?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

... (ну, не то, чтобы совсем нет, но геройски геройствовать смогли либо совсем рядовые, либо давно отошедшие от общества). Но подлецы - подлецы, увы, есть.

Потому что и в падении можно вести себя по-разному.

Про Сергея Петровича Трубецкого я уже упомянула - и вот да, чуть подробнее, почему же такое гадостное ощущение именно от его следственного дела. Эйдельман в книге "Лунин", в главе о следствии, вводит такой термин для описания поведения многих декабристов на следствии - "свободное падение".

"Закон падения существует, видимо, не только в физике.
Падая, но цепляясь за каждый бугорок, всячески сопротивляясь этому падению, можно не все открыть даже побеждающему, толкающему в пропасть следователю. Но, как только известный рубеж перейден, начинается падение свободное, стремительное, неудержимое…"

И далее там же "До 23-25 декабря Трубецкой отступает с тяжелыми потерями, после 25-го сдастся. Нарочно забыть того или другого мог еще Рылеев, сохранявший и в самой тяжелой обстановке веру в благородство декабристских целей и намерений. А Трубецкой уже капитулировал полностью: он падал, он говорил все и, сказав все, впервые за много дней обрел некоторый покой.

Не оспаривая сам термин (который мы по юности, помнится, активно пользовались в хвост и в гриву где надо и где не надо), все же должна сказать, что конкретно в отношении Трубецкого Эйдельман очень сильно ошибается. Потому что то, как ведет себя Сергей Петрович - это ни разу не "свободное падение". Те, кто по-настоящему падал, кто был полностью раздавлен, унижен, потерял всякий контроль над собой - те и говорили действительно ВСЕ. Не щадя ни себя, ни других. Не так Трубецкой. Из всего его следственного дела складывается ощущение, что он-то как раз, несмотря на покаянные стенания и трагическое битье себя в грудь, прекрасно отдает себе отчет в том, что он говорит, умело маневрирует и прекрасно контролирует ситуацию.
И именно поэтому так гадко то, что он говорит.

Потому что даже если сравнить его речи и манеру поведения с другими руководителями и активными членами... к примеру, Рылеев - говорит много и увы, много лишнего. Но при этом - да, наше дело благое, но в средствах мы ошиблись. Но при этом - я один за все происшедшее в ответе, пощадите молодых, вовлеченных по неопытности и легкомыслию. Молодой Мишель Бестужев-Рюмин, растерянный, задавленный грузом тонны обрушившихся на него свидетельств, путаясь в показаниях, все-таки находит в себе силы трогательно защищать своего друга - Сергея Муравьева. Пестель, пытаясь играть в опасную игру со следствием, желая представить общество как можно сильнее и влиятельнее, подставляет других - но и себя ничуть не меньше, едва ли не больше. И даже Матвей Муравьев - эгоистичный болтун и крайний (в свои тридцать с лишним лет) инфантил, даже этот - неуклюже и неумело - но периодически хоть за собственного брата заступается.

И только один Сергей Петрович Трубецкой защищает единственного человека - себя любимого. Защищает осознанно, умело, расчетливо - и, увы, главным образом за чужой счет. В версии Трубецкого вся ответственность за десятилетнее существование тайных обществ перекладывается на Пестеля, а за подготовку 14-го декабря - на Рылеева. Причем злобные измышления Трубецкого начинаются еще в декабре, еще задолго до массивного давления следствия, он не задавлен грузом чужих показаний - он наносит, так сказать, превентивный удар. С самого начала тайных обществ, - показывает Сергей Петрович, - он занимался исключительно тем, что желал противодействовать Пестелю и его злобным честолюбивым замыслам. Все эти годы он, Сергей Петрович, так мечтал удалиться от тайного общества - но тяжкий долг велел ему оставаться в оном, дабы спасти Отечество от злодея. Вот так он десять лет спасал, спасал Отечество - а потом его случайно против его воли назначили Диктатором (без меня меня женили), и он опять-таки мечтал удалиться - но кто-то же должен был наблюдать за Рылеевым и его шайкой, чтобы они не наделали чересчур уж много вреда.

При этом если к Пестелю Трубецкой имеет явно давние личные счеты (хотя тоже сложно сказать, какие именно - кроме того, что можно предположить, что самолюбивый Сергей Петрович недоволен тем, что Пестель отобрал у него часть влияния в обществе), то против Рылеева он, в сущности, ничего особенного не имеет (ну да, пожалуй, тоже обидно, что какой-то мелкий чиновник потеснил его, Трубецкого), он может даже к нему и неплохо относится - просто Рылеев очень удобная фигура для переваливания ответственности и спасения собственной шкуры.

