Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

девятнадцатый век 1

Историческое мимоходом, или два слова про милосердие...

Собственно, к чему я? Я, когда начала делать игру, стала искать разные материалы, ну и не просто чтобы самой прочитать, но и чтобы по возможности давать игрокам ссылки (то есть должно быть доступно в сети и на русском языке). И вот я ругалась на то, что имеются либо советско-марксистская версия событий, либо консервативно-охранительная версия событий, а мне бы хотелось найти, например, либеральную точку зрения. Ну то есть, в общем, я примерно и так представляла себе, что могут написать с либеральной точки зрения - чума на оба ваших дома, правительство кругом неправо, революционеры неправы еще больше, обе стороны вели себя нехорошо ай-яй-яй. Но самое интересное, что я действительно нашла такой взгляд, причем не современное исследование, а так сказать аутентичный взгляд современника событий и довольно интересного человека самого по себе. Вот этот человек - Владимир Рафаилович Зотов, русский либеральный писатель и публицист 1860-1880 годов, один из сотрудников известного журнала "Исторический вестник" и некоторых других журналов. А интересен Зотов, помимо прочего, тем, что одно время именно у него хранился архив "Народной воли" (по просьбе народовольца Николая Морозова, с которым Зотов был дружен), о чем в статье в современной русской Википедии деликатно не упоминается. И вот в 1880-е годы в журнале "Исторический вестник" он опубликовал в числе прочего свою статью-исследование об истории Парижской коммуны - основываясь, видимо, на каких-то известных ему источниках и свидетельствах. Информирован он, судя по всему, не так уж хорошо - так что с сегодняшней точки зрения большой документальной ценности его исследование не представляет, слишком много видимых фактических ошибок, ну и непосредственным очевидцем он не был. Но вот взгляд примерно именно такой, как я описала. Что, в общем, было бы само по себе непредосудительно (взгляд как взгляд, имеет право), если бы не один зацепивший меня абзац.

Автор описывает жестокость версальской армии и далее добавляет такой абзац:

"Встречаются и черты человеколюбия наряду с бесполезной жестокостью. 28-й линейный полк, расстреляв одного инсургента, захваченного с двумя мальчиками, принял их в число полковых детей.
Маркитантку Коммуны поймали с ребёнком и с бутылкою керосина. Капитан расспросил, есть ли у мальчика родные и, получив в ответ, что отец его убит, и он круглый сирота, дал обещание усыновить его, а мать расстрелял"


То есть вот такое милосердие - расстрелять без суда мать и усыновить ребенка. Автор, наверное, это искренне написал? И потом меня спрашивают, почему я не люблю добрых либералов и зачастую предпочитаю честных радикалов.

На всякий случай вот ссылка на эту статью Зотова, перевыложенную в сети:
http://www.abhoc.com/arc_vr/2014_08/768-2/
http://www.abhoc.com/arc_vr/2014_08/768-3/
http://www.abhoc.com/arc_vr/2014_08/768-4/
http://www.abhoc.com/arc_vr/2014_08/768-5/
(впрочем, у меня есть подозрение, что статья Зотова была в русском журнале слегка подцензурирована, что возможно искажает впечатление).
Английский лорд тебе товарищ

В связи с декретом о пекарях по ходу дела возник любопытный разговор...

который я вынесу отдельной ссылкой:
http://naiwen.livejournal.com/1502633.html?thread=18401449#t18401449
Английский лорд тебе товарищ

"Язык культур непереводим..." (с)

К вопросу об исторических различиях менталитетов - вот вроде бы регулярно работаешь с девятнадцатым веком, с документами, все знаешь, понимаешь - а вдруг за какие-то детали цепляется глаз, и внезапно с особенной силой осознаешь, насколько мы-сегодняшние - другие, живем по-другому, совершенно иначе ощущаем себя в мире, во времени и в пространстве.
Читаю переписку семьи Пестелей, которую выложила Натали odna_zmeia (а кто не читал, всячески рекомендую, там по ссылкам несколько постов у нее в жж).
Собственно, для тех, кто не читал - там коллизия такая: родители отправляют своих детей (в младше-подростковом возрасте, 10-12 лет) учиться за границу. И наставляют их: так, дети, давайте договоримся о том, что вы нам будете писать регулярно по очереди, раз в две недели. И мы тоже будем отвечать раз в две недели. Ну вот детей двое, каждый пишет, например, раз в месяц, а в целом получается - что родители имеют вести от своих детей не реже, чем раз в две недели.
Потом там все происходит еще интереснее - родители из-за службы отца переезжают в Сибирь, туда вообще почта добирается раз в несколько месяцев - и одно письмо идет почти полгода. Дети, как все дети мира, тоже писать регулярно ленятся или забывают...
В общем, вот такая простая коллизия (еще эти дети одни плывут на корабле из Петербурга в Германию, попадают в дикий шторм, чудом остаются живы - и все это время родители ничего о них не знают и не имеют известий).

А вот теперь вопрос на засыпку - дорогие родители и прочие заинтересованные. Кто сегодня может себе представить, чтобы минимум две недели (а по факту и гораздо дольше) не иметь никаких вестей от уехавших детей? Чтобы получать известия с опозданиями на месяц, а то и на полгода? (и если вдруг что-то случится, то и узнает с соответствующим опозданием).
Да сегодняшний родитель даже полдня не выживет без скайпа, мобильника и прочих средств оперативной связи ("сядешь в самолет - позвони, прилетишь на место - немедленно позвони").

Собственно, в дни моего детства и юности письма еще путешествовали долго, никакой мобильной связи и интернета не было. Но кое-что уже было: уехав, можно было в крайнем случае пойти на телефонную станцию и заказать междугородний звонок (это было хлопотно и дорого, обычно нужно было отстоять длинную очередь; а еще далеко не у каждого в дни моего детства был дома стационарный телефон, иногда приходилось звонить каким-то соседям, родственникам и др.). Или можно было послать телеграмму. В общем, какая-то связь уже была, особенно на случай реального ЧП. Но в основном все-таки еще писали бумажные письма - и они шли уже не по полгода, а с недельку примерно (в зависимости от расстояния и обстоятельств).
Настоящий прорыв в возможностях связи произошел примерно в последние 10-15 лет, и породил подлинную революцию сознания. Мы другие. Человеку сегодня практически невозможно себе представить, как это так - не получать вестей от близких людей по несколько недель, а то и месяцев?

...Это, конечно, не только детско-родительских отношений касается. Вот, например, Юлиан Сабиньский едет в ссылку в течение почти года, доезжает до Иркутстка - и в Иркутске его настигает известие о том, что его любимая жена уже почти год назад, как умерла. А истории про эмиграцию XIX века, когда, например, переписываются Мицкевич и уехавший в Чили Домейко - и письма из Парижа в Чили идут по полгода через океан - но все-таки доходят, а вот письма из Парижа в Российскую империю - где продолжают жить родные братья Мицкевича, не доходят, потому что переписка с политэмигрантами запрещена, и люди сетуют на то, что связь через океан и то лучше и надежнее...

Но с детьми оно как-то особенно наглядно: и ведь подумать только, что еще двадцать лет назад дети ездили по городу без мобильных телефонов. Немыслимо и непредставимо.
Английский лорд тебе товарищ

К предыдущему, еще несколько детских видео на погрыз...

там в предыдущем треде возникло несколько вопросов - насколько корректно сравнение видео. Ну да, очень сложно так подобрать, чтобы и уровень исполнения примерно одинаковый, и дети примерно одного возраста, и песни примерно одной тематики - хотя лично на мой взгляд уровень и качество исполнения не имеют значения; при желании несложно найти записи почти профессиональных детских хоров (правда, там будут дети постарше), которые будут петь по-настоящему круто, но эти записи как раз не будут показательными.

В частности, прозвучало - а какое впечатление было бы, если бы дети пели не маршевые песни, а что-нибудь военное лирическое?
Ну вот, для примера, более лирическое.

Совсем мелкие детсадовцы поют Окуджаву, "До свидания, мальчики".



Collapse )

Опрос прикручивать не буду, все нюансы, мнения и оценки пишите в комменты.
Помним

Освенцим...

Пожалуй, я первыми выложу именно эти фото...
а всякие красивые костелы и котики будут потом.

Рассказ о поездке: http://naiwen.livejournal.com/1428845.html

Collapse )

Собственно, вот. Хотелось бы традиционно написать - никогда больше. Но человечество, к сожалению, плохо усваивает уроки :(
Английский лорд тебе товарищ

Особенности национального воспитания...

в электричке на обратном пути в соседнем со мной купе ехала семейка с тремя детьми. Я не знаю, откуда они были, внешность у них была какая-то восточная (арабская или подобная), а говорили они по-английски. Дети, девочка лет 5-6, мальчик лет трех и мальчик лет 7-8, всю дорогу непрерывно истошно орали. Особенно младший надрывался. Кроме того, они грызли попкорн и плевали его вокруг себя, еще что-то грызли, визжали, очень громко разговаривали. Родители практически не пытались утихомирить свое семейство.
Окружающие пассажиры - смотрели на них исподлобья не слишком одобрительно, но замечаний не делали. Только рядом со мной сидела очень чопорная польская бабушка, которая не выдержала и несколько раз громко как будто бы сама себе сказала: "Ух, я бы их по попе!"
(но на семейство это, разумеется, не возымело никакого воздействия).

