?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(погода как раз подходящая, чтобы травить всякие славянско-черниговские байки... еще раз скажите: если надоела - заткнусь)

Я сказала о том, что в этой истории (про следствие) героев нет. Я ошиблась. Впрочем...

... Но сначала:

... ищут пожарные, ищет милиция. Для начала всем славянским и васильковским подследственным задают один и тот же вопрос (жутко смешной в наше время электронных баз данных):
"Как по имени и где точно служит 10-го класса Иванов?"
Кто-то показал - и вот: машина со скрипом начинает работать.

Ивановы - ТАКАЯ фамилия! Мало ли Ивановых в Российской империи? (не то, чтобы родное государство
когда-либо стеснялось арестовать невинного, но ведь все равно нужного Иванова потом искать придется!)
Наконец, где-то в середине февраля находят... провиантского департамента комиссионера, бухгалтера канцелярии Третьего пехотного корпуса Илью Иванова, 26 лет, "из почтальонских детей", первоначально в службу вступил почтальоном в возрасте 12 (!) лет, дослужился до 10 класса (то есть выслужил, как я понимаю, личное дворянство) ,по службе аттестован "способным и достойным".

Персонаж для начала показывает - да, я был принят в Общество славян... в 1825 году поручиком Кузьминым. Тут сразу возникает легкий дисбилив: мне как-то сложно себе представить сурового поручика Кузьмина, который считает, что тайному обществу необходим бухгалтер :)) хотя я могу и ошибаться...
но факт - с этой точки зрения Иванов до конца так и не слез: осведомленный чиновник Третьего корпуса не мог не знать, что к этому времени Кузьмин мог принять в общество хоть двадцать человек :))

Собственно говоря, это практически все, что мы можем узнать про деятельность Ильи Иванова... из его собственных показаний. Про его эпическую деятельность можно узнать только из показаний других... собственно, меня и вывели на него "следственные дела окрест". Сам же Иванов на протяжении четырех месяцев упорно твердил, что на совещаниях у Андреевича не был, что про восстание и истребление первый раз слышит, что Бестужева в глаза не видал... у него, правда, нашли нелегальные стихи и тут он
допускает единственный прокол - говорит, что стихи ему дал Громницкий. Но чьего авторства стихи (там у него пушкинский "Кинжал" и еще куча всего) - ведать не ведает (следует разборка по поводу стихов - но как мы понимаем, это не самое страшное обвинение). В общем, окромя членства и вольнодумных стихов, пришить особо нечего.

А на самом деле...

... а на самом деле из окрестных показаний мы узнаем, что...
- что Иванов - скорее всего из первых принятых в славяне членов, из ближайшего окружения Петра Борисова
- что он был секретарем славянского общества, хранил у себя все бумаги, уставы и кассу (они собирали по 50 рублей с члена на нужды общества)
- что присутствовавшим на совещаниях у Андреевича его показали 6 человек.
- что через него шла вся нелегальная переписка членов Третьего корпуса: в частности, знаменитое письмо запорожцев турецкому султану (сиречь артиллеристов Мишелю) передается через Иванова

А далее - самое интересное, и вот каким образом едва ли не четверть века спустя некоторые кусочки сложносочиненной мозаики вдруг щелкнули и встали у меня в голове на собственные места. Я подозреваю, что и многие из коллег не знают этих кусочков.
Именно Иванов, служа в канцелярии Третьего корпуса, первым (то есть первым в этом углу декабристской реальности) узнает о доносе на общество и о приказе об аресте братьев Муравьевых.

... Первым делом он собирает стихийное собрание из тусовавшихся поблизости офицеров-славян и произносит пламенную речь в стиле: "Общество наше открыто: лучше умереть с оружием в руках, чем гнить в казематах".

