?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Каталог: байки общества Соединенных Славян: малоизвестные страницы истории декабристовCollapse )
Декабристы: прочие сюжеты и документыCollapse )
Между двадцатыми и шестидесятымиCollapse )
Каталог 1863 год: Январское восстание, Александровские реформы, революционное движение 1860-х годовCollapse )
Каталог Народная воляCollapse )
Проект Письма: человек перед лицом вечностиCollapse )
Каталог: Времен связующая нитьCollapse )
Колонка критика: злой историкCollapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Выложу еще одну песню Качмарского. Зацепил текст. Некоторые пояснения к тексту. Понятно, что речь здесь идет о борьбе с польским антикоммунистическим подпольем в первые послевоенные годы. Армия Крайова официально была распущена, но часть бывших аковцев не пожелала сложить оружие и продолжала партизанскую войну под другими названиями. Однако здесь в тексте один из героев, кажется, и вовсе загремел ни за что.
И еще некоторые реалии требуют пояснений.
Собственно, "Свидетели" - это передача на польском радио в коммунистическое время, где разные люди пытались найти каких-то своих знакомых, родственников, с которыми они разлучились во времена войны, рассказывали свои семейные истории, зачитывали документы - и часто получали какой-то отклик. Но, естественно, тогдашняя цензура пропускала не любые рассказы и не любые свидетельства. Вот в одной из "живых" записей с концерта Качмарский как раз рассказывает, что он в своей песне как бы восполнил лакуны и дорассказал то, что в те годы не могло звучать официально.
Упоминаемая НСЗ - Narodowe Sily Zbrojne (Национальные вооруженные силы) - одно из ветвей польского подполья в годы войны правонационалистического толка, имели свои собственные военизированные формирования, которые иногда сотрудничали с АК, иногда ругались и действовали самостоятельно. Во время немецкой оккупации сражались с немцами, под конец войны иногда сражались вместе с немцами против советской армии и местных прокоммунистических партизан. Отношение к НСЗ в современной Польше сложное.
Самое любопытное здесь - место действия. Упоминается местечко Рембертув - сейчас это район Варшавы, а во время войны был отдельный небольшой город, пригород. В Рембертуве сначала немцы организовали свой лагерь (в котором содержались, в числе прочего, советские военнопленные). После установления коммунистической власти лагерь использовали НКВД и местные польские органы безопасности: здесь содержались участники антикоммунистического подполья, Аковцы, НСЗ-совцы, а также пленные немцы и некоторые бывшие советские военнопленные, которые подозревались в коллаборационизме с немцами и антисоветских настроениях. Из этого временного лагеря часть поляков была депортирована на восток в СССР, а оттуда в лагеря ГУЛАГа. И вот в мае 1945 года отряды польского подполья организовали налет на этот лагерь и сумели освободить значительную часть заключенных. Часть беглецов поймали, но многие успели уйти. Вскоре после этого лагерь в Рембертуве был ликвидирован.
Вот видимо отголосок этих событий (не знаю, насколько в то время подробности были известны Качмарскому - кое-какая инфа есть в сети на русском языке) лег в сюжетную основу этой песни.



Далее читать подстрочный перевод...Collapse )

Оригинальный текст, например, здесь: http://www.kaczmarski.art.pl/tworczosc/wiersze/swiadkowie/
(Опять балуюсь переводами песен Качмарского)

Яцек Качмарский. Сомосьерра (Somosierra)
Исполнители: Качмарский, Лапиньский.

Люблю эту песню, как и все песни Качмарского по истории. И как всегда у Качмарского, песня получилась не героико-патриотическая, а грустная (и это правильно).
Коротко о чем речь: битва при Сомосьерре – сражение периода Наполеоновских войн в Испании, 30 ноября 1808 года. Дорогу Наполеону на Мадрид преграждала испанская артиллерия, удачно расставленная в узком высокогорном ущелье Сомосьерра. Ущелье считалось неприступным. Уникальная атака польских легкоконных улан, входящих в состав наполеоновской армии, смела артиллерийский заслон и открыла Наполеону дорогу на Мадрид. Сражение стало легендарным и вошло в польскую патриотическую мифологию. Однако, наряду с героизированной патриотической легендой Сомосьерры, раздавались и другие голоса. О трагической двойственной роли польских героических солдат, мечтавших сражаться за свободу своей страны, а вместо этого ставших орудиями в руках Наполеона и фактически помогавших ему подавить независимость Испании, размышлял великий писатель Стефан Жеромский в своем романе «Пепел» (а вслед за ним - Анджей Вайда в одноименном фильме по роману Жеромского; ниже в клипе с песней Качмарского использованы кадры из фильма «Пепел»). Подробнее о битве при Сомосьерре см. в Википедии.