(Вообще на моей памяти самых идеальных детей приходилось видеть во Франции. Почему-то французские дети никогда не орут, и при этом французские родители никогда на них не кричат и не пьют по попе.
А так обычно приходится сталкиваться с крайностями: либо вседозволенность, либо кулачное воспитание).
Девятнадцатый век

"Рука, качающая колыбель..." (продолжение восемь лет спустя...)

Отрывки документов из сборника "Участники Январского восстания в ссылке в Новгородской губернии". Новгород, 2015.
Спасибо kemenkiri, которая навела меня на этот сборник. А то у меня мозги никак не выползут из "Петровского завода", так хотя бы отвлеклась на другую эпоху - хотя, знаете ли, оно все так взаимосвязано...

В общем, отрывки истории и ее начало:
http://naiwen.livejournal.com/403720.html - "Рука, качающая колыбель" - история семей Далевских, Сераковских и Ямонт...
продолжение:
удивительные письма:
http://naiwen.livejournal.com/1055447.html
http://naiwen.livejournal.com/1064273.html

Collapse )

Ребенок, Сигизмунда Сераковская, умерла примерно год спустя. Через некоторое время Аполлонии, потерявшей мужа и ребенка, было разрешено уехать в Варшаву.

(а о том, почему именно на дальнейшей истории этой семьи в какой-то момент перемкнуло меня так, что заставило "девятнадцативечника" серьезно погрузиться в документацию и трагедии ХХ века - об этом уже когда-то в следующий раз).
Девятнадцатый век

Бедная Магдуша...

"Магдалена Закшевская была маленького роста. Впавшая между плеч голова, довольно большой горб на спине и полных 38 лет не оставляли ей никакой надежды вырасти. Родилась она в Галиции в деревне и почти с детских лет была взята в усадьбу, где носила на руках мою жену. Поэтому, находясь постоянно около господ и, кроме того, будучи родом из пришедших в упадок шляхтичей-арендаторов, научилась вести себя по-господски и выражаться господским языком, а благодаря здравому природному уму глубоко судила о вещах. Добавим к этому ее злой и острый язык, которым природа возместила ее физические недостатки, ненависть и мстительность ко всему человечеству, так как из-за своих недостатков и уродства она считала себя отбросом общества; затем незамужнее ее положение, само по себе приносящее неудовлетворенность и портящее характер; при этом знание ею наизусть множества молитв, величаний, колядок, псалмов, песен, к исполнению которых она с детства была привычна; наконец, систематическое употребление табака. Если собрать все это и объединить в одном маленьком существе, то получим образ Магдуси, которую так уменьшительно называют до сих пор".

Никогда не знаешь, какая деталь вдруг зацепит. Узнали портрет? Эта Магдалена, Магдуся или Магдуша - служанка Альбины Мигурской, которую хозяйка (поначалу Весьневская), подав прошение о разрешении ей венчаться с политическим преступником Винценты Мигурским, притащила с собой из Галиции на Оренбургскую линию. Эта вот экстравагантная злобненькая горбунья (заметим, она шляхтянка, а не простолюдинка) проявляла чудеса находчивости, преданности и самоотверженности, когда вместе с Альбиной Мигурской разрабатывала невероятный план побега Мигурских из ссылки на родину. Дада, вот того самого плана, в котором фигурировали вырытые из земли и захороненные в банках младенцы и путешествие лично самого Мигурского в гробу под видом покойника (а кто не читал - где-то в жж у Любелии были особо избранные цитаты, потому что вся эта история - абсолютная жесть). И вот понимаете, сама история этого побега Мигурских настолько нелепа, фантасмагорична и трагикомична в худшем смысле слова (опереточные страсти), что никогда не вызывала у меня какого-то чувства настоящего человеческого сопереживания. Вот история Сабиньского, например, вызывает сочувствие и сопричастность. История Высоцкого (тоже ведь с побегом) - тоже. И множество других человеческих историй. А тут - нет, слишком она выспренная, вычурная и искусственная, и мемуары у Мигурского написаны таким же опереточным языком (как будто он тщательно старался соблюдать каноны жанра).

И, собственно, к чему я это?
А вот к этому. Райна выложила вот такое письмо С.Г.Волконского по поводу смерти Екатерины Ивановны Трубецкой.
http://rlr.livejournal.com/207163.html
само по себе письмо... пробирает до самых печенок.
А зацепили, помимо прочего, вот эти строки в конце:
"Публика воздает должное покойной как при ее жизни, так и после смерти. <Пропуск>. Вся Сарматия здесь. [skip] Дом подавлен, кроме Горбунова, сильнее всех удручена Анна Францевна и Магдуша".

