Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Categories:

Разборка про крестики и нолики продолжается в XIII томе...

... первая мысль: как все-таки неправильно сделали, что более поздние тома серии "Восстание декабристов" начали издавать в современной орфографии. Ладно, убрали сначала яти и твердые знаки на конце. Но потом убрали и индивидуальную орфографию персонажей, причесав все в соответствии с современными правилами русского языка. И вот я читаю 13 том и с грустным удивлением обнаруживаю вроде бы старых знакомцев - Тютчева, Лисовского и прочих - которые почему-то пишут правильным русском языком без ошибок - и это какие-то другие, незнакомые люди, такой кусок индивидуальности потерян. Ужасно обидно :(

Поручик Пензенского пехотного полка Громницкий. Одно из своих первых показаний начинает воистину гениальной фразой:
"По крайней мере до сего времени я не нашел еще истинной причины, при всех усилиях найти ее, побудившей меня вступить в Общество соединенных славян" (действительно - аж с 1823 года искал - он один из первых славянских членов, принятых Борисовым).

"...Сознался в том, что принял в Общество капитана Тютчева (так вот кто был виновник всех бедствий), поручика Лисовского и штабс-капитана Соловьева". Ба, знакомые все лица. И вновь грустное удивление - ну чего им всем не жилось спокойно в этих провинциальных полках, чего водку не пилось...

... Петр Громницкий - очень тихий, спокойный, говорит мало - и не поймешь, то ли действительно мало знает, то ли очень хорошо владеет собой и тщательно фильтрует базар. Поэтому собственных показаний Громницкого в деле немного - зато за душу поручика Громницкого (точнее, за его злополучный крестик) разворачивается настоящая борьба. На подвиг "кто отметил Громницкого в списке" претендуют сразу четыре человека: Мишель, Тютчев, Спиридов и Горбачевский. В конце концов двое сливаются и остается тяжелая артиллерия: разборка между Спиридовым и Горбачевским продолжается долго и заканчивается очной ставкой 18 мая.

Спиридов не отрицает, что крестик против Громницкого поставлен его рукой. Но заявляет, что сделано это было со слов Горбачевского, который якобы сказал, что Громницкий - человек надежный. В ответ Горбачевский разражается длинной речью, из которой следует, что он не мог ничего говорить про Громницкого, потому что, во-первых, Громницкий служит под началом Спиридова и тот его лучше знает (ну, логично вроде), а во-вторых Спиридов старше, умнее (!), везде лез, все толковал, все его слушались "и вообще Спиридов с Бестужевым все время говорили по-французски, так что я и знать не мог, о чем они разговаривали". На очной ставке стороны остались при своих показаниях без всякой отмены.

Интересный момент: по следственным делам прослеживается целая куча "славянских" очных ставок 18-19 мая:
18 мая: Бестужев + Спиридов, Спиридов + Горбачевский (дважды по разным вопросам: одна подшита в дело Громницкого, другая - в дело Лисовского)
19 мая: Спиридов + Бечасный, Бечасный + Мазган, Громницкий + Лисовский, наконец - совершенно феерическая очная ставка Спиридов + Лисовский (для разнообразия, не про крестики-нолики, а про попытку восстания в Пензенском полку, это я еще напишу отдельно, такого убойного поворота сюжета я еще не ожидала).
Подозреваю, что есть еще - я еще не все славянские дела прочитала. Так вот, по непонятным причинам ни одна из этих очных ставок не попадает в журналы следственного комитета (за 18 мая в журналах вообще не отмечено очных ставок, за 19 мая отмечено шесть очных ставок в Северном обществе вокруг Финляндского полка: Цебриков, Розен, Оболенский...). Такое ощущение, что делопроизводителям Комитета уже до смерти надоел Чернышев с его крестиками и они просто бастуют (весна, солнышко, пора на травку - а этот урод все пытает провинциальных офицериков) и из принципа не записывают.

... За поставленный чужой рукой крестик Петр Громницкий (следственному комитету он, впрочем, сообщает, что о том, что был отмечен в списке - знал, и поясняет только без особой злобы и упрека "напрасно я был отмечен - я бы никогда на сие не решился") получает второй разряд. Определенный на поселение в село Бельское Иркутской губернии, в 1842 году был вторично арестован за чтение и переписывание запрещенных рукописей Лунина - но ограничились тем, что отдали под усиленный тайный надзор.
Громницкий, с детства увлекавшийся рисованием, а в Петровском заводе дополнительно бравший уроки рисования у Николая Бестужева - становится местным иконописцем, зарабатывая тем самым на жизнь. Искусствоведы предположительно атрибутировали икону его кисти "Распятие". В числе прочего на иконе сохранился текст - евангельская цитата: "Нет больше сей любви, как если кто душу положит за друзей своих... Если бы вы от мира были, то мир любил бы свое, а то вы не от мира, но я избрал вас от мира, потому и ненавидит вас мир... Ежели меня гнали, будут гнать и вас, ежели мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше..."

... Умер от чахотки в госпитале Иркутского солеваренного завода в селе Усолье в 1851 году, в возрасте около 50 лет.
Tags: декабристы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments