July 16th, 2017

Английский лорд тебе товарищ

Любопытную коллизию на тему "власть и народ" дарит нам история Франции 1930-х годов...

вкратце: во Франции этого времени существовало некоторое количество таких полуфашистских или профашистских организаций. Среди самых крупных - так называемые "Огненные кресты" и "Французское действие". Трудно сказать, насколько корректно называть их именно фашистскими (как известно, фашистским у нас зачастую принято называть все, что нам не нравится) - возможно, скорее просто право-консервативные, право-националистические группировки. Ну во всяком случае, чтобы было понятно, их взгляды (такой тип взглядов - независимо от того, как их правильно называть) мне категорически не нравятся.
Закономерно эти группировки активизировались во Франции после прихода в Германии Гитлера к власти, ну и свои собственные внутренние причины были. И вот в феврале 1934 года в Париже начались массовые демонстрации протеста против парламента и правительства, организованные этими правыми группами (историки спорят, насколько это был организованный мятеж и были ли у него цели организовать переворот в стране или дело ограничивалось только манифестациями).
В русской Википедии описание довольно краткое, его можно посмотреть: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%83%D1%82%D1%87_6_%D1%84%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8F_1934_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0 во французской версии гораздо подробнее.
Но суть в том, что в конце концов дело дошло до открытых беспорядков, и по распоряжению правительства полиция открыла огонь по демонстратам. Погибло несколько десятков человек, сотни были ранены, в основном участники этих самых правых партий.

И вот в этой точке у меня вопрос: как вы оцениваете действия власти?
Например (можно было бы запилить опрос, но предпочту в вольной форме)
- власть ни при каких обстоятельствах не должна стрелять в народ. Нужно было выходить, договариваться, искать компромиссы; а если в стране активизировались правые партии - значит, наверное, для этого есть какие-то внутренние причины и проблемы в стране, о которых нужно думать. А не палить по толпе.
- власти молодцы, предотвратили фашистский переворот. Так и нужно поступать с фашистами, не дай Бог, если бы они пришли к власти.
Ну и всякие другие промежуточные и прочие варианты.

(Оговорюсь, что сама я придерживаюсь первой точки зрения: власть не должна стрелять в народ. И в целом эта ситуация вызывает у меня определенные ассоциации с расстрелом парламента в 1993 году).

Любопытно то, что хотя многие участники этих правых полуфашистских группировок во время войны сначала поддержали режим Петэна, но в дальнейшем довольно значительная их часть примкнула к Сопротивлению (руководствуясь прежде всего патриотическими, националистическими, антинемецкими мотивировками).
Английский лорд тебе товарищ

Я тут полдня пишу для игры статью про Холокост во Франции...

и странное ощущение. Обычно длительная возня с таким материалом легко может довести до депрессивных мыслей (хорошо помню свои ощущения после прочтения залпом пары книжек про Холокост во Львове). А тут я сижу, ковыряюсь в подробностях - и к своему глубокому удивлению проникаюсь не депрессивным пессимизмом, а верой в человечество.
Потому что... ну во-первых совершенно потрясающие истории спасения и спасителей (некоторую часть я выкладывала в прошлый раз). Во-вторых сами евреи. Их активное участие в Сопротивлении всех видов - внешнем, внутреннем, коммунистическом, голлистском, отдельном еврейском и общенациональном. То есть вот читаешь - и не возникает ощущения привычной безнадеги, а возникает ощущение "ну нифига себе люди круты". Про католического священника Александра Гласберга (который сам еврей по происхождению) я еще раньше писала http://naiwen.livejournal.com/548046.html
А вот, например, врач-психиатр Евгений Минковский, "родился в Петербурге в семье состоятельных литовских евреев". Эмигрировал во Францию еще до революции. Во время войны организовал подпольную сеть спасения еврейских детей, которая переправила в Швейцарию около 5 тысяч человек. Не слабо, да?
А вот, например, Жозеф Эпштейн по прозвищу "полковник Жиль", польский еврей и коммунист, участник гражданской войны в Испании. Один из руководителей диверсионных интернациональных бригад в Парижском регионе (в частности под его руководством действовала группа Мисака Манушяна). Арестованный и осужденный на казнь, полковник Жиль ухитрился прямо по дороге к месту казни организовать побег другому приговоренному.
В общем, понятно, что везде было все - и доносчики, и спасители, и герои, и покорные жертвы. Во всех странах все было перемешано. Но тут, надо сказать, прямо какая-то удивительная концентрация очень крутых людей. Вот сижу и прямо думаю, что у меня с утра поднялось настроение.
("Бывают бессмысленные трагедии, а бывают осмысленные трагедии").