?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я тут все пытаюсь подобраться к важной теме и написать... что-то. Статью, эссе. Но все не пойму, как начать и как лучше донести свою мысль таким образом, чтобы не оставить читателей равнодушными, с одной стороны, и не получить толпу неграмотных идиотов в комментах - с другой стороны. Мда...

Поэтому пока тестирую... тестирую на читателях.

Точнее, один документ практически полностью, и два - в отрывках.

* * *

Приказ
от польского правительства над всем краем литовским и белорусским к народу земли литовской и белорусской

Вы, верно, слышали, что теперь установлено польское правительство, что это польское правительство отдает вам безо всякого выкупа и чиншей ту землю, на которой сидели ваши отцы и деды, что это польское правительство дает вам настоящую свободу, как у французов, где никто не смеет обижать простого человека, что это польское правительство возвратит еще вашу давнишнюю справедливую веру дедов и прадедов?!
Морочит вам голову москаль, толкуя, что это паны поднялись, чтоб возвратить снова барщину,— он хочет воду замутить, чтобы в мутной воде по-старому рыбу ловить. Но дело наше—не дело панское, а справедливой свободы, которой ваши деды и отцы издавна ждали и которую москаль с кровопийцами вашими задержать хочет!! Дело наше — это дело такой свободы, которую сам бог, придя на этот свет, хотел установить и за которую пролил свою кровь святую и терпел крестные муки!
Но миновала уже барщина, миновала ваша обида, и никакая сила ее не вернет — ни московская, ни дьявольская! Теперь настало такое время, что каждому будет отмерено так, как он сам себе отмерит. Пан будет плохой — пана повесим, как собаку! Мужик будет нехороший — и мужика повесим, а усадьбы их и села обратятся в дым, и будет справедливая свобода, потому что этого сам Бог уже хочет и пресвятая Богородица!
За вашу долю кровь проливают справедливые люди, а вы, как те Каины и Иуды Искариотские, добрых братьев продавали врагам вашим!
Но польское правительство спрашивает вас, по какому вы праву смели помогать москалю в нечистом деле?! Где у вас был разум, где у вас была правда? Разве вспомнили вы о страшном суде Божьем? Вы скажете, что делали это поневоле, но мы люди вольные, нет у нас неволи, а кто хочет неволи московской — тому мы дадим виселицу на суку.
Однако справедливое польское правительство на Литве и Белоруссии, принимая во
внимание:
что москаль, господствуя над вами и грабя вас сам да позволяя каждому грабить, не учил вас ни читать, ни писать;
что вы сегодня глупые, как овцы;
что над вами нет еще милосердия божьего, потому что вы отступились от его истинной веры, —
поэтому справедливое польское правительство, прощая вам людские обиды, приказывает только вам:
не помогать уже больше москалю ни в чем, потому что он должно быть уже не силен, если просит вашей помощи. А если где москаль был глуп и дал вам ружья, то вы, заколов ночью солдат московских, в лес убегайте, потому что это будет лучше всего.
Милиции и караулов по селам чтоб никаких нигде не было, потому что если поймают кого в карауле или в милиции, то раньше или позже без лишних слов повесят.
Чиншей, оброков и податей в казну московскую, а также панам никаких больше не платить, потому что эта земля уже ваша, а вы подчиняетесь польскому правитель¬ству и подати должны платить только в польскую казну.
Этот приказ должен быть прочитан в каждой церкви и в каждом костеле, по всем деревням и имениям для сведения всего народа. А кто этому приказу сопротивляться будет, поп ли это или ксендз, мужик или пан — о любом сообщать польскому правительству, чтоб можно было его потом повесить, или, созвав сельский сход и свершив справедливый суд, без лишних слов вести на виселицу! Потому что, кто хочет обиды людской, тот пускай лучше сам ни за грош пропадает!
Дан в гор. Вильно, в день св. Варфоломея лета господня 1863.

* * *

"...Действием моим была любовь истины и моего народа. Затем не ненависть к царю, русскому народу, ибо он, народ русский, есть славянский, но любовь народа и его счастье дало повод и было причиною более 10 лет труда революционного. Народ литовский трудолюбив, правый и религиозный, поэтому заслужил величайшую мою любовь. Я ждал, как искупления, не говорю уже революционного выступления, но свободы моего народа. Дано, и что ж?Ограничилась она, что бедный народ переменил только господина, даже хуже, ибо господин, как бы ни был зол, на случай нужды давал хлеб, а теперь, хоть умирай, не достанет. На подати должен отдать последнюю полушку, а если не на что купить писарю и старшим водки, его ждет наказание. А что ж об администрации? Печется ли она? Вот, чтобы сдирать исправнику, и пристав и пятисотский должны заплатить денежную дань, а сии сторожат только, чтобы можно было привязаться к жителям вообще, в особенности к простому народу, и, не спрашивая, имеет или нет, должен заплатить столько, сколько назначится. Говорят, что царствует Александр II — неправда. Царствуют чиновники до сотника в приходском местечке, ибо сотник и пятисотский не только г. приставу имеют денежные подарки, но остается и на воспитание детей и проживает более, чем посредственный помещик литовский. Ежели г. пристав или пятисотский, не говорю уж об исправнике, хочет что содрать, то начинает от показания своей власти, а показывает побоями или бесчестием, если есть шляхтич или господин. А от этой разбойничьей власти есть ли куда обратиться и пожаловаться? Господину и шляхтичу [и] то трудно, а что же бедный мой народ? Вот идет и плачет, возвратится в свою курную избушку, часто не имеет чем утолить свой голод, а тут синяки показывают, что не имел чем заплатить за повинность десятника. И это повод, почему многие пускаются на воровство, ибо должен заплатить, а не из чего. Мог ли же я не смотреть, я не ожидать будущности, которую видел в революции?
[skip]
...Вот состояние моего отечества. Мятеж прекратился со мною. Не для того, чтобы я был великим воином, но что народ верит и меня знает и я его мог взволновать. Но хотя я взят, хотя этим прекращено восстание, ежели только правительство не переменит способ действия администрации, ежели не прекратит обирательства и мщения над жителями, найдется другой... и что я не сделал сумеет окончить или надолго продлить общее несчастье.
Непонятно для нас: неужели Россия не имеет, кроме самых бессовестных, других чиновников для моего края? Разве ж этот мой народ так несчастлив, что для него уже, кроме отчаяния, не остается ничего из судьбы народов? А, однако, это народ несколькомиллионный. И народ, достойный покровительства, уже не божьего, но правительства, хотя бы российского, ибо не испорчен до основания, хотя для порчи этой трудится административное управление. Это были поводы моего восстания и это вспомогательные средства, которыми 10 месяцев поддерживалось восстание литовское. А что взгляды мои справедливы, свидетельствуюсь настоящим положением как человек, который знал, что делает, когда делал, и что ожидает, если не удастся".

* * *

"... Кроме успокоения, Правительство может иметь дальнейшие виды насчет здешнего края — они мне неизвестны; но из постоянных выражений общественного мнения России...[skip] я мог прийти к тому заключению, что Россия хочет полного с собою слияния Литвы для доставления счастья здешнему народу. Я не противник счастья народного, не противник и России, если она добра нам желает, но противник тех бедствий, которые посягают край наш несчастный. А потому, если судьба нас ставит в положение, что мы должны сродниться с Россиею, я, для устранения многих лишних жертв при порождении нового времени и строя общественного в Литве, считаю со своей стороны обязанностью заявить несколько слов в этом отношении.
Кто полагает, что Россия легкую в этом будет иметь задачу, тот судит поверхностно, тот себя обманывает. Сеть, обхватывающая нас во всех классах и соединяющая с Польшею, имеет столько оснований в традициях и даже предрассудках, что распутать ее, уничтожить и воссоздать что-либо новое составляет вековой, систематический и разумный труд. Агитаторы, собираемые со всех концов России, ничего у нас не сделают в деле соединения, обманут только себя, Правительство, не исполнят цели и доведут край, против своих желаний, до новых жертв, до новых народных несчастий. Пока Правительство не приобретет сочувствия в действительно образованном классе здешнего населения, до тех пор слово России не найдет отголоска в сердцах литовцев.
В моем сознании я преступник не по убеждению, но по стечению обстоятельств, а потому пусть и мне будет дозволительным утешать себя надеждой, что воссоздастся народное благо. Дай Бог только, чтобы для достижения этого потомки наши не проливали лишней братской крови".


А теперь вопросы.
1) Здесь три документа. А сколько авторов?
2) При каких обстоятельствах написаны документы 2 и 3? К кому обращены?
3) Ну и самое главное. Без дополнительных комментариев - какое впечатление на вас производят эти отрывки? Что можно сказать о людях, которые их писали и об идеях, которые тут высказываются, пропагандируются и проч.?

Большая просьба к тем, кто ТОЧНО знает, что это за документы, пока временно не высказываться.
Все мои комментарии, как всегда, в одном из следующих постов.

Comments

naiwen
Mar. 14th, 2008 03:09 am (UTC)
Конечно. С другой стороны, повстанческое руководство, несомненно, употребляло это слово именно с таким оттенком - "московские власти" (кстати, меня всегда забавляло, почему именно московские, хотя они давно уже петербургские) :)
Но более широкая масса жителей (увы, механизмы бытовой ксенофобии никто не отменял) могла воспринимать эти призывы и в более, так сказать, расширительном смысле.
С третьей стороны, в сущности, обыватели в крае особо никаких других "москалей", кроме чиновников и военных, и не видели и с "просто русским народом" (так сказать, "не при исполнении"), и не соприкасались.
Но вообще этот вопрос кажется мне тут не самым главным.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com