?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

(в данной статье не рассматриваются военные действия, а также события в колониях. История Сопротивления будет выкладываться отдельно)

Режим Виши (1940-1944)

1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. Союзники Польши, Великобритания и Франция 3 сентября вступили в войну, однако активные боевые действия между ними и Германией так и не начались.
Говоря о начале конфликта между Германией и Францией, его современник - немецкий дипломат О.Абетц - в своих воспоминаниях заметил, что эта война была самой непопулярной у населения обоих государств. Действительно, того патриотического подъёма и взлёта национализма, которыми сопровождались объявления войны в 1870 и 1914 гг., в 1939 году не было. Франция не стремилась выполнить свои союзнические обязательства по отношению к Польше. 9 сентября 1939 года премьер-министр Франции радикал Э.Даладье заявил: «В наших интересах выжидать». В основе этого лежала убеждённость в крепости французской обороны. Французский генеральный штаб полагал, что при штурме укреплений французской оборонительной «линии Мажино» Германия или потеряет недопустимо много личного состава и техники, или будет вынуждена перейти к затяжной позиционной войне. Господствовавшую точку зрения о необходимости выжидательной политики разделял и маршал Филипп Петэн, в то время посол Франции в Испании. В письме, адресованном французскому главнокомандующему, маршал советовал ему: «Ни в коем случае не совершить глупости, организовав наступление против немецкой армии».читать дальше?..Collapse )

продолжение здесь: http://naiwen.livejournal.com/1636458.html

(продолжаю цитировать эту очень познавательную монографию. Она называется "Социально-экономическая политика режима Виши" и любопытна тем, что в ней практически не описываются вообще никакие ужасы, репрессии, расстрелы заложников, Холокост - ничего вот этого. Только экономика, только цифры. Страшно познавательно. Например, оттуда можно узнать, что к концу 1943 года около 90% ВВП страны уходило в нацистскую Германию).

А вот, например, тоже прекрасное (все цитирую с сокращениями):

"Торговля по назначенным правительством ценам для большинства предпринимателей в условиях падения стоимо­сти франка оказалась крайне невыгодной. Хотя закон о ценах и предпо­лагал серьёзные наказания за его нарушение: запрет на профессию, штрафы до 100 тысяч франков и тюремное заключение до 2 лет, во Франции как в оккупированной, так и в южной зоне расцвёл чёрный рынок. Если в 1941 году, самом удачном в экономическом плане для Франции за годы оккупации, в условиях относительной стабилиза­ции правительство Виши ещё могло как-то контролировать ситуацию, то в последующие годы, учитывая немецкое давление на французскую эко­номику, «чёрный рынок» стал едва ли не единственным способом полу­чения дефицитных товаров. Если промышленное производство и соот­ветственно распространение промышленных товаров ещё можно было более или менее эффективно контролировать, то рынок продовольствен­ных товаров, где главными поставщиками выступали мелкие и средние крестьянские хозяйства, быстро ушёл в тень. В ответ на попытки пра­вительства взять ситуацию под контроль, крестьяне начали забой ско­та, продавая на «чёрном рынке» мясо.

Правительство Виши не хотело мириться с подобной ситуацией и пыталось победить чёрный рынок и спекуляцию. «Я должен расценивать как «врагов» французского единства торговцев «чёрного рынка» и обо­гатившихся на поражении нуворишей с их поспешно сколоченными со­стояниями, которые они создали на наших страданиях», - заявил в но­вогодней речи 1942 года маршал Петэн. Контролирующие органы адми­нистративными и уголовными мерами пытались обеспечить выполнение законодательства о ценах. Хотя только в 1941 году под суд попало 20 тысяч французов, и было выписано 140 тысяч штрафов, правительство Виши не могло выиграть в этой борьбе. Режим Виши не хотел признавать, что возникновение «чёрного рынка» связано с его экономической политикой, немецкой оккупацией и войной, что пробле­ма в условиях сложившейся в стране ситуации практически не имела решения. Петэн и вслед за ним официальная пропаганда утверждали, что «именно всеобщая безнравственность породила чёрный рынок».

Свой - и очень крупный - вклад в создание французского «чёрно­го рынка» вносили оккупанты. Военное командование во Франции и другие немецкие структуры, действовавшие в оккупированной зоне и подконтрольные руководителю немецкого четырёхлетнего плана Герин­гу, имея практически неограниченные запасы французской валюты и пользуясь завышенным курсом рейхсмарки, активно скупали товары на «черном рынке», в первую очередь сельскохозяйственную продукцию. Подобная немецкая политика серьёзно подрывала попытки Виши взять под контроль чёрный рынок и лишала правительство Петэна, и без того испытывавшее острую нехватку средств, налоговых поступлений от со­вершенных сделок.

На практике официальная фиксация цен и заработной платы вела к обнищанию населения, прежде всего городского, и ставила наиболее бед­ные слои на грань выживания".

Напоминает... эээ... советскую борьбу со спекуляцией и дефицитом :)) Ну и конечно про "всеобщую безнравственность" прекрасно.
 


(по наблюдениям за всякими предвыборными компаниями)

Интересно, а почему в настоящих реалиях невозможно (или не хотят?) внедрить электронное голосование (на выборах разных уровнях, референдумах и подобных)?
А то регулярно пишут о том, что самый высокий процент неявки на выборы - среди молодежи, а голосуют почти всегда дружными рядами пенсионеры. Которые часто склонны выбирать самых "мракобесных" кандидатов.
И даже были посты формата "лишать права голоса после 70 лет" и подобные (с чем я, естественно, категорически не согласна).
Но, оставляя в стороне вопрос, действительно ли старшее поколение всегда выбирает самых консервативных кандидатов - почему бы не попытаться привлечь бОльшее количество молодых избирателей?
Для молодежи и людей активного среднего возраста интернет привычнее, а нажать на две кнопки - проще, чем дойти до избирательных участков (при плотном графике жизни). Наверняка технически на сегодняшний день можно обеспечить идентификацию голосов, и довольно простыми средствами.

Были ли где-то такие попытки или хотя бы обсуждения? Почему в западных странах не спешат переходить на электронные варианты голосования?
(Пока суть да дело, начну выкладывать игровые материалы. В коммьюнити в жж повешу вечером, в коммьюнити вконтакте уже повесила. Инфа будет дублироваться на нескольких сайтах - в жж, вконтакте и возможно в дайри).

Мастерская группа «Бобровый утес» представляет ролевую игру:

«СВОБОДНАЯ ЗОНА»

Формат: павильонная

Когда: апрель 2018 года (полные выходные с одной или двумя ночевками; точные даты будут объявлены дополнительно)

Где: Подмосковье, в съемном коттедже или на турбазе (место будет объявлено дополнительно)

Количество участников: 40-50 человек

Жанр: военная драма-мистерия

Время и место действия: Южная Франция, период Второй мировой войны (с весны 1940 года и далее).

Коммьюнити в жж: http://france1940-1944.livejournal.com/profile

Коммьюнити вконтакте: https://vk.com/club143767496

Почтовый адрес: france-vichy@yandex.ru

 

