Category: армия

Девятнадцатый век

Мой девятнадцатый век (не-имперская история России). Архив всех исторических записей этого журнала

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Английский лорд тебе товарищ

Яцек Качмарский. "Świadkowie" ("Свидетели")

Выложу еще одну песню Качмарского. Зацепил текст. Некоторые пояснения к тексту. Понятно, что речь здесь идет о борьбе с польским антикоммунистическим подпольем в первые послевоенные годы. Армия Крайова официально была распущена, но часть бывших аковцев не пожелала сложить оружие и продолжала партизанскую войну под другими названиями. Однако здесь в тексте один из героев, кажется, и вовсе загремел ни за что.
И еще некоторые реалии требуют пояснений.
Собственно, "Свидетели" - это передача на польском радио в коммунистическое время, где разные люди пытались найти каких-то своих знакомых, родственников, с которыми они разлучились во времена войны, рассказывали свои семейные истории, зачитывали документы - и часто получали какой-то отклик. Но, естественно, тогдашняя цензура пропускала не любые рассказы и не любые свидетельства. Вот в одной из "живых" записей с концерта Качмарский как раз рассказывает, что он в своей песне как бы восполнил лакуны и дорассказал то, что в те годы не могло звучать официально.
Упоминаемая НСЗ - Narodowe Sily Zbrojne (Национальные вооруженные силы) - одно из ветвей польского подполья в годы войны правонационалистического толка, имели свои собственные военизированные формирования, которые иногда сотрудничали с АК, иногда ругались и действовали самостоятельно. Во время немецкой оккупации сражались с немцами, под конец войны иногда сражались вместе с немцами против советской армии и местных прокоммунистических партизан. Отношение к НСЗ в современной Польше сложное.
Самое любопытное здесь - место действия. Упоминается местечко Рембертув - сейчас это район Варшавы, а во время войны был отдельный небольшой город, пригород. В Рембертуве сначала немцы организовали свой лагерь (в котором содержались, в числе прочего, советские военнопленные). После установления коммунистической власти лагерь использовали НКВД и местные польские органы безопасности: здесь содержались участники антикоммунистического подполья, Аковцы, НСЗ-совцы, а также пленные немцы и некоторые бывшие советские военнопленные, которые подозревались в коллаборационизме с немцами и антисоветских настроениях. Из этого временного лагеря часть поляков была депортирована на восток в СССР, а оттуда в лагеря ГУЛАГа. И вот в мае 1945 года отряды польского подполья организовали налет на этот лагерь и сумели освободить значительную часть заключенных. Часть беглецов поймали, но многие успели уйти. Вскоре после этого лагерь в Рембертуве был ликвидирован.
Вот видимо отголосок этих событий (не знаю, насколько в то время подробности были известны Качмарскому - кое-какая инфа есть в сети на русском языке) лег в сюжетную основу этой песни.



Collapse )

Оригинальный текст, например, здесь: http://www.kaczmarski.art.pl/tworczosc/wiersze/swiadkowie/
Английский лорд тебе товарищ

Мадам Софи Ламбер, хозяйка галантерейной лавки.

Я вот сейчас читаю постигровые чаты и отчеты и думаю о том, что иногда цепляет какая-то очень локальная история, о которой мало кто знает. И вот одна такая локальная история меня, как мастера, почему-то очень зацепила... потому что для меня есть такая очень важная личная тема, "малое сопротивление". Сопротивление обывателя, рядового слабого человека, который не может взять в руки оружие, не может уйти в партизанский отряд, не может организовать диверсию или что-то подобное. И даже не сопротивление как таковое, а просто вот... как человек живет.
И вот в городе была такая хозяйка галантерейной лавочки Софи Ламбер. На четверть еврейка, которую, кажется, почти единственную так и не вычислили почти до самого конца (а когда вычислили, она бежала через перевал). Ее муж, Поль Ламбер, ушел на фронт и попал в плен. И вот из плена он по мастерскому замыслу писал письма. Оказался он по нашей задумке сначала в каком-то обычном лагере для военнопленных, а потом по каким-то обстоятельствам был переведен в концлагерь (в какой именно, мы не обозначили, но по ощущению возможно Маутхаузен). Заранее перед игрой мы заготовили два письма. И написали в числе прочего, что вот, дескать, дорогая жена, кормят скверно, подыхаю от голода, но в еще худшем положении тут находится группа советских военнопленных, их вообще не кормят, пришли, если можешь, какой-нибудь жратвы для меня и для них тоже.
И тут вдруг нам обратно на мастерку начали приходить письма от мадам Ламбер. В письма были заботливо вложены... продовольственные карточки. Ценнейший игровой ресурс. В игровом мире продовольственные карточки = еда, посылки с едой. Причем по модели игровой экономики одной такой посылкой мадам Ламбер можно было накормить примерно с десяток человек.
Мадам Ламбер не была героической женщиной. Она была обычным обывателем. Выживала за счет торговли на черном рынке, приторговывала краденым, заводила шашни с любовниками. И кормила за счет заработанного таким, возможно, не вполне праведным путем, с десяток узников концлагеря. Чужих ей людей, каких-то незнакомых советских военнопленных. Причем эти посылки шли потоком, игрок прибегала к нам на мастерку и требовательно спрашивала, когда будет ей от мужа ответное письмо? - мы с игротехом начинали тихонько злиться по жизни, потому что физически разрывались и не успевали писать ответные письма (заготовок-то у нас в таком количестве не было), а посылки в концлагерь все шли и шли.
А потом Блэйз (игротех) по задумке должен был выйти в город беглым советским военнопленным, квенту которого мы как следует не продумывали заранее. В этот момент я говорю Блэйзу - давай ты будешь тем самым советским военнопленным, который выжил за счет посылок мадам Ламбер, бежал благодаря помощи ее мужа Поля, и ты пойди в городе найди мадам Софи и на ломаном языке поблагодари ее и ее мужа и расскажи, что видел Поля живым и (относительно) здоровым. Военнопленный бежал из лагеря, прибежал в Шуа, но... до мадам Ламбер добраться не успел. Его поймали и расстреляли.
О том, что мадам Ламбер спасла своими посылками с десяток человеческих жизней, Леся Логинова узнала от меня после игры. Ну и Поль выжил (надеюсь) и возможно даже, нашел свою непутевую жену, которая больше ему не изменяла.
Английский лорд тебе товарищ

История движения Сопротивления во Франции. Часть 3. Историческая справка для игры "Свободная зона"

Окончание.
Начало см.:
https://naiwen.livejournal.com/1730060.html часть 1
https://naiwen.livejournal.com/1730415.html часть 2

В 1943-1944 годах в центре дискуссий Сопротивления оказалась проблема дальнейшей вооруженной борьбы и национального восстания. Активность коммунистов и находящегося под влиянием ФКП Национального фронта постепенно приводила к тому, что участники Сопротивления больше не хотели «пребывать в бесплодном ожидании гипотетической высадки союзников», а склонялись к немедленной вооруженной борьбе. На позицию участников Сопротивления повлияли также события 1943 года в Италии и на Корсике, доказавшие возможность массовой партизанской борьбы и вооруженного восстания. После свержения Муссолини и освобождения Корсики многие организации Сопротивления начали осуждать тактику выжидания. «Теперь нет места аттантизму. Нет места колебаниям», - заявила «Комба» осенью 1943 года. «Друзья «Либерасьон», ваш час пробил! – писала «Либерасьон-Сюд» в октябре 1943 года. – Вы не удовольствуетесь словами и пустыми фразами. Не дожидаясь какого-то «дня икс», вы вступите в борьбу». Руководство МЮР в листовке от 11 ноября 1943 года предложило французам организовать забастовки и демонстрации, чтобы доказать «свою непоколебимую волю не ждать пассивно освобождения от союзников, но вносить свой вклад в войну немедленно и постоянно вплоть до победы».

Collapse )

Еще раз напомню, что дополнительно можно почитать здесь: http://naiwen.livejournal.com/996955.html
Английский лорд тебе товарищ

История движения Сопротивления во Франции. Часть 2. Историческая справка для игры "Свободная зона"

