?

Log in

No account? Create an account

January 28th, 2018

Идея была примерно такая: спустя несколько десятилетий после событий, описанных в "1984" тоталитарный мир Оруэлла выродился... да, пожалуй, даже авторитарный слишком сильно для описания происходящего. Скорее просто мир бюрократического маразма - нелепого, бессмысленного, неэффективного. Мой персонаж - Афродита Павловна Непущалова, пожилая старая дева 50 лет, была живым воплощением этого бюрократического маразма. Идеальный чиновник, идеальный винтик системы. Тетка, в сущности, не злая и не вредная, но вместо головы у нее - инструкция.
И вот эта тетка, за пятьдесят лет жизни никогда не выезжавшая из дома и за тридцать лет непорочной службы никогда не нарушившая ни один пункт инструкции, внезапно оказалась в силу обстоятельств в совершенно форс-мажорной ситуации. Ее послали ответственным чиновником вести отчетность Экспедиции, отправленной в заброшенный город. Инструкцию об обязанностях дали в самый последний момент, и эта инструкция не показалась слишком сложной. В экспедиции был свой собственный начальник, отвечающий за собственно работу экспедиции, в то время как Афродита Павловна обязана была заботиться об отчетности и соблюдении порядка. Внезапно оказались две страшные вещи:
- начальник экспедиции в последний момент исчез (то ли заболел, то ли еще что-то с ним непонятное случилось). И исполняющим обязанности начальника назначили Афродиту Павловну, к чему она была совершенно не готова.
- и главное, у всех участников экспедиции по каким-то непонятным причинам внезапно исчезли идентификационные номера (как потом выяснилось, под воздействием токсичных веществ, действующих в городе). У всех разом, включая Афродиту Павловну. А без идентификационного номера в государстве Западная Сибирь ничего функционировать не могло. Ни отчета послать, ни продовольствие получить. Получалось так, что два десятка людей, заброшенных в Экспедицию, попросту не существовали. А Афродита Павловна каким-то образом должна была за них отвечать и ими руководить. А как руководить тем, чего не существует?
И дальше Афродита Павловна попыталась что-то с этим сделать. Тетка она была, как уже сказано, не злая и не плохая. Она, в общем, искренне переживала за этих людей, которые оказались под ее ответственностью. Искренне хотела их отсюда вытащить и так, чтобы им всем не слишком сильно попало от начальства (вот, понимаете, такой способ мышления: тут в городе токсические газы, и люди сходят с ума, а Афродита Павловна беспокоится в первую очередь о том, чтобы все подали хорошие отчеты вовремя, потому что "милочка, зачем же вам портить карьеру, вы молодой специалист, давайте будем считать, что я не видела вашего отчета с критикой начальства, перепишите"). Беда в том, что действовать Афродита Павловна умела только по инструкции, а инструкции у нее не было. Поэтому все, что она могла делать, это каждые полчаса слать бесконечные запросы в центр: "В связи с утратой идентификационных номеров просим срочных инструкций о порядке восстановления идентификационных номеров"; "В связи с утратой идентификационных номеров просим срочных инструкций о порядке присвоения временных номеров" - а в ответ получала такие же бесконечные: "Восстановление идентификационных номеров невозможно. Для восстановления идентификационных номеров необходимо знать идентификационные номера"; "Присвоение временных идентификационных номеров невозможно, для присвоения временных номеров необходимо знать идентификационные номера". И, наконец, "прислать инструкцию невозможно в связи с тем, что бухгалтер находится в отпуске".
А у Афродиты Павловны была, помимо неожиданно свалившейся на нее ответственности, совершенно личная боль. Во-первых она мечтала об ордене, который ей наконец-то после экспедиции обещали дать за тридцать лет непорочной службы. И тут она по тону ответов из центра (ей был объявлен выговор за утерю идентификационных номеров и неуместную инициативу) осознала, что орден ей не светит. А во-вторых, что еще хуже, у нее дома оставался кот. Кот оставался на попечении соседки, и Афродита Павловна мучительно тосковала по коту и сильнее всего в жизни боялась, что с ним что-нибудь случится. А вдруг Барсик убежит? А вдруг соседка его будет кормить не по инструкции?
И вот эта вот бессмысленная переписка Афродиты Павловны с начальством росла, как снежный ком. Пока другие участники экспедиции пытались что-то делать - искать лекарства для защиты, пытаться заниматься какой-то научной работой - а она вот сидела у единственного экспедиционного компьютера и слала запросы о восстановлении идентификационных номеров. Мысль о том, что можно действовать в какой-то другой парадигме, ей просто в голову не приходила. Еще ее очень заботила правильная отчетность. Например, однажды ей под воздействием галлюциногенных газов показалось, что стулья являются участниками экспедиции и должны писать отчеты. Но поскольку стулья писать отчеты не умеют (это она как-то понимала!), а портить отчетность экспедиции нельзя (это же ухудшит показатели всех сотрудников), то она взяла и самолично написала отчеты от имени сотрудников Стул-1 и Стул-2. И потом из центра пришло письмо о том, что Стул-1 и Стул-2 по итогам периода были признаны лучшими сотрудниками. К этому моменту воздействие галлюциногенных газов на Афродиту Павловну уже прошло, но при этом ей почему-то не пришло в голову, что тут что-то не так.
В общем, постепенно ее страх за кота, растерянность и чувство беспомощности все возрастали. Она стала испытывать раздражение, а потом ненависть к этим бессмысленным ответам начальства. В конце концов она поняла, что ненавидит эту систему, которая послала двадцать человек в опасное место без соответствующего снаряжения, средств защиты, а главное - без ИНСТРУКЦИЙ. Потому что без инструкции люди жить не могут, а раз их бросили без инструкций, то что-то с этим начальством, что-то с этой системой не так. Если бы ей сказали, что можно же действовать без инструкции, без начальства, без идентификационных номеров, она бы не поверила. Но факт, что ее запросы в адрес начальства становились все настойчивее и в них за привычным бюрократическим языком начали прорываться живые нотки (начальника звали Ф.Ублюдок, и в последний момент Афродита Павловна едва не написала: "Ублюдок, ну ты и ублюдок!.." - но это последнее письмо не понадобилось, потому что Ф.Ублюдок самолично явился в экспедицию в должности вновь назначенного начальника).
Стихийный бунт Афродиты Павловны выразился в том, что она наотрез отказалась принять из рук вновь приехавшего начальства средства государственной защиты, и тем самым невольно встала на сторону диссидентов - людей, отвергнутых системой и находящихся вне ее правового поля. Дальнейшая судьба ее, скорее всего, печальна - ведь она не приучена думать своей головой без инструкций и не приспособлена к свободной жизни. А защиты системы она лишилась.

В общем, получилась такая отличная притча о выученной беспомощности и путях ее преодоления.

(Интересно, что у меня часто получаются персонажи со сходной проблематикой. Злополучный ссыльный Ксаверий Ролля в городе Энске и Афродита Непущалова в Экспедиции, хотя и совершенно разные по характеру и бэкграунду, оказались в чем-то сходны: они оба до какой-то точки искренне пытались искать справедливости в рамках Системы, а потом внезапно обнаруживали, что при любых их усилиях Система оборачивается против них. Тем нелепее оказывался их самодеятельный бунт против Системы, чем искреннее они до этого пытались действовать в рамках. А для настоящего осознания нужны же совершенно другие условия)

Tags:

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com