Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen

Categories:

Катон, Сципион и Протагор, или три письма о любви...

меня попросили рассказать, в числе прочего, "о любви, потому что весна". Но я сначала расскажу о другом, и это будет - тоже о любви. Потому что любовь - это не только "про секс", как понимают сегодня. Любовь - это еще и любовь к друзьям. Любовь к знанию. Любовь к истине. Я хочу напечатать найденные мною в 13 томе серии "Восстание декабристов" три письма о любви - но сначала я должна представить еще одного персонажа этой истории, с прелюбопытнейшей биографией.

В формулярном списке написано коротко: "Павел Выгодовский, канцелярист, из дворян".
Историкам в советское время было известно гораздо больше - и не Выгодовский, и не из дворян. Настоящее его имя - Павел Дунцов, сын крестьянина Подольской губернии Тимофея Дунцова. Для поступления на государственную службу купил и/или подделал дворянское свидетельство на имя польского шляхтича Выгодовского.

Вот что показывал сам герой на следствии: "Чиновник Иванов, предъявив мне Правила союза славян, пригласил быть участником толико благородного их намерения, могущего когда-либо принесть счастие народам. Самолюбие мною овладело, я согласился, увлекаясь наиболее мыслями, что ежели природное российское дворянство волнуется противу правления, от веков свыше России данному, то я, яко поляк, безгрешно могу к тому принадлежать, тем более что сей случай может когда-либо привесть в первобытное положение упадшую Польшу, которую любить я поставлял для себя ненарушимым долгом".

Здесь все интересно. Крестьянский сын Дунцов учился сначала в духовном сельском училище, в 17 лет сбежал из дома, недолгое время воспитывался и обучался в католическом тринитарском ордене - после чего мы находим его вскоре личным секретарем какого-то польского профессора Хенцинского (кто такой, чего именно профессор?), а еще через год юноша поступает на гражданскую службу сперва в Ровенский земский суд, а через пару лет переводится "по способностям к гражданской службе" в канцелярию Волынского гражданского губернатора в Житомир. Спрашивается - если он поляк, то почему он Дунцов? Если он Дунцов, то почему он католик? Если он обзавелся поддельным свидетельством на польскую фамилию и вынужден играть в польского дворянина - то почему и в какой момент он связался с католическими монахами? Я ожидала, что в следственном деле всплывет история про поддельное дворянство, но ничего подобного - для следствия он так и остается дворянином Выгодовским (в числе бумаг, приложенных к делу, значит выписка о гербе Выгодовских и выписка об имении Выгодовских 1701 года), и когда и каким образом историки откопали странные факты его биографии - мне в данный момент неизвестно (надо куда-то при случае пойти почитать). Описание довольно зажиточного крестьянского хозяйства папаши Дунцова (да, они по-видимому не крепостные) - указывает на то, что во всяком случае они богаче, чем некоторые совсем захиревшие формально "дворяне" вроде Лисовских или Бечасных. И круг интересов юноши, и уровень его образования (он свободно пишет по-русски, по-польски и по-французски; я не вижу в тринадцатом томе орфографию - но стиль и слог наводят на мысли о хорошем владении языком) явно выше, чем у некоторых армейских офицеров. Он не просто писец, как можно было бы подумать - похоже, он что-то вроде личного секретаря при губернаторе, а еще выполняет всякие ответственные поручения (например, инспектирует и составляет опись всем фабрикам и мануфактурам в губернии) - а характеристики и рекомендательные письма, которыми снабжают юношу губернатор и другие начальствующие лица (все подшиты в дело) столь лестные, что прямо хоть сейчас в Петербург на высшие государственные должности.

Именно в бумагах Выгодовского находят экземляр "Правил Общества соединенных славян" - текст Петра Борисова, переписанный каллиграфическим почерком Выгодовского - собственно, это и есть единственный дошедший до нас экземпляр, позволяющий ознакомиться с этим документом. А еще один прелюбопытнейший документ упоминается, но... но в дело не подшит и до нас не дошел, а жаль: "... проект наставления, как действовать при допросах - обратит, без сомнения, внимание ваше, милостивый государь. Сие странное и непонятное в какой цели сочинение вероподобно откроет некоторые замыслы" (из донесения к Чернышеву по поводу отобранных бумаг).

