии) - дискуссионная тема. То есть принято его осуждать - но отнюдь не всеми. Вполне себе существует точка зрения о том, что политика коллаборации на тот момент была вполне приемлемой ценой меньшего зла и что в противном случае могло бы быть гораздо хуже. Могло бы быть как в Польше, например. Вот ведь, в Польше погибло около 20% жителей (5-6 миллионов). А у нас - "всего-навсего" около 2% (500-600 тысяч). То есть вот цена вишистского режима - это порядка 5 миллионов сохраненных человеческих жизней (вот вам еще один уровень "дилеммы заложников"). Чем не арифметика?
А если бы не всякое Сопротивление, которое только усиливало репрессии - так число жертв могло бы быть еще меньше (да, я даже знаю у себя во френд-ленте тех, кто согласен с этой точкой зрения, не буду показывать пальцем).

(Может, я вообще зря все это тут пишу? Может, лучше про котиков?)