?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

которые внезапно на меня упали (пятым томом пробило... или прибило?) и вынесли мозг.
Поэтому скопирую сюда письмо, которая писала сегодня, с небольшими изменениями.
Итак, почему, собственно, пятый том.

... первая мысль - это люди-вокруг-Сергея. Его... не близкие друзья, но если угодно - его личная гвардия. Люди, которые однажды с ним столкнулись - и безоговорочно поверили. Во всей этой истории вокруг восстания - они единственные (не Артамон, не Швейковский, не Тизенгаузен - да мы все
знаем, кто НЕ) - единственные пытались действовать, их ломало от того, что они не могут действовать, мысль о том, что вот эти куски паззла по независящим от участников обстоятельств не сложились - невыносима сама по себе. В деле у Сергея есть эпизод, который по-настоящему проявился как раз только сейчас, "после-пятого-тома". Это когда ему задают вопрос примерно такой: "комитету известно, что по вашему поручению или по поручению Бестужева приезжал к славянским членам и в Пензенский полк отставной Борисов поднимать восстание в помощь Черниговскому полку..." - и вот здесь почти физически слышно, как у Сергея в этот момент перехватывает дыхание - он НЕ ЗНАЕТ (откуда бы ему знать-то: дополнительный сюр в том, что с пензенцами и частично артиллеристами он знаком, а вот Андрея Борисова никогда в жизни в глаза не видел и едва ли знает о его существовании) - он отвечает в типической для него манере - дескать, первый раз слышу, "и пусть же комитет возьмет на себя труд разузнать, по чьему поручению отставной Борисов приглашал... но не по нашему и Бестужев мне о том не говорил..." - а в подтексте, за кадром: "Боже, как близка, оказывается, была помощь, как мы ее ждали, почему же не сложилось..."

И вот еще. Это люди-про-которых-мало-известно. Собственно, и в советское время, кроме юной-задорной-Нечкиной, про них особенно не писали. А то, что писали (про радикальных революционных демократов против дворянски ограниченных южан) - сегодня смешно и наивно смотрится, конечно. Но вот что я скажу, прочитав
половину пятого тома (и хочу оставшихся прочитать, да - но оставшихся тоже видно, потому что они все друг у друга мелькают и перекрестно опыляют) :))

Этот кусок следствия - реально один из самых тяжелых (ну, легкого следствия ни у кого нет, особенно на юге - но прессинг, который обрушил Чернышев на эту тусовку - чудовищный). Там если посмотреть журналы в 16 томе, когда весь май - по десятку очных ставок всех со всеми (Лещина, крестики, нолики, крестики, одного Государя или всю Императорскую фамилию, развеять прах или не развеять, десять пуль в лоб или одна?), каждый день, просто дикое, невыносимое зрелище, брат с братом, что он, сука, к ним прицепился?

Я могу предположить несколько причин, почему сюда пришелся такой каток.
Во-первых, следствию, как известно, не понравился Мишель - поэтому железным катком раскатывают его, - и заодно всех, кто с ним связан. Заодно это определенная месть следствия за то, что они практически не могут дотянуться до Сергея - он слишком "над", его не прижмешь и не раскатаешь - но уж в отместку можно
отыграться на окружении.
Во-вторых, их просто много - а это неизбежно порождает противоречия, путаницу в ответах, взаимные обиды ("а, они не сознаются, я их готов всех уличить!" - "а, он готов нас уличить - так мы и сами можем его уличить!") - а Чернышев, углядев хоть малейшее противоречие, разгоняется и догрызает увлекательный кактус до конца.
В-третьих, это отвратительное чувство того, что напали на самых беззащитных: ну мы помним о том, что знатность и богатство не являются индульгенцией, но все-таки, все-таки... все-таки дают определенную степень защиты. Эти - совсем никто и звать их никак, голь, шваль, провинциальные нищеброды - нет у этих юношей ни денег, ни чинов, ни связей, ни богатых родичей, ни влиятельных покровителей.

