?

Log in

No account? Create an account

October 17th, 2018

Из литовского санатория я позорно сперла книжку :)) там было что-то вроде библиотеки: в комнатах отдыха стояли полки с книгами на разных языках, в свободном доступе. Подбор книг местами был забавный: такое ощущение, что туда свалили старье-неликвид из старых советских библиотек, какие-то альбомы "Женщины-ударницы Белгородской области", книги из серии "Библиотека рабочего романа", романы каких-то африканских коммунистов... копаясь в этом старье, я нашла внезапно отличную вещь: художественную биографию Марии Кюри-Склодовской, написанную ее младшей дочерью, Евой Кюри.
И стала ее читать. А поскольку не успела дочитать в санатории, то совершила неожиданный поступок - сперла книжку, поскольку за этими книжными полками явно никто не следил. Справедливости ради, я туда поставила на полку свою книгу - детектив Агаты Кристи, так что совершила, можно сказать, бук-кроссинг.

А хочу пока написать вот о чем.
Хочу привести несколько длинных цитат, которые мне резанули глаз, потому что... ну, в общем, это интересный пример того, как меняется восприятие в обществе. Итак, Мария Склодовская, только что невероятными трудами закончившая Сорбонну, выходит замуж за Пьера Кюри. До этого момента девушка не слишком заморачивалась организацией быта и домашнего хозяйства, вернее - совсем не заморачивалась. Она мечтала получить образование и пробиться в науку, и кто-то из польских девиц в Париже ехидно замечает, что "панна Склодовская даже не знает, как варить бульон". Но вот все меняется. Далее цитирую Еву: "Пьер жил во имя идеальный цели: заниматься научными исследованиями бок о бок с любимой женщиной, живущей теми же интересами. Жизнь Мари сложнее: помимо любимого труда на нее падают все будничные, утомительные обязанности замужней женщины. Теперь она не может пренебрегать материальной стороной жизни так, как в свои студенческие годы. Первой ее покупкой после возвращения с каникул была счетоводная тетрадь в черном переплете с многозначительной надписью золотыми буквами "Расходы" (...) Беда в том, что надобно вместить в двадцать четыре часа все утомительные дела на данный день. Большую часть времени Мари проводит в лаборатории института, где ей отвели собственное место. Лаборатория, конечно, счастье! Но ведь там, на улице Гласьер, нужно убрать постель, подмести паркет. Надо, чтобы у Пьера было в полном порядке платье и приличная еда. А прислуги нет... Мари встает очень рано, чтобы сходить на рынок, а в конце дня, возвращаясь под руку с Пьером из института, заходит к бакалейщику, к молочнику. Где те времена, когда беспечная мадемуазель Склодовская не ведала таинственных ингредиентов для приготовления бульона? Мадам Кюри считает долгом чести это знать! Как только вопрос о замужестве был окончательно решен, вчерашняя студента стала тайно брать уроки кулинарии... (...). Научилась жарить картофель и цыплят и честно готовит кушанья для Пьера, а он - сама снисходительность, да к тому же так рассеян, что даже не замечает ее стараний. (...) Какой был бы удар, если бы ее свекровь-француженка в один прекрасный день, взглянув на неудавшийся омлет, спросила, чему же учат варшавских девушек? Мари читает, перечитывает поваренную книгу, добросовестно делает на полях отметки, описывая в строгих научных терминах свои опыты, провалы и удачи... (...) Восемь часов на научные исследования, три на домашние дела. Но это еще не все. Вечером, расписав ежедневный бюджет по рубрикам с пышными названиями "расход на мужа", "расход на жену", Мари Кюри садится у дощатого стола и самозабвенно готовится к конкурсу на звание преподавателя".

Пропустим несколько страниц: далее Ева описывает, как супруги наткнулись на мысль о радиоактивных веществах и начали свои работы. Работать им пришлось в трудных условиях: практически без денег, без нормального лабораторного помещения, в заброшенном холодном сарае с протекающей крышей. "В первый год они работают совместно над химическим выделением полония и радия, добывают радиоактивные продукты, а затем измеряют интенсивность их излучения. Вскоре оба супруга находят более целесообразным действовать раздельно. Пьер стремится уточнить свойства радия, изучить новый металл. Мари продолжает переработку руды, чтобы получить чистые соли радия. При этом разделении труда Мари избрала мужскую долю, взяв на себя роль чернорабочего. В сарее - ее супруг, весь поглощенный постановкой тонких опытов, во дворе - Мари с развевающимися по ветру волосами, в старом, запыленном и сожженном кислотами фартуке, окруженная клубами дыма, разъедающего глаза и горло, и выполняющая функции целого завода. "Мне приходилось обрабатывать в день до двадцати килограммов первичного сырья, - пишет она, - и в результате весь сарай был заставлен большими химическими сосудами с осадками и растворами; изнурительный труд переносить мешки, сосуды, переливать растворы из одного сосуда в другой, по нескольку часов подряд мешать кипящую жидкость в чугунном котле..."

В это время у супругов Кюри уже есть дочь, пока одна. И вот так описывает младшая дочь взаимоотношения в семье. Когда вечером уставшие супруги возвращаются домой из сарая, Мария бежит заниматься ребенком. "Если Ирен вечером не чувствует матери около себя, она без устали зовет ее тем "Мэ!", которое навсегда заменит у нее слово "мама". Тогда Мари, уступая маленькому четырехлетнему деспоту, взбирается на второй этаж, усаживается у изголовья дочки и сидит в темноте, пока детский голосок не перейдет в ровное дыхание. Только тогда она спускается вниз к Пьеру, уже проявляющему нетерпение. Несмотря на всю мягкость своего характера, он до такой степени привык к постоянному обществу жены, что малейшее отклонение от этого мешает ему сосредоточиться. Стоит Мари чуть дольше задержаться, как он встречает ее горьким упреком: "Ты только и занята ребенком!"

Заметим, что Ева, по-видимому, воспринимает все вот это описанное семейное "разделение труда" вполне нормально, ей тут ничего не жмет и не режет. Совершенно нормально, когда женщина-выдающийся ученый одновременно делает научные открытия, делает всю черновую работу в лаборатории, ведет все домашнее хозяйство, семейный бюджет, занимается ребенком - а ее "мягкий рассеянный гениальный муж" при этом оставляет себе "тонкие исследования", витает в облаках и горько упрекает супругу за недостаточное к нему внимание. И это, заметим, идеальная по тогдашним временам семейная пара. Любящая! Увлеченная! Пьер женился на Мари в первую очередь потому, что у нее с ней общие научные интересы. И в придачу к товарищу по работе заодно получает, конечно же, лаборантку, домработницу и няньку. Для всех все нормально. Для Марии, по-видимому, тоже. А вам с высоты сегодняшнего дня - как?

Tags:

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com