… 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Франция, выполняя свои союзные обязательства перед Польшей, объявила войну гитлеровской Германии, однако вести активные боевые действия не спешила. Фактическое бездействие ведущих государств Европы развязало руки Гитлеру для дальнейшей войны: в мае 1940 года Германия вторглась в соседнюю Бельгию и затем, обойдя считавшуюся неприступной линию Мажино, во Францию. Политическое и военное руководство Франции оказалось совершенно не готовым к войне, деморализованная неожиданным нападением армия стремительно отступала, около 1,5 миллионов французских солдат оказались в немецком плену. Уже 14 июня немцы без боя вошли в Париж, объявленным «открытым городом». 22 июня 1940 года Франция капитулировала перед Германией и подписала так называемое Компьенское перемирие на унизительных для Франции условиях. Французское общество, в шоке от случившейся катастрофы, оказалось деморализованным и дезориентированным. Предвоенную политическую и военную верхушку страны обвиняли в трусости, продажности и предательстве, политические партии утратили доверие, традиционные для Франции идеалы демократии, «свободы, равенства и братства» дали трещину. В этих условиях люди обратили свои надежды на престарелого маршала Петэна, героя Первой мировой войны, которому победители-немцы позволили сформировать во Франции новое правительство. Новая власть обосновалась в курортном местечке под названием Виши. Страну прочертила демаркационная линия: хотя формально власть правительства Петэна распространялась на всю территорию страны, но северная часть Франции была оккупирована немецкими войсками. Южная же часть поначалу оставалась свободной от немецкого вторжения и могла проводить относительно независимую политику. Она вошла в историю как «свободная зона» или «зона Виши». Петэн, установивший в стране режим личной авторитарной власти, уничтожил или резко ограничил многие политические права и свободы, и провозгласил курс на «национальную революцию», которая должна была привести Францию к процветанию в новом послевоенном мире. В отношениях с гитлеровской Германией в интересах французского народа была объявлена необходимость политики сотрудничества или коллаборации (от французского слова “collaboration”) в качестве наименьшего из зол. В первое время многие жители искренне поверили в то, что именно политика правительства Виши способна вывести Францию из кризиса и преодолеть тяжелые последствия поражения. Генерал де Голль, призвавший из Лондона бороться за свободу страны, вначале не пользовался популярностью и многими воспринимался как предатель и дезертир. Находившаяся в подполье (ранее влиятельная в стране в межвоенное время) коммунистическая партия была дезориентирована советско-германским пактом Молотова-Риббентропа и в первое время не предпринимала активных действий. Католическая церковь поддержала правительство Петэна, поверив, что оно способно вернуть страну к традиционным консервативным ценностям. Предприниматели, коммерсанты видели выгоду в активных торговых отношениях с Германией…

… Не сразу, долгими и трудными путями люди начинали понимать, что они обмануты…

… Действие нашей игры происходит во французском городе Шуа (Choix). Это вымышленный город, который находится в южной части страны, в Пиренеях, на границе с Испанией. Сразу за городом начинается горный перевал, через который – впрочем, с большим риском - можно попасть в соседнюю страну. Шуа – город среднего размера, не очень большой, но активно развивающийся промышленный центр. Пару лет назад в городе был открыт военный завод, который увеличивает производство. Поэтому в городе много приезжих – как из других городов и регионов Франции, так и различных иностранцев и беженцев: здесь востребованы рабочие руки, активно развивается инфраструктура – поэтому, если человек хочет и может работать, то до поры до времени никому нет дела ни до его происхождения, ни до политических взглядов.

Стартовая точка событий – весна 1940 года, период «странной войны». О том, что станет с городом и его жителями дальше – мы узнаем совместно с вами.

Важно или о красных флагах:

- Наша игра в первую очередь на погружение. Здесь нет и не может быть «выигрыша» в привычном ролевом понимании. Для нас важно аутентичное воспроизведение исторической реальности (хотя и не до степени реконструкции), характеров, менталитета.

- Это игра с магистральным жестким сюжетом. Это означает, что мы не меняем события мировой истории. Но судьбы ваших персонажей будут зависеть от их действий.

- В войну можно играть по-разному. На нашей игре не будет ни активных военных действий, ни политических и дипломатических интриг. В фокусе - судьбы рядовых обывателей, которые стремились выжить и сохранить себя в непростое смутное время. На этом трудном пути случались как неизбежные моральные потери, так и высочайшие подвиги духа.

- Наконец, это игра в события Второй мировой войны. На игре неизбежно будут тяжелые и страшные вещи: пытки, казни, Холокост и др. Подавая заявку, подумайте о своей психологической готовности играть в это. Мастерская группа не заинтересована превращать трагедию ни в бессмысленный «хоррор», ни в профанацию. У нас нет цели причинить игрокам боль по жизни. Игра в войну нам кажется сегодня осмысленной не для того, чтобы люди понимали, насколько война – это грязно и страшно (мы надеемся, что все и так это понимают), а чтобы даже в этих условиях дать пространство выбора и возможность остаться человеком.

О заявках.

Заявки подаются в свободной форме на адрес france-vichy@yandex.ru

Можно сначала писать не подробно о персонаже, а высказывать предварительные идеи и пожелания, которые мы с вами совместно обсудим.

Ориентировочная сетка ролей будет выложена отдельно в ближайшее время.

Учитывая тематику игры, просим в заявках обязательно указывать все серьезные медицинские и психологические противопоказания и вещи, которых с вашим персонажем ни в коем случае не должно происходить (во что вы не готовы играть).

Кросс-пол не ограничен, но на игре будет соблюдаться примерный баланс женских и мужских персонажей.

Важно: желающие заявиться евреями, коммунистами, иностранцами обсуждают свои идеи с мастерами предварительно СТРОГО ПРИВАТНО. Количество таких ролей будет ограничено.

Представители немецкой оккупационной администрации и карательных органов – игротехники.


... Ученик скульптора, бронзовщик, резчик, чеканщик. Один из первых и самых активных последователей Прудона во Франции (я уже писала о том, что среди прудонистов было много квалифицированных рабочих именно таких - полухудожественных, декоративно-прикладных специальностей). Занимался созданием взаимных кредитных обществ "по Прудону", кооперативных союзов, в 1860-х годах стал одним из активистов первых французских профсоюзов, высказывался за легализацию забастовок, вступил в Интернационал и стал во Франции одним из его руководителей. В 1867 году был впервые арестован властями. На процессе членов парижских секций Интернационала произнес яркую речь в защиту требований рабочих, после которой стал очень популярен, провел в тюрьме несколько месяцев и в дальнейшем еще несколько раз подвергался репрессиям.
В 1868 года на конгрессе Интернационала в Брюсселе поругался с представителями школы Карла Маркса - прудонисты отстаивали сохранение мелкой частной собственности, а марксисты требовали ее полного уничтожения. Но во Франции идеи Прудона пользовались гораздо большей популярностью, чем идеи какого-то немца Маркса.Читать дальше?..Collapse )

И вот, когда версальцы взяли город и после недели боев и расправ все наконец утихло - Тьер в Собрании произнес пафосную речь о победе над мятежниками и о том, что в стране наконец-то воцарились мир и спокойствие. И все депутаты Версальского собрания встали в едином порыве и стали рукоплескать победителю ("Варшава у ваших ног, Ваше Величество!").

... Современники утверждают, что в тот день в Собрании остался сидеть один-единственный человек. Анри Толен.

... В 1880 году Толен был в числе тех, кто голосовал против амнистии коммунарам (но в итоге предложение об амнистии было принято). Впоследствии - видный политик умеренного направления, выступал за легализацию профсоюзов, участвовал в принятии различного социального законодательства.

(я рассказываю в основном об историях нетривиального выбора, а как относиться к героям этих историй - решайте сами)
а именно: меня не интересуют американские выборы и итоги американских выборов. Ну то есть полностью абстрагироваться я от них не могу просто потому, что они во френд-ленте лезут из всех щелей :)) но вот результат мне как-то совершенно параллелен.
Как минимум, Америка от меня слишком далеко. Никогда я там не была, в ближайшее время наверняка там не буду, у меня там нет близких друзей и родственников (во френд-ленте один человек живет в США, но для разнообразия она про политику и выборы ничего не пишет), я никогда не увлекалась американской историей и культурой и мало знаю об этом. Нет у меня повода интересоваться Америкой.

В то, что результаты американских выборов как-то очень сильно повлияют (в любую сторону) на происходящее у нас в стране, я не верю. США, конечно, большое и сильное государство, но намеки на то, что все события в мире происходят по указке из США, я отношу к вариациям на тему жидо-масонского заговора. Пусть Америка решает свои проблемы, а нам надо научиться решать свои - самостоятельно и независимо от того, кто там в США стал президентом.

Я не скрываю, что интересуюсь происходящим в Польше и во Франции - ну тут как бы у меня давние исторические, культурные интересы, опять-таки я там была не один раз, имею друзей-знакомых, все это - язык, культура, история, друзья - предполагает другую степень эмоциональной вовлеченности. Если бы, например, у меня во френд-ленте был "американист" - пусть не профессиональный, но увлеченный человек, который бы именно на волне своей увлеченности писал о том, что там происходит - мне это было бы интересно читать. Вот как, например, интересно читать, когда Нина пишет про Испанию или про Курдистан - может она и субъективно пишет, но видно, что человек это через себя пропустил, это совсем иначе воспринимается. А когда просто "а че там в этой Америке?" - да пофиг мне, че там. То есть я не запрещаю кому угодно трындеть о чем угодно (да и как можно запретить), но поясняю, почему мне неинтересно.