Подстрочный перевод мойCollapse )

Про битву под Сомосьеррой подробнее можно посмотреть в Википедии или, например, здесь: https://sarmata.livejournal.com/127083.html
Я вот сейчас читаю постигровые чаты и отчеты и думаю о том, что иногда цепляет какая-то очень локальная история, о которой мало кто знает. И вот одна такая локальная история меня, как мастера, почему-то очень зацепила... потому что для меня есть такая очень важная личная тема, "малое сопротивление". Сопротивление обывателя, рядового слабого человека, который не может взять в руки оружие, не может уйти в партизанский отряд, не может организовать диверсию или что-то подобное. И даже не сопротивление как таковое, а просто вот... как человек живет.
И вот в городе была такая хозяйка галантерейной лавочки Софи Ламбер. На четверть еврейка, которую, кажется, почти единственную так и не вычислили почти до самого конца (а когда вычислили, она бежала через перевал). Ее муж, Поль Ламбер, ушел на фронт и попал в плен. И вот из плена он по мастерскому замыслу писал письма. Оказался он по нашей задумке сначала в каком-то обычном лагере для военнопленных, а потом по каким-то обстоятельствам был переведен в концлагерь (в какой именно, мы не обозначили, но по ощущению возможно Маутхаузен). Заранее перед игрой мы заготовили два письма. И написали в числе прочего, что вот, дескать, дорогая жена, кормят скверно, подыхаю от голода, но в еще худшем положении тут находится группа советских военнопленных, их вообще не кормят, пришли, если можешь, какой-нибудь жратвы для меня и для них тоже.
И тут вдруг нам обратно на мастерку начали приходить письма от мадам Ламбер. В письма были заботливо вложены... продовольственные карточки. Ценнейший игровой ресурс. В игровом мире продовольственные карточки = еда, посылки с едой. Причем по модели игровой экономики одной такой посылкой мадам Ламбер можно было накормить примерно с десяток человек.
Мадам Ламбер не была героической женщиной. Она была обычным обывателем. Выживала за счет торговли на черном рынке, приторговывала краденым, заводила шашни с любовниками. И кормила за счет заработанного таким, возможно, не вполне праведным путем, с десяток узников концлагеря. Чужих ей людей, каких-то незнакомых советских военнопленных. Причем эти посылки шли потоком, игрок прибегала к нам на мастерку и требовательно спрашивала, когда будет ей от мужа ответное письмо? - мы с игротехом начинали тихонько злиться по жизни, потому что физически разрывались и не успевали писать ответные письма (заготовок-то у нас в таком количестве не было), а посылки в концлагерь все шли и шли.
А потом Блэйз (игротех) по задумке должен был выйти в город беглым советским военнопленным, квенту которого мы как следует не продумывали заранее. В этот момент я говорю Блэйзу - давай ты будешь тем самым советским военнопленным, который выжил за счет посылок мадам Ламбер, бежал благодаря помощи ее мужа Поля, и ты пойди в городе найди мадам Софи и на ломаном языке поблагодари ее и ее мужа и расскажи, что видел Поля живым и (относительно) здоровым. Военнопленный бежал из лагеря, прибежал в Шуа, но... до мадам Ламбер добраться не успел. Его поймали и расстреляли.
О том, что мадам Ламбер спасла своими посылками с десяток человеческих жизней, Леся Логинова узнала от меня после игры. Ну и Поль выжил (надеюсь) и возможно даже, нашел свою непутевую жену, которая больше ему не изменяла.

Tags:

Окончание.
Начало см.:
https://naiwen.livejournal.com/1730060.html часть 1
https://naiwen.livejournal.com/1730415.html часть 2

В 1943-1944 годах в центре дискуссий Сопротивления оказалась проблема дальнейшей вооруженной борьбы и национального восстания. Активность коммунистов и находящегося под влиянием ФКП Национального фронта постепенно приводила к тому, что участники Сопротивления больше не хотели «пребывать в бесплодном ожидании гипотетической высадки союзников», а склонялись к немедленной вооруженной борьбе. На позицию участников Сопротивления повлияли также события 1943 года в Италии и на Корсике, доказавшие возможность массовой партизанской борьбы и вооруженного восстания. После свержения Муссолини и освобождения Корсики многие организации Сопротивления начали осуждать тактику выжидания. «Теперь нет места аттантизму. Нет места колебаниям», - заявила «Комба» осенью 1943 года. «Друзья «Либерасьон», ваш час пробил! – писала «Либерасьон-Сюд» в октябре 1943 года. – Вы не удовольствуетесь словами и пустыми фразами. Не дожидаясь какого-то «дня икс», вы вступите в борьбу». Руководство МЮР в листовке от 11 ноября 1943 года предложило французам организовать забастовки и демонстрации, чтобы доказать «свою непоколебимую волю не ждать пассивно освобождения от союзников, но вносить свой вклад в войну немедленно и постоянно вплоть до победы».

Читать дальше?..Collapse )

Еще раз напомню, что дополнительно можно почитать здесь: http://naiwen.livejournal.com/996955.html
Продолжение. Начало см.:
https://naiwen.livejournal.com/1730060.html

После нападения Германии на СССР резко активизировалась подпольная деятельность коммунистической партии. С двойственным положением было покончено. Отложив вопросы социального устройства, Компартия развернула прежде всего патриотическую пропаганду, взывая к традициям и подвигам Жанны д'Арк, героев Великой французской революции и франко-прусской войны. Уже в июле 1941 года подпольная коммунистическая «Юманите» писала: «Франтиреры 1941 года! Вставайте, чтобы изгнать врага со священной земли нашей Родины! Сейчас наступил подходящий момент, ибо наши братья из Красной Армии удерживают в СССР основные силы гитлеровцев. К оружию, граждане!». С лета 1941 года Коммунистическая партия усилила организационную работу по созданию Национального фронта. Главная задача Национального фронта должна состоять «в антинемецких действиях с целью освободить Родину от иностранного угнетения и измены», - указывала «Юманите». В его рядах могут объединиться «голлисты, коммунисты, атеисты, верующие, рабочие, крестьяне, интеллигенты; французы, принадлежащие к любым социальным слоям, - вообще все патриоты в совокупности». Руководство Коммунистической партии провело переговоры с бывшими деятелями Социалистической партии, христианских профсоюзов, влиятельной интеллигенции. В начале июля 1941 года состоялось учредительное собрание Организационного комитета Национального фронта. Организационный комитет отказался признавать правительство Виши, осудил политику аттантизма (выжидания) и призвал всех французов немедленно начать борьбу против оккупантов и предателей. «Речь идет не о том, чтобы только ожидать освобождения страны от побед России или Англии. Да, эти победы обеспечат нашу свободу, но каждый француз должен стремиться приблизить этот час в интересах Франции», - указывалось в обращении Комитета. Летом и осенью 1941 года на местах стали возникать местные комитеты и профессиональные секции Национального фронта (студенческие, молодежные, рабочих-железнодорожников и др.). В течение 1942 года организации под эгидой Национального фронта продолжали активно развиваться. Одним из руководителей Национального фронта стал выдающийся ученый, лауреат Нобелевской премии Ф.Жолио-Кюри.

Читать далее?Collapse )

Окончание здесь: https://naiwen.livejournal.com/1730725.html
... Это история об обретении истории...

Кольцо.jpg

...Тут у нас с месяц назад наш горе-министр культуры Мединский объявил, что настоящей истории не существует – лишь только набор произвольных трактовок и субъективных интерпретаций. Как метко заметил один сетевой знакомый, «в таком случае и настоящего Мединского тоже не существует».
А несколько дней назад в маленькой Литве случилась историческая сенсация. Читать дальше?..Collapse )

Публикация новостей на литовском портале: http://ru.delfi.lt/news/live/na-gore-gediminasa-obnaruzheny-ostanki-lidera-vosstaniya-protiv-carskoj-rossii.d?id=75321033
Пост Индраи: http://indraja-rrt.livejournal.com/223275.html

Предыдущие посты на тему, о Сераковском и его семье:
"Рука, качающая колыбель" (история семей Далевских, Сераковских и Ямонт): http://naiwen.livejournal.com/403720.html
Письмо З.Сераковского А.Сераковской (Далевской), 1862 год: http://naiwen.livejournal.com/1055447.html
Отрывки из писем З.Сераковского А.Венгжиновскому и В.Спасовичу: http://naiwen.livejournal.com/1064273.html
Отрывок из рукописи Сераковского "Вопрос польский": http://naiwen.livejournal.com/1093506.html и пояснение: http://naiwen.livejournal.com/1093911.html
Документы о судьбе А.Сераковской (Далевской) в ссылке в Новгородской губернии: http://naiwen.livejournal.com/1396843.html
про которые я писала.
Эпизод вскоре после освобождения Франции. Автор описывает любопытнейшую схему мошенничества, на которой нагрели руки некоторые бывшие советские военнопленные.

"А деньги пытались добывать и бывшие советские военнопленные. Вот каким образом.
Владельцы французских предприятий, сотрудничавшие с немцами и пользовавшиеся трудом военнопленных, ради собственной реабилитации перевели в государственный банк очень крупную сумму (называли два миллиарда франков) для оплаты использованного во время войны труда заключённых. Узнав об этом, бывшие пленяги, которых тогда в Париже было немало, решили на этом поживиться.
Сначала это делалось просто: приезжает в банк предприимчивый пленяга, захватив с собой не менее предприимчивого эмигранта. Вместе они составляют список фиктивной команды, работавшей на N-ском предприятии с такого-то по такое-то время. Пленяга расписывается как бригадир, получает солидную сумму, делится с эмигрантом и до свиданья – разбежались.
Денег получали много – от сотен тысяч до миллионов франков!
Вскоре французы-предприниматели поняли, что их обманывают, и потребовали, чтобы для получения денег представлялись «аусвайсы» (прописка на предприятии) и список, заверенный советской военной миссией.
А вот тогда и мы, бывшие партизаны, узнали об этом «золотом мешке». Будучи безденежными, мы тоже решили попытать счастья. Заказали у гравёра немецкий штамп с орлом для «аусвайсов», в типографии – бланки по образцам трёх предприятий, купили несколько сот фотокарточек французов необходимого образца. В капиталистической стране за деньги всё можно купить. Составили список, двое суток занимались «аусвайсами» (трое ребят и две девчонки).
Со списком в нашу военную миссию пошли я и Сашка Красин (о нём позже). Там попытались наложить лапу на ту часть двух миллиардов, которая приходилась на русских пленяг. Сидевшие в миссии военные заявили французскому правительству, что они сами распределят эти деньги. Но не тут-то было. Они забыли, что в капиталистическом мире существуют владелец предприятия и рабочих рук. Государство не регулирует или почти не регулирует их денежные взаимоотношения. Если капиталисты-коллаборационисты попросили государственный банк произвести расчёты с работающими, то это их дело, но передавать частные деньги военным руководителям чужой страны права государство не имеет. Получив отказ, руководители нашей военной миссии дали негласное указание: всеми путями вычерпать из банка все причитающиеся русским деньги. Так что наша афера не была для них секретом. О ней знали оба генерала, руководившие военной миссией, да и все её сотрудники. Подполковник Алексеев не удивился, когда мы пришли к нему со своими списками. Он спросил:
– Машина для военной миссии будет?
– Будет, – бойко пообещал Сашка.
Подмахнув списки и скрепив подписи печатью, подполковник распрощался с нами. Автомобили военной миссии были очень нужны – офицеры пользовались частными машинами эмигрантов и французов".

Далее автор описывает, как подмахнув сфальсифицированные списки у мэра и охмурив девочек-машинисток в банке, они получили по этим документам фактически целое состояние, несколько миллионов франков

И далее: "Проснувшись утром, а вернее, уже днём, я поехал в казарму, где получил свои четыре миллиона франков, то есть сто зарплат господина Бидо, бывшего тогда министром иностранных дел Франции. Деньги поделили так: ребятам по четыре миллиона, девчатам – по три".

Для сравнения, что такое четыре миллиона франков в то время, ниже автор пишет:
"Теперь об отношениях с советской военной миссией. Всех нас она взяла на учет и выплачивала пособие, почти равное пособию французских безработных. Они получали тысячу пятьсот франков в месяц, а я, например, – тысячу семьсот пятьдесят. В то время, когда мы сорвали в Версале солидный куш по липовым документам, Сашка купил в дар миссии американскую автомашину за сто семьдесят пять тысяч франков".

И что, вы думаете, сделали русские военнопленные с добытыми таким способом деньгами? Большую часть прокутили в Париже с девочками и в русских ресторанах, на часть накупили какого-то барахлишка. При обратной репатриации в СССР почти все, что люди пытались ввезти с собой, было у них отнято нквдшниками в фильтрационных лагерях, через которые прошел автор. (далее автор делает вывод, что лучше было прокутить все до конца, а не покупать барахло, которое все равно отняли).
При этом несколько бывших пленных решили не репатриироваться в СССР, на добытые таким способом деньги они открыли во Франции бизнес и остались там. И автор люто осуждает этих людей.
И вот еще интересно, автор местами не стесняется в выражениях о Сталине, люто ненавидит "тыловых крыс из НКВД", возмущается тем, как несправедливо порой обходились с бывшими военнопленными. Но при этом люто осуждает бывшего власовца... даже не столько за то, что тот оказался во власовской армии, но там мужик из власовцев перешел в ряды французских партизан, сражался вместе с автором мемуаров в одном партизанском отряде, а в конце войны отказался вернуться в СССР и попросился в американскую армию, которая и удовлетворила его просьбу. "Наверное, потом участвовал в антисоветской пропаганде" - с возмущением восклицает автор.

Военный сюр...

(сочиняю статью для игры).

Вот помните, может быть, польского профессора Свяневича (который единственный выживший в Катыни): его сначала отделяют от остальных и отправляют в тюрьму и под следствие якобы за шпионаж против гитлеровской Германии. Это на дворе май 1940 года. Но поскольку машина работает долго и со скрипом, то окончательный приговор ему выносят уже после 22 июня 1941 года... да-да, за шпионаж против гитлеровской Германии :)) Сюрреализм!

А вот вам еще прекрасный образчик. Немцы оккупируют северную Францию. Коммунистическая партия находится в подполье с осени 1939 года - ее запретили как раз за то, что они поддержали пакт Молотова-Риббентропа. Поэтому тогдашние французские власти, объявив войну Германии, обвинили коммунистов в шпионаже в пользу Германии. Коммунистические издания запрещаются, коммунисты изгоняются изо всех муниципалитетов. (заметим при этом, что сами французские власти отнюдь не рвутся вести активную войну с Германией, но это уже вишенка на тортике - тут, как говорится, все стороны прекрасны). А тут приходят немцы. Лето 1940 года. Находящаяся в подполье компартия выступает с листовками против нового режима Петэна, клеймит вишистов, как предателей и одновременно... в северной оккупированной зоне обращается с ходатайством к немецким оккупационым властям, чтобы коммунистам разрешили легально издавать их газеты, а также вернули депутатов-коммунистов в местные органы власти. Потому что они, коммунисты, против предательской политики Петэна, а также против империалистической Англии. А вот ваш товарищ Гитлер зато дружит с нашим товарищем Сталиным. Так вы нам по этому поводу, пожалуйста, разрешите легально издавать "Юманите"?

Сюр, товарищи. Абсолютный сюр. При этом рядовые коммунисты в подполье пишут гневные рукописные листовки "Изгоним проклятых бошей с нашей земли".

Но вы знаете, что? Немцы почесали в затылке и не согласились. Руководство коммунистической партии в свою очередь почесало в затылке и решило, что пожалуй их занесло куда-то не туда и поспешило осудить "демарши отдельных несознательных товарищей", которые "несомненно руководствовались добрыми намерениями".

После нападения Гитлера на СССР все изменилось, конечно.
Но вот этот первоначальный сюр свежему человеку выносит мозг, конечно :)
Продолжим экспозицию музея Сопротивления. Начало см. здесь: http://naiwen.livejournal.com/1645285.html

Разное оборудование подпольщиков:

DSC05289.JPG

Смотреть дальше экспозицию?..Collapse )

Ну вот такой музей. Надеюсь, кому-то было интересно. Потому что все-таки мало кто из русских туристов фотографирует такие музеи в таких подробностях.

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com