Продолжение. Начало см.:
https://naiwen.livejournal.com/1730060.html

После нападения Германии на СССР резко активизировалась подпольная деятельность коммунистической партии. С двойственным положением было покончено. Отложив вопросы социального устройства, Компартия развернула прежде всего патриотическую пропаганду, взывая к традициям и подвигам Жанны д'Арк, героев Великой французской революции и франко-прусской войны. Уже в июле 1941 года подпольная коммунистическая «Юманите» писала: «Франтиреры 1941 года! Вставайте, чтобы изгнать врага со священной земли нашей Родины! Сейчас наступил подходящий момент, ибо наши братья из Красной Армии удерживают в СССР основные силы гитлеровцев. К оружию, граждане!». С лета 1941 года Коммунистическая партия усилила организационную работу по созданию Национального фронта. Главная задача Национального фронта должна состоять «в антинемецких действиях с целью освободить Родину от иностранного угнетения и измены», - указывала «Юманите». В его рядах могут объединиться «голлисты, коммунисты, атеисты, верующие, рабочие, крестьяне, интеллигенты; французы, принадлежащие к любым социальным слоям, - вообще все патриоты в совокупности». Руководство Коммунистической партии провело переговоры с бывшими деятелями Социалистической партии, христианских профсоюзов, влиятельной интеллигенции. В начале июля 1941 года состоялось учредительное собрание Организационного комитета Национального фронта. Организационный комитет отказался признавать правительство Виши, осудил политику аттантизма (выжидания) и призвал всех французов немедленно начать борьбу против оккупантов и предателей. «Речь идет не о том, чтобы только ожидать освобождения страны от побед России или Англии. Да, эти победы обеспечат нашу свободу, но каждый француз должен стремиться приблизить этот час в интересах Франции», - указывалось в обращении Комитета. Летом и осенью 1941 года на местах стали возникать местные комитеты и профессиональные секции Национального фронта (студенческие, молодежные, рабочих-железнодорожников и др.). В течение 1942 года организации под эгидой Национального фронта продолжали активно развиваться. Одним из руководителей Национального фронта стал выдающийся ученый, лауреат Нобелевской премии Ф.Жолио-Кюри.

Collapse )

Окончание здесь: https://naiwen.livejournal.com/1730725.html
девятнадцатый век 2

"Я к вам травою прорасту..."

... Это история об обретении истории...

Кольцо.jpg

...Тут у нас с месяц назад наш горе-министр культуры Мединский объявил, что настоящей истории не существует – лишь только набор произвольных трактовок и субъективных интерпретаций. Как метко заметил один сетевой знакомый, «в таком случае и настоящего Мединского тоже не существует».
А несколько дней назад в маленькой Литве случилась историческая сенсация. Collapse )

Публикация новостей на литовском портале: http://ru.delfi.lt/news/live/na-gore-gediminasa-obnaruzheny-ostanki-lidera-vosstaniya-protiv-carskoj-rossii.d?id=75321033
Пост Индраи: http://indraja-rrt.livejournal.com/223275.html

Предыдущие посты на тему, о Сераковском и его семье:
"Рука, качающая колыбель" (история семей Далевских, Сераковских и Ямонт): http://naiwen.livejournal.com/403720.html
Письмо З.Сераковского А.Сераковской (Далевской), 1862 год: http://naiwen.livejournal.com/1055447.html
Отрывки из писем З.Сераковского А.Венгжиновскому и В.Спасовичу: http://naiwen.livejournal.com/1064273.html
Отрывок из рукописи Сераковского "Вопрос польский": http://naiwen.livejournal.com/1093506.html и пояснение: http://naiwen.livejournal.com/1093911.html
Документы о судьбе А.Сераковской (Далевской) в ссылке в Новгородской губернии: http://naiwen.livejournal.com/1396843.html
Английский лорд тебе товарищ

Это вот из тех мемуаров бывшего советского военнопленного во Франции...

про которые я писала.
Эпизод вскоре после освобождения Франции. Автор описывает любопытнейшую схему мошенничества, на которой нагрели руки некоторые бывшие советские военнопленные.