А теперь, когда мы немного познакомились со столь примечательной личностью - обещанные письма.

П.И.Борисов - П.Ф.Выгодовскому

Любезный друг Павел Фомич!
Чтение вашего письма наполнило мое сердце живейшею радостию и заставило забыть все мои огорчения. Я думаю, что вам не нужно уверять в справедливости моих слов, ибо вы знаете, как приятно сблизиться с человеком, умеющим ценить добродетель и чувствующим пользу, проистекающую от света истины: такому человеку, как вы, слова друга не покажутся пустыми комплиментами, следовательно, с вами я могу говорить всегда откровенно. Не делаю на словах ненужных доказательств на справедливость моих чувствований.
Наш Катон * жалуется на суетность мира, но что же делать? Должно себя ограничить малым числом друзей, коих расположение и участие стоит гораздо более, нежели все почести, оказываемые светскими невеждами таким людям, которым они не понимают. Оставим свет таким, как он есть. Мы будем усовершенствовать себя в Священных правилах Морали, Морали не ложного, но истинного, которая считает первой обязанностию человека предпочитать всему в мире общественную пользу. Будем в тишине уединения искать святых истин. Просвещение есть надежнейшее лекарство противу всех Моральных Зол. Невежество никогда никого не делало счастливым, а было всегда источником лютейших бедствий человеческого рода. Итак, любить добродетель и истину - вот наша обязанность, искать друзей и стараться заслужить их расположение - вот желание вашего до гроба
Протагора
1825 года
Прериаля 24 дня **
г.Новград-Волынский.
Потрудитесь приложенному письмо отдать Катону *.

* Катон - судя по контексту, уже знакомый нам бухгалтер Илья Иванов
** Прериаля 24 дня - по революционному календарю Франции - 12 июня

П.Ф.Выгодовский - П.И.Борисову

Я, будучи частью озабочен должностью, а частью чрез ожидание писать к вам вместе с любезным Катоном, не изъявил вам тотчас по получении письма вашего участия моего сердца в том доверии и расположенности, каковыми без заслуг моих на то вы удостоили меня. Но ныне приступаю к исполнению долга моего. В письме вашем даже и в первых строках нашел я начертание ваших огорчений и не понял, как может укрепитель духа других быть окружен в существенных обстоятельствах горестями. Истинно соболезную и неужели льстить себе могу, что чтение моего письма или и самое сближение наше могло укротить оные. Ежели вы, буду окружены лично выбором друзей, согласных сердцу, не получали облегчения, то как я мог бы статься сему виновником? Нет, я не могу присваивать себе, то есть есть в том другая причина, хотя она из одного источника происходит.
Когда нечаянно подвиги человека получают желаемое внутреннее движение, это вдруг дает ему чувствовать некоторый род утешения... В чьем сердце помещается храм Добродетели, тот, верно, будет в нем находить подобную радость. Сего то счастия, сей дружественной любви, восхищающей в благородные и возвышенные чувства, я бы не согласился променять ни на мнимое горнее царство, ни на самый прелестями наполненный рай Магомета. Нам приятнее, ежели кто разделяет с нами наше удовольствие, либо когда удовлетворим чьей пользе, нежели когда мы сами только благополучием пользуемся. И это - не суетная мечта - кто мыслит истинно благородно, чье сердце безынтересно, кто не живет добродетельно для боязни Тартара, либо для получения неописанного счастия Элисейского края, а только совершает доброе единственно оттого, что оно само по себе лучше зла, тот может увериться, что это не есть одна мечтательность.
Недосуг не дозволяет мне дать и моих мнений насчет замечаний Катона о суетности мира, а более что и не понял, к чему это отнесено, ибо ежели иногда говорим вообще о мире в то время и себя не выключаешь.
К Н.О. * я пишу особо, он от меня того требовал, а прочим, в числе коих знакомее мне г.Бечасный, присовокупляю здесь мое почтение и преданность.**
Мессидор-термидор ***
Алексею Ивановичу Тютчеву в Пензенский пехотный полк в Старо-Константинов
Петру Ивановичу Борисову в 8-ю артиллерийскую бригаду.

