?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Каталог: байки общества Соединенных Славян: малоизвестные страницы истории декабристовCollapse )
Декабристы: прочие сюжеты и документыCollapse )
Между двадцатыми и шестидесятымиCollapse )
Каталог 1863 год: Январское восстание, Александровские реформы, революционное движение 1860-х годовCollapse )
Каталог Народная воляCollapse )
Проект Письма: человек перед лицом вечностиCollapse )
Каталог: Времен связующая нитьCollapse )
Колонка критика: злой историкCollapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.

Виш-лист на НГ

Поскольку некоторые уже пишут виш-листы на НГ, я тоже на всякий случай напишу.
Разные небольшие вещи:
- гели для душа любые, кроме приторно-сладких ароматов
- перчатки вязаные (шерстяные, полушерстяные) обычные, на широкую руку, предпочтительные цвета синий, зеленый, можно светло-серый.
- кухонный нож острый или набор ножей
- маленькие кухонные полотенца, красивые, предпочтительные цвета синий, зеленый. А также кухонные прихватки соответствующих цветов. Можно в наборе.
- ложки, вилки поштучно или в наборах (все куда-то прое..лось)
- всякие красивые коробки (из икеи или другие) для хранения книг и разных мелочей
- для котов когтеточки небольшие подвесные или напольные, а также игрушки для котов (махалки с перьями, игрушки с кошачьей мятой и др.).
Съедобные подарки:
- любые хорошие сыры - твердые, мягкие, с плесенью, козьи. Кроме, пожалуй, копченых и рассольных кавказских.
- чай черный в пакетиках, ароматизированный, не Липтон (подходит Гринфилд и другие).
- натуральные фруктовые сладости без крема и без теста. А именно: хорошие пастила, мармелад, зефир, цукаты (всякие белевские и коломенские сладости и подобные), варенье домашнее и покупное (любое, кроме малинового), мед кремовой консистенции с различными добавками.
Более крупные вещи для подарков вскладчину:
- постельное белье двуспальное, предпочтительные цвета синий, зеленый
- новая электронная читалка или небольшой планшет.
О нематериальных желаниях умолчу, хотя они тоже есть. Может, отдельным постом.
Из литовского санатория я позорно сперла книжку :)) там было что-то вроде библиотеки: в комнатах отдыха стояли полки с книгами на разных языках, в свободном доступе. Подбор книг местами был забавный: такое ощущение, что туда свалили старье-неликвид из старых советских библиотек, какие-то альбомы "Женщины-ударницы Белгородской области", книги из серии "Библиотека рабочего романа", романы каких-то африканских коммунистов... копаясь в этом старье, я нашла внезапно отличную вещь: художественную биографию Марии Кюри-Склодовской, написанную ее младшей дочерью, Евой Кюри.
И стала ее читать. А поскольку не успела дочитать в санатории, то совершила неожиданный поступок - сперла книжку, поскольку за этими книжными полками явно никто не следил. Справедливости ради, я туда поставила на полку свою книгу - детектив Агаты Кристи, так что совершила, можно сказать, бук-кроссинг.

А хочу пока написать вот о чем.
Хочу привести несколько длинных цитат, которые мне резанули глаз, потому что... ну, в общем, это интересный пример того, как меняется восприятие в обществе. Итак, Мария Склодовская, только что невероятными трудами закончившая Сорбонну, выходит замуж за Пьера Кюри. До этого момента девушка не слишком заморачивалась организацией быта и домашнего хозяйства, вернее - совсем не заморачивалась. Она мечтала получить образование и пробиться в науку, и кто-то из польских девиц в Париже ехидно замечает, что "панна Склодовская даже не знает, как варить бульон". Но вот все меняется. Далее цитирую Еву: "Пьер жил во имя идеальный цели: заниматься научными исследованиями бок о бок с любимой женщиной, живущей теми же интересами. Жизнь Мари сложнее: помимо любимого труда на нее падают все будничные, утомительные обязанности замужней женщины. Теперь она не может пренебрегать материальной стороной жизни так, как в свои студенческие годы. Первой ее покупкой после возвращения с каникул была счетоводная тетрадь в черном переплете с многозначительной надписью золотыми буквами "Расходы" (...) Беда в том, что надобно вместить в двадцать четыре часа все утомительные дела на данный день. Большую часть времени Мари проводит в лаборатории института, где ей отвели собственное место. Лаборатория, конечно, счастье! Но ведь там, на улице Гласьер, нужно убрать постель, подмести паркет. Надо, чтобы у Пьера было в полном порядке платье и приличная еда. А прислуги нет... Мари встает очень рано, чтобы сходить на рынок, а в конце дня, возвращаясь под руку с Пьером из института, заходит к бакалейщику, к молочнику. Где те времена, когда беспечная мадемуазель Склодовская не ведала таинственных ингредиентов для приготовления бульона? Мадам Кюри считает долгом чести это знать! Как только вопрос о замужестве был окончательно решен, вчерашняя студента стала тайно брать уроки кулинарии... (...). Научилась жарить картофель и цыплят и честно готовит кушанья для Пьера, а он - сама снисходительность, да к тому же так рассеян, что даже не замечает ее стараний. (...) Какой был бы удар, если бы ее свекровь-француженка в один прекрасный день, взглянув на неудавшийся омлет, спросила, чему же учат варшавских девушек? Мари читает, перечитывает поваренную книгу, добросовестно делает на полях отметки, описывая в строгих научных терминах свои опыты, провалы и удачи... (...) Восемь часов на научные исследования, три на домашние дела. Но это еще не все. Вечером, расписав ежедневный бюджет по рубрикам с пышными названиями "расход на мужа", "расход на жену", Мари Кюри садится у дощатого стола и самозабвенно готовится к конкурсу на звание преподавателя".

Пропустим несколько страниц: далее Ева описывает, как супруги наткнулись на мысль о радиоактивных веществах и начали свои работы. Работать им пришлось в трудных условиях: практически без денег, без нормального лабораторного помещения, в заброшенном холодном сарае с протекающей крышей. "В первый год они работают совместно над химическим выделением полония и радия, добывают радиоактивные продукты, а затем измеряют интенсивность их излучения. Вскоре оба супруга находят более целесообразным действовать раздельно. Пьер стремится уточнить свойства радия, изучить новый металл. Мари продолжает переработку руды, чтобы получить чистые соли радия. При этом разделении труда Мари избрала мужскую долю, взяв на себя роль чернорабочего. В сарее - ее супруг, весь поглощенный постановкой тонких опытов, во дворе - Мари с развевающимися по ветру волосами, в старом, запыленном и сожженном кислотами фартуке, окруженная клубами дыма, разъедающего глаза и горло, и выполняющая функции целого завода. "Мне приходилось обрабатывать в день до двадцати килограммов первичного сырья, - пишет она, - и в результате весь сарай был заставлен большими химическими сосудами с осадками и растворами; изнурительный труд переносить мешки, сосуды, переливать растворы из одного сосуда в другой, по нескольку часов подряд мешать кипящую жидкость в чугунном котле..."

В это время у супругов Кюри уже есть дочь, пока одна. И вот так описывает младшая дочь взаимоотношения в семье. Когда вечером уставшие супруги возвращаются домой из сарая, Мария бежит заниматься ребенком. "Если Ирен вечером не чувствует матери около себя, она без устали зовет ее тем "Мэ!", которое навсегда заменит у нее слово "мама". Тогда Мари, уступая маленькому четырехлетнему деспоту, взбирается на второй этаж, усаживается у изголовья дочки и сидит в темноте, пока детский голосок не перейдет в ровное дыхание. Только тогда она спускается вниз к Пьеру, уже проявляющему нетерпение. Несмотря на всю мягкость своего характера, он до такой степени привык к постоянному обществу жены, что малейшее отклонение от этого мешает ему сосредоточиться. Стоит Мари чуть дольше задержаться, как он встречает ее горьким упреком: "Ты только и занята ребенком!"

Заметим, что Ева, по-видимому, воспринимает все вот это описанное семейное "разделение труда" вполне нормально, ей тут ничего не жмет и не режет. Совершенно нормально, когда женщина-выдающийся ученый одновременно делает научные открытия, делает всю черновую работу в лаборатории, ведет все домашнее хозяйство, семейный бюджет, занимается ребенком - а ее "мягкий рассеянный гениальный муж" при этом оставляет себе "тонкие исследования", витает в облаках и горько упрекает супругу за недостаточное к нему внимание. И это, заметим, идеальная по тогдашним временам семейная пара. Любящая! Увлеченная! Пьер женился на Мари в первую очередь потому, что у нее с ней общие научные интересы. И в придачу к товарищу по работе заодно получает, конечно же, лаборантку, домработницу и няньку. Для всех все нормально. Для Марии, по-видимому, тоже. А вам с высоты сегодняшнего дня - как?

Tags:

Вообще-то Ластик довольно культурный кот, и он обычно только клянчит, но на стол не лезет, но почему-то сосиски из Вкусвилла являются непреодолимым испытанием для его нервной системы

DSC07124

DSC07125
(перевела на скорую руку статью из польского журнала).

Бежать, чтобы съесть тарелку вареной картошки…»

За попытку бегства из немецкого концентрационного лагеря Майданек грозила смерть. Непокорного узника вешали на виселицах, стоящих в каждом дворе возле лагерных бараков, или расстреливали.
Из 150 тысяч узников, которые прошли через лагерь в Майданеке, на попытку бегства решились по меньшей мере 512 человек.


Читать дальше?..Collapse )

(Из собраний Государственного Музея Майданека в Люблине)

Ужасы нашего городка...

...вчера, пока я увлеклась историческим диспутом на фейсбуке, адские мохнатые твари опрокинули на стол бутылку соуса карри (только что открытую и предназначенную для тушеной индейки). И когда я подошла, успели уже слизать примерно половину.
Я беспокоилась, что им станет плохо - но сегодня с утра их величества бодро бегают, и видимо соус не причинил вреда их драгоценному здоровью.

К игре "Ревизор".

(которая будет в эти выходные)

Политический ссыльный Ксаверий Ролля пишет жалобу Государю Императору. Вот такую:

Наивсемилостивейшему Монарху, Светлейшаму Государю Императору
в Его собственные Императорские руки
От урожденаго свободного дворянина Гродненской губернии Ружанского уезда ныне же по беззаконию имянуемаго однодворцем и политическим ссыльным и сосланаго на постояное жительство в город Енск,
Верноподанаго Ксаверия-Ромуальда Ролля

Прошение

Наисветлейший Государь!
Препадаю к вашим стопам в поисках защиты и справидливости. Вот уж третий год как я был сослан в город Енск за приступление катораго ни совершал и даже помыслеть не мог чтобы оскорблять Вашу Священную Особу как мне то было незаконо приписано. А еще раньше безаконием был лишен сваих урожденных прав вольнаго дворянина и приписан в однодворцы и как есть были мои имения и все принодлежасчие мне души отняты у меня волею злонамеренаго человека уезднаго предводителя Ружанского уезда Викентия Гниды Побжеховского коий к нищастью приходится моим кровным родичем и меня сироты обобрал до нитки, лишил добраго имени, звания, состояния, имения и оклеветал за оскорбление Вашего Императорскаго Величества что якобы плевал на вас в пьяном виде, что есть совершенайшая неправда и ложь и клевета.
Однако же по порядку повествования. Благородный дворянский род Ролля ведет свой род от самого великого князя Гедимина и состоит в родстве с княжеским родом Сапегов. К нищастью войны и бедствия неблагодетельно сказались на благополучии нашего благороднаго семейства таким образом земли и имения были вынуждены поделить с Сапегами. Но и этим наши нищастья не закончились, ибо после смерти моего отца почтенного дворянина Гервазия Ролля нашей землей беззаконна завладел траюродный родич Гнида Побжеховский будучи уездным предводителем и давши взятку в присутствии чтобы отписать себе все наши имения и наконец лишил меня этот Гнида даже наипоследняйшаго достояния усадьбы Яворовка и трех крепостных душ и ни для чего иново как забеспечить сваего сына Аполона землей без черисполосицы. С тех пор я, дворянин Ксаверий Ролля, скитаюсь как самый нищасный сирота и вынужден арендовать клочок земли для прокорма у князей Сапегов, а моя единственая безвинная дочь благородная дворянка Текла Ролля принуждена к позору служить гувернанткай в доме Сапегов, вот до чего довел вышеупомянутой злонамереный Гнида Побжеховский потомков древняго знатнаго рода! И хотя наши гербовые родословныя и бумаги пребывают в порядке и являются ниоспоримыми доказательствами нашего происхождения тем не менее в подтверждении дворянского звания было мне и моей дочери отказано в уездном присуствии по причине происков Гниды который дал завладев нашими имениями давал за наш же счет взятки всем и даже самаму господину генерал-губернатару и как были признаны наши родословныя гербовыя бумаги поддельными были мы беззаконна записаны в нисшее сословие однодворцев и лишены всей своей родовой чести, имущества и достоинства.
Оный же Гнида не удовольствовался сваим торжеством и начал меня обвинять повсюду что я веду неблагонамереныя речи чего даже на мыслях никогда не имел и иметь не посмел бы как был всегда верой и опорой Престолу и лично Наивсемилостейшаму Государю и отродясь в мятежах и заговорах ни участвовал и даже павсюду злощасный мятеж 1831 года осуждал и говорил публично что ни к добру пустыми и легкомыслеными людьми затеян.
Желая же возвернуть себе свое законое дворянское звание и имения и все состояние отправился я в уездное присуствие чтобы публично потребовать от Гниды пересмотра нашаго дела и действия по закону и справедливости. Оный же Гнида только цалый час усмехался и грозил спустить меня с собаками с лесницы меня гербоваго дворянина из рода Гедимина! И так я был в отчаянии и помутнении розсудка от таких печальных обстоятельств и будучи в горе плюнул прямо в лицо Гниде желая прервать его обидныя беззакония. Оный же Гнида специально повесил сзади себя парадный партрет Вашего Наисветлейшаго Императорскаго Величества Государя Императора и как Гнида увернулся то к нищастию сваему плевок впечатался прямо в портрет при сведетелях кои стали кричать что я в пьяном виде оскорблял Государя нарочно и подавал тем самым сигналы шайки мятежнеков с коими я был даже некогда не знаком. А между тем, разсудите сами, Ваше Императорское Величество, что я не был пьяным (разве немнога выпившим), а был лишь в горе и помутнении от выпавших на меня бетствий, и плевал в Гниду, а ежели бы увидел за его спиной драгоценный портрет, то уж конечно бы приложил все силы чтобы уклониться мимо, но вышло как вышло, и осудили меня благонамеренаго благороднаго дворянина как врага Отечества и Государя чего не было и быть не может ибо как есть и был верноподаным и верным слугою.
Во всем же бедствии происшедшим со мною виноват оный Гнида, который сам есть первый в уезде пособник мятежников, и укрывал в своей усадьбе предводителей мятежной шайки, читает же безнавственыя французския масонския книги и в своем доме на стенку повесил портреты Костюшки и маршала Понятовскаго, о чем вся округа известна.

Всемилостивейший Наисветлейший Государь Император! Возблаговолите же справедливо и благородно разсмотреть мое дело ко всеобщему щастию и согласию меня и моей бедной страдающей дочери, отменить беззаконый приговор и вернуть меня в Гродненскую губернию, вернуть мне дворянское звание и достоинство и все неправедно отнятые Гнидой имения у него отнять, и нам с дочерью вернуть, как мы по гроб жизни будем Вам вечно благодарны и верноподданы.

Остаюсь Вашим верным слугой и плачу возле Ваших ног,

Нищасный обиженный сирота благородный дворянин Ксаверий-Ромуальд Ролля

Писано же в городе Енске в 1837 году в день… Рождества Христова.
Интересно бывает наблюдать за покупателями в магазинах и пытаться на основании их корзины составлять мысленные портреты. Но вот что, например, можно подумать о парочке людей средних лет, которые купили упаковку дорогой мраморной говядины и пять пачек доширака? (и больше ничего не купили, только вот это). Ну очень интересный рацион :)

А вы когда-нибудь обращали внимание на то, что люди рядом с вами покупают?
(помню еще однажды десяток упаковок какого-то печенья и десяток рулонов туалетной бумаги).
Тут вот я уже выкладывала кусочек. http://naiwen.livejournal.com/1656612.html
Оно местами прекрасно, вот еще несколько сцен

О работе "черного рынка" в Париже:
"Человеку нужны деньги. Человек предприимчив, полон энергии и плюет на какую бы то ни было мораль. человек отыскивает другого, который сидит на деньгах, не доверяя никакой нормальной коммерции, и предлагает ему дело беспроигрышное и весьма прибыльное. Заручившись согласием и необходимыми фондами, человек снимает комнату, а лучше две-три, но непременно в центре Парижа, где-нибудь у Оперы или на Елисейских полях, или на Больших Бульварах, ставит телефон, разыскивает какого-нибудь пьянчужку-немца из демобилизованных полковых писарей и прибивает к дверях комнаты таблицу: "Экспортно-импортное бюро". Бюро записано на имя немца, роль которого ограничивается только тем, что раз в неделю он приходит за дивидентами, дело же ведет оснвоатель предприятия. Со следующего же за открытием дня бюро начинают осаждать тучи комиссионеров с образцами самых различных товаров. Бюро скупает решительно все, - медь, цинковую мазь, электрические провода, канаты, чайную посуду, шелк, строительные материалы, копченую колбасу, марганец, дамское белье, шахтерские лампы, школьные тетради, ножницы, асбест, детские игрушки, - т.е.буквально все. Когда заработок владельца бюро переваливает за полмиллиона, его вызывают в гестапо и предлагают ему либо сесть в тюрьму с конфискацией всех его капиталов и имущества за "спекуляцию" (самое интересное в том, что эти, созданные немцами, закупочные бюро считаются нелегальными), либо стать сотрудником гестапо. Случаев отказа до сих пор, говорят, не было".

"Единица товара, оцениваемая правительством в сто франков, оплчивается немцами суммой в две тысячи франков. Откуда деньги? А зачем же существует французский печатный станок?
Недавно в ресторане я наблюдал такую сцену... загулявший француз, пообедав, расплачивался за себя и двух друзей и дал официанту две новеньких кредитки по тысяче франков. Через несколько минут подошел хозяин и сердито предложил оплатить счет другими деньгами, потому что эти, по его убеждению, фальшивые, - но них стоит один и тот же номер. Француз был очень смущен, других денег у него не оказалось. Начался скандал. Здесь подошел к хозяину один из постоянных клиентов, какой-то ответственный чиновник из экспедиции заготовления государственных бумаг и дело разрешил к обоюдному удовлетворению. Оказалось, что сейчас даже самые крупные кредитные билеты выпускаются по десяти экземпляров на один номер.
- Не успеваем печатать, - развел он руками. - По старым законам девять из десяти этих денежных знаков считались бы фальшивыми, но что поделаешь, мы живем во времена таких чудес, что даже государственному банку приходится стать фальшивомонетчиком".

"Стал и я деятелем "черной биржи". Второй месяц по заданию Альбера (то есть по заданию руководства группы Сопротивления - РД) хожу в эти бюро... недели две назад я невольно стал виновником большого переполоха в царстве спекулянтов. Среди комиссионеров принято спрашивать друг у друга - какой товар кто предлагает. Иногда разница в ценах на какой-нибудь экспонат столь велика, что ее в полицейских целях нужно нивелировать. Пожилой корректный человек спросил у меня, запасы чего стоят за мной.
- Хинина, вяленой ветчины, искусственного жемчуга и лаптей, - ответил я. После этого дней пять я не бывал на "бирже", а когда появился в конторе... на меня накинулись люди со всех сторон.
- Вы с ума сошли - пропадать на целую неделю! Да ведь здесь, - как на посту. Вас ищут по всему Парижу. Что за лапти у вас, откуда?
Я уже забыл о моем разговоре с комиссионером.
- Какие лапти?
- Неделю назад вы предлагали одному из коллег лапти. Где они? Не проданы?
- Ах да, лапти. Нет, еще на месте. Их привез один немецкий офицер из оккупированных областей Украины.
- Большая партия?
- Около трехсот тысяч пар.
- Золотое дно! - закричали вокруг. Мы уже все сделали без вас. Можно открыть целую мастерскую. Мы их будем расплетать, лыко красить в яркие тона, лакировать и плести легкую дамскую обувь. Обойдемся без немцев, пустим товар на французский рынок. Магазины начнут рвать с руками. Это как раз будет к лету, к сезону. парижские красавицы на Елисейских полях в модных туфельках из русских лаптей. Восхитительно! Хорошо бы достать миллиона три пар.
Через день мне пришлось сказать, что товар "ушел"...

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com