"А деньги пытались добывать и бывшие советские военнопленные. Вот каким образом.
Владельцы французских предприятий, сотрудничавшие с немцами и пользовавшиеся трудом военнопленных, ради собственной реабилитации перевели в государственный банк очень крупную сумму (называли два миллиарда франков) для оплаты использованного во время войны труда заключённых. Узнав об этом, бывшие пленяги, которых тогда в Париже было немало, решили на этом поживиться.
Сначала это делалось просто: приезжает в банк предприимчивый пленяга, захватив с собой не менее предприимчивого эмигранта. Вместе они составляют список фиктивной команды, работавшей на N-ском предприятии с такого-то по такое-то время. Пленяга расписывается как бригадир, получает солидную сумму, делится с эмигрантом и до свиданья – разбежались.
Денег получали много – от сотен тысяч до миллионов франков!
Вскоре французы-предприниматели поняли, что их обманывают, и потребовали, чтобы для получения денег представлялись «аусвайсы» (прописка на предприятии) и список, заверенный советской военной миссией.
А вот тогда и мы, бывшие партизаны, узнали об этом «золотом мешке». Будучи безденежными, мы тоже решили попытать счастья. Заказали у гравёра немецкий штамп с орлом для «аусвайсов», в типографии – бланки по образцам трёх предприятий, купили несколько сот фотокарточек французов необходимого образца. В капиталистической стране за деньги всё можно купить. Составили список, двое суток занимались «аусвайсами» (трое ребят и две девчонки).
Со списком в нашу военную миссию пошли я и Сашка Красин (о нём позже). Там попытались наложить лапу на ту часть двух миллиардов, которая приходилась на русских пленяг. Сидевшие в миссии военные заявили французскому правительству, что они сами распределят эти деньги. Но не тут-то было. Они забыли, что в капиталистическом мире существуют владелец предприятия и рабочих рук. Государство не регулирует или почти не регулирует их денежные взаимоотношения. Если капиталисты-коллаборационисты попросили государственный банк произвести расчёты с работающими, то это их дело, но передавать частные деньги военным руководителям чужой страны права государство не имеет. Получив отказ, руководители нашей военной миссии дали негласное указание: всеми путями вычерпать из банка все причитающиеся русским деньги. Так что наша афера не была для них секретом. О ней знали оба генерала, руководившие военной миссией, да и все её сотрудники. Подполковник Алексеев не удивился, когда мы пришли к нему со своими списками. Он спросил:
– Машина для военной миссии будет?
– Будет, – бойко пообещал Сашка.
Подмахнув списки и скрепив подписи печатью, подполковник распрощался с нами. Автомобили военной миссии были очень нужны – офицеры пользовались частными машинами эмигрантов и французов".

Далее автор описывает, как подмахнув сфальсифицированные списки у мэра и охмурив девочек-машинисток в банке, они получили по этим документам фактически целое состояние, несколько миллионов франков

И далее: "Проснувшись утром, а вернее, уже днём, я поехал в казарму, где получил свои четыре миллиона франков, то есть сто зарплат господина Бидо, бывшего тогда министром иностранных дел Франции. Деньги поделили так: ребятам по четыре миллиона, девчатам – по три".

Для сравнения, что такое четыре миллиона франков в то время, ниже автор пишет:
"Теперь об отношениях с советской военной миссией. Всех нас она взяла на учет и выплачивала пособие, почти равное пособию французских безработных. Они получали тысячу пятьсот франков в месяц, а я, например, – тысячу семьсот пятьдесят. В то время, когда мы сорвали в Версале солидный куш по липовым документам, Сашка купил в дар миссии американскую автомашину за сто семьдесят пять тысяч франков".

И что, вы думаете, сделали русские военнопленные с добытыми таким способом деньгами? Большую часть прокутили в Париже с девочками и в русских ресторанах, на часть накупили какого-то барахлишка. При обратной репатриации в СССР почти все, что люди пытались ввезти с собой, было у них отнято нквдшниками в фильтрационных лагерях, через которые прошел автор. (далее автор делает вывод, что лучше было прокутить все до конца, а не покупать барахло, которое все равно отняли).
При этом несколько бывших пленных решили не репатриироваться в СССР, на добытые таким способом деньги они открыли во Франции бизнес и остались там. И автор люто осуждает этих людей.
И вот еще интересно, автор местами не стесняется в выражениях о Сталине, люто ненавидит "тыловых крыс из НКВД", возмущается тем, как несправедливо порой обходились с бывшими военнопленными. Но при этом люто осуждает бывшего власовца... даже не столько за то, что тот оказался во власовской армии, но там мужик из власовцев перешел в ряды французских партизан, сражался вместе с автором мемуаров в одном партизанском отряде, а в конце войны отказался вернуться в СССР и попросился в американскую армию, которая и удовлетворила его просьбу. "Наверное, потом участвовал в антисоветской пропаганде" - с возмущением восклицает автор.
Английский лорд тебе товарищ

Военный сюр...