И ни об одном-то человеке он, Сергей Петрович, на протяжении сотни страниц следственного дела не сказал ни единого доброго слова. Пестель - злобный честолюбивый диктатор. Василий Давыдов - "человек скверной нравственности". "Якубовича я тут видел в первый и надеюсь в последний раз в жизни" (а рядом, рядом со следственным делом Трубецкого - еще один князь и еще один руководитель Северного общества, Евгений Петрович Оболенский, светлая душа, который ни об одном человеке не сказал дурно, который кидается заступаться за каждого - так они и остаются в памяти контрастом).

И когда на последней очной ставке с Рылеевым Трубецкой все же вынужден признать показания Рылеева о своем собственном активном участии в подготовке восстания справедливыми - даже никакой жалости к нему нет, одно лишь злорадство - ага, так тебе, гнида, получи свое. Получи - и останься в живых за чужой счет, "нумер шестой", прошедший по грани, разделившей живых и казненных.

Comments

( 19 comments — Leave a comment )
intent_reader
Jan. 26th, 2014 06:06 pm (UTC)
Кстати, уже пару дней думаю - а вообще насколько критично к игре, на твой мастерский взгляд, прочитать Эйдельмана? У меня как-то руки не доходили.
naiwen
Jan. 26th, 2014 06:08 pm (UTC)
Сложный вопрос. То, что я здесь пишу, это я пишу в своем личном жж под замком и это мои личные размышления, а не официальная позиция мастерской группы.
Мне кажется, Эйдельмана надо прочитать тем, кто вообще мало в теме и мало знает. А кто уже лучше ориентируется, тот сам может определить для себя круг чтения.
Просто как таковых адекватных обобщающих работ по теме мало, а в сети - еще меньше, надо же давать на что-то ссылку.
lubelia
Jan. 26th, 2014 07:05 pm (UTC)
Кажется вот, как минимум, главу из "Лунина" про следствие - надо обязательно. Ну и вообще Матюше-то "Апостола Сергея" надо бы прочесть..:)
odna_zmeia
Jan. 26th, 2014 07:09 pm (UTC)
Ну, имхо, разумеется, если ты не прочтешь Эйдельмана, ничего страшного, как мне кажется, не будет,:) прочесть источники в данном случае куда важнее, чем прочесть литературу, но, опять же, как мне кажется, читать Эйдельмана - это еще и удовольствие, потому как это просто хорошая литература.
Эйдельман кроме всего прочего дает замечательный срез эпохи, мир вокруг - то, чего не делает больше никто. Он видит людей живыми, его глазами начинаешь видеть так же.
Читать, имхо же, стоит "Лунина" (оно же "Обреченный отряд"), в особенности главу о следствии, это без дураков лучшее, что о следствии до сих пор написано, и "Апостола Сергея" - "Муравейнику" особенно, потому что там как раз именно контекст эпохи, люди, связи т.д.
С обеими книгами есть свои "приколы": с "Луниным" то,что главный герой автору в итоге скорее не понравился - но Эйдельман этой стихийно возникшей неприязни воли не дает и честно работает над материалом, это скорее между строк читается; с "Апостолом Сергеем" другое - автор своего героя вообще не понял. Но автор с читателями честен и не утверждает, что понял, поэтому Сергей у Эйдельмана прекрасен и непостижим, так что понять главного героя с помощью этой книги нельзя, но увидеть его окружение и мир вокруг как раз можно.
Я могу и дальше рассуждать, почему так получилось в обоих случаях, но, наверное, это будет уже лишнее, так ты спрашивала только, надо ли читать.
intent_reader
Jan. 27th, 2014 08:17 pm (UTC)
Спасибо за рекомендацию :)
Прочитала "Апостола Сергея". Интересно, я же пыталась читать прошлой осенью. Вообще не пошло. А сейчас - как по маслу. То ли таки из-за прочитанных источников, то ли что...
Очень заинтересовало его замечание о Горбачевском, который не видел сцену с "давайте выпьем шампанского и весело застрелимся", но описал достоверно. Как по твоему впечатлению, Эйдельман - глюколов (в хорошем смысле)?
odna_zmeia
Jan. 27th, 2014 08:21 pm (UTC)
Конечно глюколов.:) Если бы он им не был, такого впечатления от его книг не было бы. Он ведь недаром даже погоду на нужные дни смотрит - ему нужно _увидеть_ так, чтобы увидели и другие.
Откуда Горбачевский берет сцену "и застрелимся весело" (особенно это "весело" вызывает ощущение абсолютной достоверности, такое не выдумаешь), я тоже не знаю, кстати, но описанию тоже полностью верю.
intent_reader
Jan. 27th, 2014 08:26 pm (UTC)
О да :)
Ты не пыталась, кстати, придумать научный термин для слова "глюколов"? Я уже замучилась искать :( А иногда очень нужно.
odna_zmeia
Jan. 27th, 2014 08:43 pm (UTC)
"Визионер". Все равно это не научное определение.
Не знаю, как это корректно назвать.:(
intent_reader
Jan. 27th, 2014 08:48 pm (UTC)
У Чуковской в воспоминаниях об Ахматовой было в похожем смысле - "поэтика памяти", но это слишком расплывчато - из контекста было понятно, что глюколовство имеется в виду, а вне контекста уже не очевидно :(
Прошу прощения за офф :)
odna_zmeia
Jan. 27th, 2014 08:51 pm (UTC)
Вне контекста термин вообще не понятен, все так.
naiwen
Jan. 28th, 2014 01:57 am (UTC)
Горбачевский с Матвеем не общался, поэтому ему, наверное, рассказывает Соловьев, а Соловьеву во время похода успел рассказать кто-то из участников.
naiwen
Jan. 28th, 2014 01:58 am (UTC)
оффтоп: тебе вчера дали рекомендацию, а сегодня ты уже прочла целую книжку??? Вот это потрясающая скорость чтения!
Эх, а я одну книжку по месяцу читаю :(
intent_reader
Jan. 28th, 2014 08:09 am (UTC)
Так это я быстро, потому что не для работы. А знала бы ты, с каким трудом я приучала себя читать медленно - если для исследования каждая деталь важна! Буквально - с линеечкой читаю.
Скорочтение, на мой взгляд - это болезнь :(
fredmaj
Jan. 26th, 2014 07:19 pm (UTC)
Чуть-чуть в сторону от Трубецкого: Пестель, со своей линией защиты, принимая на себя кучу обвинений и многие, к сожалению, деля по площадям между всеми, упорно и тщательно защищает нескольких человек. На протяжении всего дела, от начала и до конца: Барятинского, Юшневского и Киселева. Этих я там в таком вот качестве - подзащитных - обнаружил, возможно, есть еще кто-то, но эти трое - точно. Перевалить все на Юшневского он бы мог, или хоть разделить ответственность - нет: чуть ли не на первых же показаниях Юшневский идет как человек, который ничего не делал и не хотел. Про набор "людей решительных", который, якобы, поручил Барятинскому - нет, отрицается до конца, и слава Богу, а то у Баряниского феерический был вариант согласия "если полковник подтвердит, то и я подтвержу" - а полковник все не подтверждает и не подтверждает. А да, и отказ от показаний на Сергея. Этого, кажется, вообще никто не делал - так, чтобы мало, что взять назад свои слова, но так их взять, чтобы Комитет тоже это взял - и утерся:-).