После чего (вот они, кусочки мозаики):

- отлавливает подвернувшегося под руку Андреевича и отправляет его срочно в Васильков - перехватить и предупредить. Вот с чьего пинка появляется Андреевич и начинает колесить по окрестностям!
- следующим актом драмы Иванов точно так же берет за шкирку подвернувшегося Андрея Борисова и отправляет его с рекомендательными письмами в 8 артбригаду и в Пензенский полк - "уговорить их поднять оружие в поддержку наших братьев".

И... и, собственно говоря, это все, что мог сделать маленький чиновник на своем рабочем месте...

Илья Иванов не признался НИ В ЧЕМ. Уличаемый на очных ставках, он нехотя признал:
- что на собрания к Андреевичу заходил, сразу и вышел "по делам службы", речей Бестужева не слыхал
- что Андреевича и Борисова с письмами посылал, в письмах же "передавал приветы общим знакомым".
- а также ссылался на свою беспорочную службу и на то, что он вернул в казну десятки тысяч рублей недоимков по Третьему корпусу.

В записке о силе вины делопроизводитель (по стилю - не Боровков) с раздражением пишет: "не сознался против показаний шести свидетелей" и "проявил упорное запирательство и отсутствие раскаяния".
Со злости впаяли бухгалтеру Иванову четвертый разряд.

Интересно, что то ли речи Иванова произвели на славянскую тусовку такое впечатление, то ли они все мыслили примерно одинаково, но речь формата "умрем с оружием в руках и не дадим сгноить себя в казематах" повторяет Андрей перед пензенцами - Тютчевым, Громницким и Лисовским. А затем еще раз перед теми же людьми примерно ту же речь толкает Спиридов (эта эпическая байка попала в следственное дело Лисовского, и о ней еще надо собраться и рассказать отдельно - но там как бы все эти сюжеты правно перетекают один в другой).

... Они все опоздали, безумно обидно, пароходы не встретились :( И да, умом я понимаю, что даже случись такое чудо, даже соединись черниговцы, пензенцы и артиллеристы - они все равно бы проиграли. И все-таки... все-таки меня, как я уже писала, не покидает чувство какой-то глубокой внутренней благодарности к этим людям, которые хотя бы попытались. Для которых данное однажды слово оказалось не пустым звуком. Читая некоторые сегодняшние политические дебаты ("а зачем все это нужно"), вдруг лучше осознаешь, какая сила моральной правоты неожиданно оказалась за этими людьми. Как проигрывает сиятельный князь Трубецкой на фоне этих провинциальных юношей!..

... Неугомонный бухгалтер Иванов не успокоился и в Сибири: был переписчиком и распространителем
сочинений Лунина, и от повторного ареста его избавила только ранняя смерть: Илья Иванович Иванов умер скоропостижно в возрасте 38 лет, оставив вдову (женился на сибирской крестьянке) и дочку.

Comments

lubelia
Apr. 1st, 2014 07:58 pm (UTC)
О как интересно все!
naiwen
Apr. 2nd, 2014 03:48 am (UTC)
Да, ужасно интересный кусок реальности оказался.
Вот ты сканировала и выложила 13 том, а небось даже и не читала его :) а я вот с экрана прочла несколько дел и теперь пишу о них. Люди там в 13 томе, кроме Громницкого и Иванова, остальные в целом довольно пустенькие (Мазган, Фролов - пустенькие юноши), но зато "вокруг них" зафиксирована масса интересных подробностей
lubelia
Apr. 2nd, 2014 04:53 am (UTC)
Ну да, я из 13 тома читала тот кусок юга и квартирмейстерской части, которая там есть, а славян только посмотрела, потому что - кто все эти люди? а вот теперь знаю - кто, и почитаю:)
Так что спасибо за просвещение!:)
naiwen
Apr. 2nd, 2014 04:56 am (UTC)
а я квартирмейстерскую часть не читала :) надо когда-нибудь добраться. Мне надо еще добраться до васильковской управы в 11 томе - я отдала экземпляр, а там еще Швейковский и Тизенгаузен.
Славян я еще не всех прочла мне бы до остатков 5 тома добраться, братьев Борисовых я уже очень хочу прочитать - хоть самой в историчку ползи.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com