(сочиняю статью для игры).

Вот помните, может быть, польского профессора Свяневича (который единственный выживший в Катыни): его сначала отделяют от остальных и отправляют в тюрьму и под следствие якобы за шпионаж против гитлеровской Германии. Это на дворе май 1940 года. Но поскольку машина работает долго и со скрипом, то окончательный приговор ему выносят уже после 22 июня 1941 года... да-да, за шпионаж против гитлеровской Германии :)) Сюрреализм!

А вот вам еще прекрасный образчик. Немцы оккупируют северную Францию. Коммунистическая партия находится в подполье с осени 1939 года - ее запретили как раз за то, что они поддержали пакт Молотова-Риббентропа. Поэтому тогдашние французские власти, объявив войну Германии, обвинили коммунистов в шпионаже в пользу Германии. Коммунистические издания запрещаются, коммунисты изгоняются изо всех муниципалитетов. (заметим при этом, что сами французские власти отнюдь не рвутся вести активную войну с Германией, но это уже вишенка на тортике - тут, как говорится, все стороны прекрасны). А тут приходят немцы. Лето 1940 года. Находящаяся в подполье компартия выступает с листовками против нового режима Петэна, клеймит вишистов, как предателей и одновременно... в северной оккупированной зоне обращается с ходатайством к немецким оккупационым властям, чтобы коммунистам разрешили легально издавать их газеты, а также вернули депутатов-коммунистов в местные органы власти. Потому что они, коммунисты, против предательской политики Петэна, а также против империалистической Англии. А вот ваш товарищ Гитлер зато дружит с нашим товарищем Сталиным. Так вы нам по этому поводу, пожалуйста, разрешите легально издавать "Юманите"?

Сюр, товарищи. Абсолютный сюр. При этом рядовые коммунисты в подполье пишут гневные рукописные листовки "Изгоним проклятых бошей с нашей земли".

Но вы знаете, что? Немцы почесали в затылке и не согласились. Руководство коммунистической партии в свою очередь почесало в затылке и решило, что пожалуй их занесло куда-то не туда и поспешило осудить "демарши отдельных несознательных товарищей", которые "несомненно руководствовались добрыми намерениями".

После нападения Гитлера на СССР все изменилось, конечно.
Но вот этот первоначальный сюр свежему человеку выносит мозг, конечно :)
Английский лорд тебе товарищ

Тулуза, Музей истории Сопротивления и депортации (часть 2)

Продолжим экспозицию музея Сопротивления. Начало см. здесь: http://naiwen.livejournal.com/1645285.html

Разное оборудование подпольщиков:

DSC05289.JPG

Collapse )

Ну вот такой музей. Надеюсь, кому-то было интересно. Потому что все-таки мало кто из русских туристов фотографирует такие музеи в таких подробностях.
Помним

"Здесь начинается страна свободы..." часть 2

Продолжение. Начало см.: http://naiwen.livejournal.com/1638139.html

Вернемся на плато Веркор. Мы уже выяснили, что с самого начала войны, и особенно после 1941 года в горах вокруг Гренобля начали скапливаться люди, не признавшие поражения Франции и режима Виши. Власть Виши здесь с самого начала была чисто номинальной: коллаборационистская администрация не в состоянии была контролировать труднодоступные районы. В ноябре 1942 года свободная зона Виши была ликвидирована, а район Гренобля оккупирован первоначально итальянской армией, но итальянцы не проявляли слишком большого усердия в карательных операциях. С 1942 года начались периодические вялотекущие стычки оккупантов с пока еще плохо организованными стихийными партизанскими отрядами, происходившие с переменным успехом. Одним из первых местных руководителей, попытавшихся создать из разрозненных партизанских групп более серьезную боевую силу, стал Эжен Шаван по прозвищу «Клеман». Вскоре ему стали подчиняться различные подпольные группы и вооруженные отряды Сопротивления.Collapse )

26 июля Гюе телеграфирует в Алжир: «Все храбро выполнили свой долг в отчаянной безнадежной битве; люди испытывают печаль из-за того, что пришлось отступить перед превосходящим числом и из-за того, что были оставлены одни в момент битвы». Из Алжира пришел лаконичный ответ: «Понимаем вашу печаль».

окончание здесь: http://naiwen.livejournal.com/1640754.html