Edited at 2014-01-26 07:23 pm (UTC)
hild_0
Jan. 26th, 2014 09:33 pm (UTC)
А что в этом случае значит "защищает"?
naiwen
Jan. 27th, 2014 01:38 am (UTC)
По-разному. Кто-то просто всячески пытается уклониться от дачи на кого-либо показаний ("не знаю", "не помню", "не говорил").
Кто-то разражается трогательными речами на тему: "я один во всем виноват, я его вовлек, а он только по пылкому нраву/слабости характера/еще чему-нибудь мне подчинялся"
В общем, по характеру и обстоятельствам. Но это почти всегда видно, когда кто-то кого-то пытается прикрыть, хотя часто это бывает нелепо, неуклюже и в любом случае ничего не дает, но все равно впечатление от человека остается.
hild_0
Jan. 27th, 2014 06:23 pm (UTC)
Да, понимаю. Спасибо.
odna_zmeia
Jan. 27th, 2014 08:44 pm (UTC)
Почему же не дает, иногда вполне дает. Если человек не дает нужных следствию показаний на кого-то, это очень даже действенный способ защиты, пожалуй, единственный, который может сработать.
naiwen
Jan. 28th, 2014 01:55 am (UTC)
Нет, такой метод защиты, разумеется, дает :) Я имела в виду, что например трогательные речи Мишеля - "ах, это я его вовлек по своему пылкому характеру, а он такой недеятельный во всем мне подчинялся" - вот это точно ничего не дает :))
кроме впечатления от Мишеля, конечно.
Или когда Евгений Петрович гонит длинную телегу о том "ну вы, уважаемый Комитет, примите во внимание его доброе сердце и что он своим крестьянам недоимки списывал".
( 19 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com