И вот что поразительно и почему в конечном счете это совокупно производит такое впечатление: вот эти два десятка юнцов под этим чудовищным катком - проходят не без потерь (а кто прошел без потерь?) и не без странностей - но вот в итоге никого не раздавили до потери человеческого облика. Не нашлось в этом углу декабристской реальности своего Трубецкого. И своего Поджио, и Александра Бестужева, и Завалишина тоже не нашлось. Падали и выпрямлялись. Некоторые истории - кусочки мозаики, когда пензенцы и артиллеристы сыграли-таки по СВОИМ правилам, отгрызая кусочек от Чернышева - вызывают просто восторг (о да, это я еще не рассказывала, кажется, дивную байку запорожцы пишут письмо турецкому султану "артиллеристы 8 артбригады пишут письмо Бестужеву-Рюмину" - образчик прекрасной победы над Чернышевым по очкам)
И уважение. И да, разумеется, тут же рядом полно фигни, и ошибок, и соплей, и слез - но вот 13 пальцев все-таки ни у кого не выросло, и никакая грязь сюда не пристает - никаких "общество ими пожертвует", никаких "слепых орудий" - чистые и верные души.

Ну и да, я ведь потом каждого пробила - что стало с человеком дальше. И получилось опять - жили по-разному ("говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил..."), но жили достойно. По крайней мере в чужую постель к чужим женам не залезали :)) во всяком случае история этого не зафиксировала :)

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
lubelia
Mar. 28th, 2014 07:40 pm (UTC)
Спасибо!
Это важно - что ты вот прочла и можешь об этом так рассказать.
Оно ж так обычно и бывает - кого-то пробило, он начинает всех кругом грузить - уже какой-то суммой всего - и народ проникается и идет грызть дальше.
У меня вот пока просто мозгу не хватает поразглядывать все эти крестики-нолики поближе - но я все читаю, что ты пишешь про это, спасибо.
hildae
Mar. 28th, 2014 08:52 pm (UTC)
Ты так об этом пишешь, что хочется о них читать. И это здорово.
А пока руки дойдут - просто запомнить впечатление. Спасибо.
rubajgada
Dec. 26th, 2014 08:58 pm (UTC)
Спасибо Вам за хорошие заметки об очень хороших людях.

Я про славян хочу спросить. С одной стороны, у них ориентация на немедленное восстание, вспышкопускательство, инициатива в восстании Черниговского полка. С другой стороны, при чтении "Записок Горбачевского" есть чувство, что у автора - досада, что пошли на объединение с южанами и отказались из-за этого от тактики медленной подготовительной работы.

У разных людей были разные подходы? Или в "Записках Горбачевского" - мудрость постфактум?
naiwen
Dec. 27th, 2014 04:43 pm (UTC)
Спасибо за комментарий. Но вы задаете вопросы, на которые невозможно ответить в одном комменте, на эту тему надо монографию писать (и немало копий историков сломано). Люди - разные. У кого из славян ориентация не немедленное восстание? Все-таки, как ни крути, но восстание Черниговского полка - поднято Сергеем Муравьевым, а не кем-то еще, сводить его к инициативе четверки славян - значит, идти на поводу у пристрастной концепции Горбачевского, который именно что постфактум рассуждает о том, как правильно делать восстания. Изначально руководство славянского общества о немедленном восстании не думали, скептические голоса раздавались и во время объединения. Но, однако, в решающий момент все - и южане, и славяне оказались в сложной трагической ситуации. Восстание - после подавления восстания в Петербурге - бессмысленно и безнадежно, лишняя кровь и лишние жертвы. Не восстать - предать себя, предать друзей, не попытаться сделать хотя бы что-нибудь. Есть верность своему слову и своему долгу. Есть неизбежное "лучше умереть с оружием в руках". Каждый по-разному для себя решал. Среди славян некоторые отказались, другие попытались организовать восстание в помощь черниговскому полку, но у них не получилось состыковаться. И да, роль самого Горбачевского в этой истории скорее сомнительная - то он пишет письмо, то он не пишет письмо... задним-то умом все герои.
rubajgada
Dec. 29th, 2014 02:14 pm (UTC)
«У кого из славян ориентация не немедленное восстание?»

У Анастасия Кузьмина, например. Если верить Горбачевскому.

«Все-таки, как ни крути, но восстание Черниговского полка - поднято Сергеем Муравьевым, а не кем-то еще, сводить его к инициативе четверки славян - значит, идти на поводу у пристрастной концепции Горбачевского»

Так-то оно так, и сводить только к инициативе четверки славян – не надо, но не освободи они Сергея Муравьева-Апостола – и восстания бы не было.

И из этих четырех только Соловьев дожил до старости. Щепилло - единственный из офицеров-декабристов, погибший непосредственно в бою. Кузьмин застрелился, не желая пережить поражение. Сухинов не считал, что это окончательное поражение и попытался поднять на восстание каторжан – единственный из декабристов.

Так что выделяется эта четверка из общего ряда декабристов. И есть в записках Горбачевского своя часть правды – при всех его ошибках и преувеличениях.
naiwen
Dec. 30th, 2014 03:50 pm (UTC)
***У Анастасия Кузьмина, например. Если верить Горбачевскому.
Я не очень доверяю именно этому эпизоду хотя бы потому, что он не находит подтверждения в следственных делах. В Лещинских лагерях было около двадцати человек, у всех у них есть следственные дела, и я совершенно уверена в том, что если бы такой эпизод имел место, то хоть кто-нибудь из подследственных о нем бы упомянул. А тут - никаких следов, и это при том, что валить на покойника - самое милое дело, и при случае все этим пользовались
Учитывая несколько других подобных эпизодов, я уверена, что Горбачевский задним числом "дорисовал" особую героическую биографию именно черниговским офицерам.
И насчет того, что "не было бы восстания", если бы они не освободили Сергея Муравьева - я не уверена. Решение о восстании принял именно Сергей Муравьев, и если уж он принял такое решение (такой был человек), он бы нашел возможность поднять восстание. В конце концов, именно он их вызвал запиской - и не для того, чтобы потрепаться перед Новым годом.
При этом и Сергей Муравьев, и черниговские офицеры, и остальные славяне вызывают у меня глубокое уважение.
(Кузьмин и Сухинов - действительно "неистовые", если так можно выразиться, не могут смириться, идут до конца - но это не потому, что они именно славяне - Сухинов-то, по-видимому, был принят сначала в Южное общество, он не из старых славянских членов - а просто конкретно они такие люди. Разные люди были и среди славян, и среди южан. Соловьев - другой, но ему досталась едва ли не самая горькая участь в этом раскладе - пережить всех...)
rubajgada
Dec. 29th, 2014 02:15 pm (UTC)
Ощущение такое, что изначально ядро ОСС (Борисовы, Горбачевский)– за долгую подготовительную работу. Потом приток новых кадров вроде того же Кузьмина, у кого руки чесались и хотелось немедленного действия. И находка Южного общества, которая, как показалось, открыла путь к немедленному действию.

Еще проблема для историков –нехватка документов. Партийную литературу декабристы не издавали, переписку и оргдокументы успели большей частью сжечь перед арестами. Остаются показания на следствии – источник весьма дискуссионный по понятным причинам плюс воспоминания, которые писались тогда, когда многое забылось, многое перепуталось и т.д. И когда у людей уже новые взгляды и новые подходы, возникшие после поражения, что поневоле накладывается на воспоминания, как у того же Горбачевского.
naiwen
Dec. 30th, 2014 03:58 pm (UTC)
Так оно, в общем, и есть. Изначальный костяк общества ориентирован на самообразование, просвещение, моральное самосовершенствование. Но тут славяне не одиноки - через эту стадию проходят практически все ранние декабристские и околодекабристские организации и современные декабристам организации (можно сравнить Союз Благоденствия, Общество филоматов в Вильно и др.)
Потом, действительно, общество пополняется новыми людьми - иногда более решительными и нетерпеливыми, но и само время и ситуация подталкивает к более решительным действиям. Собственно, именно такой "конфликт интересов" происходит при встрече и объединении Южного и славянского обществ. Старый актив славян говорит - нужно образование, просвещение, нужно подготовить народ к активному и сознательному принятию новых ценностей и идеалов, чтобы воспитать сознательных граждан нового общества. А южане - они эту стадию еще в Союзе благоденствия проходили, они на это отвечают: какое может быть образование и просвещение в стране, где нет граждан? Невозможно полноценное образование и просвещение в стране, пока существует рабство, пока существует самодержавие и крепостное право. Пока вы будете тут пятьдесят или двести пятьдесят лет просвещать народ - всех перехвают, как котят. И, поскольку славяне уже сами к этому времени "дозрели" и готовы (по крайней мере часть из них) принять эту новую правду, то происходит объединение; тут нельзя говорить - эти лучше, эти хуже, эти правы или неправы. Все правы. И далее, уже приняв эту правду, бОльшая часть славян, как людей исключительно порядочных и последовательных, идет до конца и в критических условиях делает все, что от них зависит, потому что слишком многое поставлено на кон и обратной дороги уже нет.
(а насчет сложности оценки источников - это тоже чистая правда, конечно)
( 8 comments — Leave a comment )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com