Ну и наконец, оба кандидата - из того немногого, что я о них знаю (опять-таки в основном все мои знания из френд-ленты) - выглядят крайне несимпатично. Я бы, может быть, виртуально поболела за старичка Сандерса (который вроде выглядел похожим на человека) - но он выбыл из президентской гонки. А из чего тут выбирать (вот точно - чума на оба ваших дома), вообще непонятно. Американцы, может быть, и вынуждены выбирать из двух сортов дерьма - но я-то не обязана.
Помнится, я несколько лет назад говорила о том, что Оруэлл в современном мире перестал быть актуальным. Вместо Оруэлла пронзительную актуальность приобрел мир Хаксли. Можно сказать, что мы уже почти там. Это было лет восемь назад, наверное.
Вот сейчас думаю: ошиблась. На нас (здесь, в России) за последние пару лет снова как-то стремительно надвинулся Оруэлл - звоночки были и раньше, но сейчас стало особенно заметным.

А вот антиутопия Хаксли отодвинулась - и не только здесь, но и повсюду в развитом мире. Больше нет никакого застывшего благополучного мира "за стеклом". Мир войн, массовых волн беженцев, терактов, снова усиливающегося (после нескольких десятилетий благополучия) социального расслоения и новой волны социальных протестов - это уже совсем непохоже на мир Хаксли. Можно вздохнуть с облегчением (к этой фразе прилагается горькая ирония, если кто не понял).

История все-таки удивительно парадоксальна...

(Ну вообще-то я говорила, что моя любимая антиутопия - это Бредбэри, сочетающая в себе черты мира Оруэлла и мира Хаксли).

А вам как кажется, какая антиутопия сейчас самая актуальная?
http://politicaltest.net/ru/test/result/122755

Вы — космополитический социал-демократ. (график по ссылке, не вставляется).
В общем, опять-таки я примерно там себя и самоопределяю, так что даже любопытно, что тесты со мной согласны.

Цифирки (потому что ссылка не всегда открывается):
космополитический - националистический - минус 34% (то есть в космополитическую сторону, и далее минус и плюс также)
секулярный - фундаменталистский - минус 39%
прогрессивный - реакционный - минус 27%
анархический - авторитарный - минус 39%
коммунистический - капиталистический - минус 8%
пацифистский - милитаристский - минус 37%
экоцентричный - антропоцентричный - плюс 33%
я уже как-то замерялась на Слоне, ради любопытства замерилась еще раз :))

Вы социалист.
Главные ценности для вас – социальная справедливость и равенство: вы считаете, что государство должно заботиться о гражданах и обеспечивать всем без исключения достойный уровень жизни. Для этого государство должно сохранять контроль над стратегическими отраслями и регулировать перераспределение богатств с помощью налогов. Одним словом, государство должно контролировать богатых и помогать бедным – и в этом вы видите залог всеобщего благоденствия.

http://slon.ru/articles/591037/?results&s=7bbb421824119e0ceed4f9dc4bcc7eba

Не все вопросы мне кажутся корректными (поэтому не всегда понимаю, как же отвечать), но в принципе результат получается адекватный (то есть похожий на то, как я сама себя позиционирую):
умеренный социалист на грани с либералами, и при этом выраженный антигосударственник
(точка видна на графике по ссылке, вставить график в пост у меня не получается).
...продолжаю размышлять и проводить бессмысленные некорректные параллели. Когда Уоткинс в своем фильме "Коммуна" в конце фильма интервьюирует участников с вопросом "А вы пойдете сегодня на баррикады", то я понимаю, что для современного француза это звучит примерно так, как для русского интеллигента "Можешь выйти на площадь?"
Но с одной существенной разницей. Баррикады - гораздо более массовое явление, чем площадь. В России на площадь выходили единицы, в то время как на баррикадах в разное время постояли в той или иной степени едва ли не все французские слои и общественные группы. Практически все, ныне живущие во Франции - потомки тех, кто когда-то вышел на баррикады.
Вот поэтому-то (хочется продолжить назидание) у них есть гражданское общество и гражданская нация. А у нас - до сих пор нет.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com