"Вся Сарматия" - это значит, вся иркутская колония польских политических ссыльных, которых в то время там много (включая и Мигурского, и Сабиньского). Сабиньский в своем дневнике пишет о покойнице, как о "великой праведнице". И тоскует - "вот и еще одна близкая душа ушла, неужели и моя очередь скоро. О дай мне, Боже, успеть повидать детей перед смертью".
А Магдуша? Это уже знакомая нам Магдалена Закшевская. После неудачной попытки побега Мигурских (которые первоначально были в ссылке на Оренбургской линии) заслали в Восточную Сибирь. Там они познакомились с декабристами. Альбина Мигурская - к тому времени уже, видимо, тяжело больная - вскоре умерла от чахотки, вскоре после нее умер и единственный ребенок Мигурских (третий их ребенок после тех двух, которых они потеряли в Оренбургских степях и пытались таким экзотических способом в банках вывезти на родину). Винценты Мигурский остался совершенно один. Последняя глава его мемуаров, послесловие - внезапно написана совершенно другим, уже не опереточным, а человеческим языком, и вот здесь уже приоткрывается настоящая драма за искусственным мелодраматичным фасадом.

А верную Магдушу пригласили жить в своей дом Трубецкие - на правах, если я не ошибаюсь, экономки. После трагической смерти Альбины (она умерла в 1843 году) прошло уже около 11 лет - и вот Магдуша лишилась и новой доброй хозяйки, к которой тоже успела привязаться всей душой и теперь убивается сильнее всех. Бедная, бедная, верная, преданная, горбатая Магдуша!

Вот из таких, казалось бы, мелких деталей, кусочков паззла, иногда складываются человеческие истории. И совсем по-другому начинаешь смотреть на людей и на события.
Английский лорд тебе товарищ

Советский рекламный плакат...

такая выставка сейчас проходит в Историчке, в читальном зале на стендах (в основном это различные вырезки из цветных журналов). Выставка очень забавная, и я даже пожалела, что в библиотеке не разрешают фотографировать (хотя, может быть, именно выставку за стеклом и можно было бы снять хотя бы телефоном? Но я постеснялась спрашивать разрешения).
Всякие многочисленные "пейте томатный сок - очень питательный", "покупайте пищевой лед для скоропортящихся продуктов". Реклама замороженного зеленого горошка, консервированной кукурузы в банках, мороженого. Услуг Сберегательной кассы ("Хозяйка, экономь деньги в хозяйстве - храни деньги в Сберегательной кассе. Тебе прибыль, государству польза").
Отдельно доставляет реклама из журнала "Внешняя торговля" на английском языке - рекламируют услуги Интуриста и черную икру. Еще рекламируют советский автопром (на одном плакате какие-то красные тракторы нарисованы, на другом - легковые автомобили. Интересно, куда их на экспорт поставляли, наши советские легковые автомобили?)
Повидло какое-то рекламируют (причем позабавило, что пишут "Требуйте в магазинах!" - вот именно не спрашивайте, не ищите, а ТРЕБУЙТЕ!)

Collapse )

В общем, было очень весело.
Девятнадцатый век

И все-таки рукописи не горят...

Я хочу немного рассказать о той удивительной книге, которую сейчас читаю. Эта книга известна специалистам, часть наших тоже в основном знает о том, что это такое, но хотелось бы в двух словах записать для всех. Потому что здесь, действительно, удивительно все – и судьба автора, и судьба его книги, в буквальном смысле слова восставшей из пепла. Потому что это – о надежде. О силе нравственного сопротивления. И о том, что рукописи действительно не горят – мрак не вечен, следы на песке не исчезают бесследно, мы есть, мы оставим после себя память – как в чудом найденных столетия спустя портретах, дневниках, письмах…

Первая часть этой книги только что издана на русском языке.
Юлиан Гляубич Сабиньский. «Сибирский дневник». Иркутск, 2014

...Польский политический ссыльный Юлиан Сабиньский, родом из Подолья, осужденный в 1838 году по процессу организации Конарского, на протяжении двадцати лет ведет дневник. Collapse )

… Ну и… ну и вот. Уникальный дневник был издан в Польше тиражом в 400 экземпляров, и уже стал библиографической редкостью. В Иркутске первая часть пока издана Музеем декабристов в 500 экземплярах, и один из этих экземпляров, по счастью, успел достаться мне. На работе, когда видят у меня такие книжки, периодически с иронией меня спрашивают – а вообще-то за чей счет издаются такие книги такими тиражами? И кому они вообще нужны? Уж не благотворительность ли это на наши налоги? И я, честное слово, не знаю, как нужно отвечать на такие вопросы. Потому что это все равно, что спросить – нужна ли нам наша история, нужны ли мы себе сами?..

PS Да, я тут буду периодически цитировать эти дневники – они исключительно интересны и массой фактических подробностей, и личностью автора.