* Н.О. - точно не устанавливается, о ком речь. Единственный человек в Обществе Соединенных славян с такими инициалами - Николай Осипович Мозгалевский (не путать с Александром Мозалевским) и Чивилихин в книге "Память", где он пишет много о судьбе Мозгалевского и Выгодовского, считает, что речь идет именно о нем - однако я не люблю Чивилихина, и в его книге реально много фактологической ерунды, так что я не очень доверяю этому мнению. Из следственного дела Мозгалевского видно, что он был принят в общество уже во время Лещинских лагерей, и в целом был там человеком почти случайным, так что вряд ли он принадлежал к этому кружку старых друзей. Возможно, речь идет о Н.Красницком - мелком шляхтиче и друге Петра Борисова, тоже члене старого состава Славянского общества, привлекавшегося к следствию, но отпущенного без суда под надзор. Второй инициал Красницкого, впрочем, мне не известен.
** В этом месте дописано рукой Выгодовского на польском языке "три гроша хозяин одолжил"
*** Мессидор-термидор - июль-август.

П.И.Борисов - П.Ф.Выгодовскому

Любезный друг! Павел Фомич!
Приношу чувствительнейшую мою благодарность за благородное ваше рвение помочь бедному страдальцу Л.* Поверьте, что он умеет ценить участие, принимаемое в нем, и расположение, кое ему показывают. Но так, как каждый несчастный, он желает узнать, давно ли пошло о нем представление и какою можно надеяться резолюцию, почему и просит вас через меня, дабы вы потрудились о сем нас уведомить. Я не прошу вас приложить свои старания в его пользу; ваша защита ему нужна, ибо здешние католические священники ужасно противу его вооружаются и хотят сделать представление. Вы, конечно, спросите, за что? Смейтесь, он здесь три года и не был на исповеди, - говорят они, - и вот его вина. Я и вы согласны, что это нехорошо, но надобно вникнуть хорошо в сущность поступков обвиняемого человека. Я же и мои приятели ручаются всеми земными благами, что сей гонимый всеми Л. - человек набожный, обожающий бога всем сердцем, всем духом и всем разумом. Прощайте, ваш до гроба.
Борисов 2-1
1825 года
Мессидор 23 дня **
P.S. И я свидетельствую мое почтение, просим о ходатайстве от суеверов за нашего Юлияна. Ваш по гроб,
Сципион ***

*Л. - Юлиан Люблинский, один из основателей Общества Соединенных славян. Бывший студент Варшавского университета, за участие в студенческом польском нелегальном кружке был выслан в цепях на родину - в Новоград-Волынск и отдан здесь (где и познакомился со всей этой тусовкой) под тайный надзор. Отошел от дел общества после соединения славян с южанами. Осужденный по 6 разряду, Люблинский прожил долгую жизнь - женился на поселении на русской сибирской крестьянке, имел кучу детей и вернулся по амнистии в Россию. Семья была счастливая, хотя материально сильно бедствовала.
** Мессидор 23 дня - 11 июля
*** Вся эта фраза приписана рукой Горбачевского, таким образом мы узнаем, что именно Горбачевский - "Сципион", Иванов - "Катон", а Петр Борисов - "Протагор". Интересно, были ли еще псевдонимы у остальных участников этой прекрасной тусовки? Страшусь представить себе, какое имя полагалось бы Леше Тютчеву :))

О дальнейшей судьбе Выгодовского - в следующем посте (в один уже вся информация не влезает)
И между прочим, нужно наконец бросить славянскую тусовку и заняться написанием материалов непосредственно к игре. Потому что все равно приключения житомирских чиновников в игру никак не лезут :) так что я зря теряю время...
Tags: декабристы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments