Category: кино

Девятнадцатый век

Мой девятнадцатый век (не-имперская история России). Архив всех исторических записей этого журнала

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Английский лорд тебе товарищ

Про сериал Чернобыль

Досмотрела сериал "Чернобыль". Слушайте, это ОЧЕНЬ круто. Все знают, что я весьма скептично отношусь к современному кинематографу, и редко хвалю хоть что-нибудь. Но тут меня прямо пробрало до самых печенок. Надо сказать, что я не хотела смотреть. Точнее в данном случае - боялась смотреть. Дело в том, что с того самого времени именно Чернобыль - моя в некотором роде фобия. Я помню, что в мое время многие мои ровесники боялись ядерной войны. Почему-то именно ядерной_войны_ я никогда не боялась (наверное, где-то в глубине души всегда была уверенность в том, что при любых политических разборках все-таки сумеют остановиться и не нажать на кнопку и что в данном случае именно наличие ядерного оружия скорее выступает фактором сдерживания, а не фактором угрозы). А вот ужас перед техногенной катастрофой почему-то меня прошиб (авария на Фукусиме добавила). Мне даже кошмары в снах почти всегда снятся именно про техногенную катастрофу. И вот с таким анамнезом я на основе многих отзывов все-таки решилась посмотреть - и не пожалела. У меня было тяжелое душевное состояние в последние недели - и как ни странно, настолько тяжелый фильм сумел выдернуть меня (по крайней мере на какое-то время) из депрессняка. Потому что это фильм в первую очередь не о ядерном реакторе, а о человеке, о вере в человека. О любви, о гражданском мужестве и преодолении. Что меня поразило - это то, что фильм, неприглядно показывая позднесоветскую бюрократическую систему (и очень, очень точные интонации - не концлагерь за колючей проволокой, не тюрьма народов - а мир тотальной лжи и бюрократического глянца) - и вот на фоне этой системы рядовые советские люди (и не только рядовые, но отчасти и "люди системы" - ведь главные герои, Легасов и Щербина - это именно люди системы) показаны с удивительной любовью и симпатией. Здесь я могу только процитировать пост Olga Mareicheva потому что лучше, чем она, я не скажу:
"Это первое кино (я имею в виду и фильмы и сериалы) за много-много лет, в котором советские люди показаны с любовью.
Заметьте - я не сказала "иностранное кино". Отечественного тоже касается.
Под советскими людьми я имею в виду не "особых героических людей", у которых вместа сердца пламенный мотор, а просто тех, кто жил в советское время на советской территории. Кинематограф их не любит. Отдельные семьи, или отдельные герои, могут быть хороши, но в целом население СССР будут либо жалеть (несчастные зазомбированные рабы!), либо им будут пугать (жестокие орки!), либо ему предложат поклоняться, как сверхсуществам (богатыри, не мы... умели войну выиграть и бачок починить! Такую страну про... играли!) Особо одаренные снимают про сверхчеловеков, а на выходе получается орк-ублюдок (см. "Временные трудности").
В "Чернобыле" советские люди прекрасны. Не орки и не эльфы - люди. Есть среди них карьеристы и злодеи, но большинство - хорошие и честные. Не плакатные герои, или покорное стадо, которое гонят на убой. Люди. Они идут на смерть не потому, что в голове играет гимн, или потому что в спину стреляет кгбист, а потому что больше некому лезть в этот радиоактивный ад, а если этого не сделать, погибнут миллионы. На попытку манипуляции отвечают "нет", на честный разговор - честностью".
Вот это мне показалось очень важным: люди здесь не диссиденты, не борцы с системой. Но они действуют по приказу или вопреки системе нарушают приказы прежде всего потому, что они - люди. И принимают решения по собственному выбору и собственной совести. И им очень страшно, но - так надо.
Интересная получилась перекличка с документальным фильмом Дудя про Колыму, которая "родина нашего страха". Вот у Дудя, как я уже писала, не получилось передать истоки страха тоталитарного общества. В "Чернобыле" заявленным лейтмотивом стал не страх, а ложь. "Какова цена лжи?" - задают вопрос главные герои в начале и в конце фильма. И один из ответов, который читается между строк: цена преодоления лжи - освобождение человека. Ложь убивает - и при этом весь фильм пронизан благодарностью людям, которые в мире лжи были свободны настолько, чтобы спасти мир от возможной катастрофы гораздо большего масштаба. У создателей фильма получился удивительный рассказ про долг, совесть и правду.
По поводу технических и исторических несоответствий. Я не физик, не энергетик, говорят, что специалисты высмеяли большое количество технических несоответствий в фильме. Может быть. Не берусь судить о технических реалиях. Зато что могу сказать - в фильме очень точно (на удивление точно для зарубежного кино) воссоздан быт и атмосфера позднего СССР. Опять-таки без ужасов, без плакатного кича, без чернухи. Да, некоторое количество клюквы есть (сцена с голыми шахтерами - это явный перебор). Но в общем объеме пяти серий ее прямо на удивление мало.
Потрясающая художественная и операторская работа. Опять-таки при таком мрачном сюжете авторам удалось не скатиться в избыточный кровавый натурализм (ну, пожалуй, некоторые кадры в больнице и кадры с расстрелом животных - на мой вкус, перебор - но надо сказать, что по меркам современного кинематографа это прямо-таки на редкость целомудренное кино. И кровищи с кишками здесь почти нет).
И замечательная актерская игра. Вот эти двое в главных ролях, Легасов и Щербина - просто блестяще. Ученая дама понравилась меньше. В эпизодах тоже в основном хорошо играют. Пожалуй, единственный актер, который категорически не понравился - это Горбачев. И внешне не похож (несмотря на добросовестно нарисованное на голове пятно), и в целом образ как-то не получился. Возможно, более правильным было бы просто оставить Горбачева за кадром.
В целом фильм настолько хорош и цельный, что даже желания выискивать блох и придираться к отдельным несоответствиям не возникает. В данном случае целостность художественного высказывания важнее.
(Ну и отдельно надо отметить, что сам по себе фильм пробудил такой интерес к теме, что многие в окрестностях полезли читать в сети мемуары Дятлова и Легасова - и это тоже, надо сказать, отличный результат для фильма на околоисторическую тему. ПЛОХОЙ фильм не вызвал бы интереса)
Английский лорд тебе товарищ

Посмотрела вчера фильм "Дюнкерк".

в очередной раз убедилась, что современное кино редко снимают для меня :)
Во-первых я не поняла, такие странные неестественные краски и графика - это специальная фишка или это оттого, что я не нашла видео с хорошим качеством? (я фильмы смотрю онлайн, без скачивания).
Во-вторых, я не уловила судьбы половины героев. В частности, французский парнишка выжил или нет? А что там за летчик и при чем тут он вообще?
В-третьих, мораль фильма можно понять так: явно виден контраст между английскими солдатами, которые впали в панику и стремятся исключительно выжить любой ценой - и героическими английскими обывателями, которые мужественно выполняют свой гражданский долг, невзирая ни на какие опасности. Я, конечно, всегда за то, чтобы воспеть "подвиг безоружного" и прочее гражданское сопротивление (мне это вообще ближе, чем воинский героизм). Но подозреваю, что фишка была не в этом, и режиссеры этого не закладывали.
Английский лорд тебе товарищ

Пятничный опрос про кино...

Опять накидайте, плиз, идей, какое кино посмотреть в выходные. Граничные условия:

- смотрю польское и французское кино в оригинале
- исключаются боевики, мелодрамы, фэнтези, "костюмное кино".
- приветствуется нормальный реализм, актуальная социальная проблематика.
- люблю про Вторую мировую войну - но, кажется, уже исчерпала этот источник

есть идеи, чего еще посмотреть?
Английский лорд тебе товарищ

Про старое доброе кино...

тут к слову в разговоре вспомнила один из своих любимых старых фильмов - "Закон есть закон", франко-итальянский фильм 1950-х годов в стиле неореализма или около того.
И немедленно пересмотрела (я его раз в несколько лет пересматриваю).
Крошечный городок в Альпах поделен государственной границей: половина находится во Франции, другая половина - в Италии. Более того, граница проходит прямо по городскому трактиру, поделив трактирные помещение на два разных государства. Главный герой, Фердинанд Пасторелли, всю жизнь считал себя честным французом - у него французское гражданство, он воевал за Францию в годы войны, и он много лет служит на французской таможне и ловит контрабандистов. И вдруг самая малость перечеркивает человеку всю жизнь: в случайном разговоре выясняется, что бедолага 44 года назад родился в трактире на кухне. На кухне! А кухня, представьте себе, находится в Италии. Последовавшая за этим фантасмагорическая бюрократическая разборка в одночасье лишает бедолагу всего: дома, родины, работы, жены, детей, доброго имени...
Жанр фильма, наверное, правильно определить, как трагикомедию. Начавшись, как комический поединок между честным французским таможенником Пасторелли и обаятельным итальянским контрабандистом Джузеппе, он поднимается до высот трагического обобщения, заклеймив ломающие жизнь простых людей непонятно кем и как проведенные границы, нелепые бессмысленные законы, бесчеловечность бюрократической системы. Фильм невероятно смешной, удивительно грустный, пронзительно человечный. И неожиданно в наши дни - исключительно актуальный.
Ну и бесподобный французский комический актер Фернандель в главной роли.
Английский лорд тебе товарищ

Поймала себя внезапно на мысли о том, что я очень плохо себе представляю...

... организацию быта и повседневной жизни во время войны на оккупированных территориях СССР. А они же еще и все разные - ну вот при Литву что-то читала и Индрая рассказывала, про Западную Украину - Львов и окрестности - тоже немного почитала. А вот те территории СССР, которые именно довоенные территории СССР - восточная Белоруссия с Минском, оккупированные районы РСФСР и другие? Совсем плохо представляю. Как функционировали предприятия, магазины, школы, больницы, развлекательные заведения (театры, кино)? Что было открыто, что закрыто, как и где люди работали, что и как могли купить? Что было запрещено, а что разрешено?
Вот я про Польшу и про Францию знаю в этом смысле гораздо больше - потому что много читаю и смотрю и целенаправленно обращаю внимание на такие детали. А здесь, такое ощущение, что у нас никогда на этом не акцентировали внимание (настоящий советский человек должен быть в партизанах, а не где-нибудь еще?) и даже в фильмах что-то совсем не припомню, чтобы можно было наблюдать просто повседневную жизнь оккупированного города (если действие происходит на оккупированной территории, то это почти наверняка партизанский отряд и в лучшем случае какая-то деревня, в которой периодически прячут партизан)
Может где-то что-то в последнее время появилось, я конечно специально никогда за этим не следила, а тут вот задумалась. Вы знаете какие-то исследования, мемуары, изданные в последние годы, где мы можно было об этом подробнее узнать? А может какие-то художественные произведения?
Английский лорд тебе товарищ

Третий фильм, который не влез в предыдущий пост. "Женское дело".

 Фильм "Женское дело", 1988 год. Вот этот фильм:

https://www.kinopoisk.ru/film/61915/

И тоже довольно неожиданный поворот военной темы. Строго говоря, в этом фильме нет не только войны, но и оккупации как таковой. Точнее, оккупация есть - но она за кадром. На первый взгляд, фильм рассказывает просто о частной истории обычной женщины (фильм основан на реальной биографии).

1941 год. Некая Мари Лятур, малообразованная француженка, ютится с двумя детьми в убогих трущобах, пока муж ее находится в немецком плену. Женщине с большим трудом удается прокормить детей. В первый раз она практически случайно узнает о том, что ее приятельница беременна и хочет избавиться от нежеланного ребенка. Мари помогает подружке сделать подпольный аборт с помощью мыльной воды, операция прошла успешно, Мари неожиданно для себя получает подарки и вознаграждение. Вскоре практичная женщина соображает, что на подпольных абортах (поскольку законодательно все аборты правительством Петэна запрещены - в стране культивируются "семейные ценности" и "высокая мораль") можно неплохо заработать. Клиенток ей поставляет поначалу знакомая проститутка, которой Мари сдает комнату. Тем временем муж Мари возвращается из плена - но женщина не любит его и воспринимает только как обузу и помеху для внезапно открывшегося перед ней успешного "бизнеса". Постепенно Мари начинает зарабатывать большие деньги - она переезжает из трущоб в хорошую квартиру, начинает хорошо одеваться, ходить в дорогую парикмахерскую, в доме появляются дефицитные продукты. Наконец, она заводит молодого любовника - который, как можно судить по намекам, сотрудничает с немцами; а чтобы муж от нее отвязался, приплачивает служанке специально за то, что та будет спать с ее мужем. Наконец, у Мари есть мечта - у нее хороший голос и она планирует стать певицей, поэтому на заработанные деньги начинает брать частные уроки пения. Кажется, что дела Мари постоянно идут в гору. Она практична и не сентиментальна. При этом она отнюдь не чудовище. Нежная с детьми - она абсолютно бессердечна с мужем, равнодушна к проблемам своих клиенток, но при этом искренне, кажется, переживает за подругу-еврейку, депортированную в концлагерь. Она без лишних сантиментов с помощью любовника "трудоустраивает" мужа полицейским соглядатаем в доки - "ну будешь смотреть там за порядком, там же полно коммунистов - а то сидишь дома без дела". Малограмотная и простодушная (чем-то она напоминает Люсьена Лакомба из предыдущего фильма), она не верит ни в Бога, ни в черта, ни в Петэна и его идеологию - только в деньги. Все внезапно меняется для Мари после того, как одна из ее клиенток умирает, а оскорбленный отвергнутый муж пишет на жену анонимный донос. Вчерашняя "богиня аборта" оказывается в тюрьме - и не среди политических, а среди уголовниц, которые издеваются над ней; потерянная Мари совершенно искренне не может понять, чего же такого дурного она совершила - ну да, она, конечно, нарушала закон, но ведь женщины ей платили, а что еще им оставалось делать? Растерянную, дезориентированную Мари везут в Париж на показательный процесс, поскольку ее дело объявлено "делом государственной важности"; правительство Петэна борется за "общественную нравственность" и поэтому желает подать пример обществу, покарав страшную преступницу. Проезжая через город, наивная женщина интересуется, почему же из окна не видно Эйфелевой башни, и просит своего адвоката купить открытку с Эйфелевой башней и послать ее детям, "а то они никогда не были в Париже и не видели башню". Мари никак не может понять, почему же она государственная преступница, "а мне сказали, что под государственный трибунал отдают только коммунистов?" - и едва осознает, когда суд приговаривает ее к гильотине.

И этот фильм тоже производит очень неоднозначное впечатление. Главная героиня симпатии не вызывает - черствая, расчетливая, наживающаяся на чужих бедах, вычеркнувшая из своей жизни ненужного невыгодного мужа. Но еще меньше симпатии вызывает государство, которое лицемерно приговаривает к казни женщину, которая делала аборты. "Вы убивали детей, а в нашей стране дети - это вопрос государственной важности" - так или примерно так говорит прокурор на суде. На что адвокат героини с горечью бросает: "Государство, которое позволило убить тысячи живых еврейских детей, осуждает женщину за убийство двадцати нерожденных младенцев?!" Где же правда, где же справедливость? И почему же женщины вынуждены обращаться за столь интимной помощью к малограмотной бабе, а не к квалифицированному врачу?

В общем... получился такой очень едкий фильм про духовные скрепки. Которые калечат в первую очередь женщину, как наиболее уязвимую. Здесь все - жертвы, и Мари Лятур, и ее клиентки, и убитые младенцы.

Отличная режиссура и прекрасная актриса в главной роли. Стоит посмотреть.
Английский лорд тебе товарищ

Ну и еще три фильма...

 (уже заканчиваю, мне слегка надоело французское военное кино - но вот эти фильма оказались интересными).

Три очень разных и по-разному сильных фильма, показывающих войну и оккупацию с довольно неожиданных сторон. И все три фильма очень... неоднозначные, если можно так сказать.

"Люсьен Лакомб" 1973 год. Вот этот фильм: https://www.kinopoisk.ru/film/7743/
Режиссер Луи Маль - тот же режиссер, который снял очень впечатливший меня военный фильм "До свидания, дети". А это его более ранняя работа, и как можно узнать из интернета, фильм вызвал бурю протестов и дискуссий во Франции  - за то, как в нем показана оккупация и коллаборационизм (во Франции тоже есть духовные скрепки, ага).
1944 год. Деревенский подросток Люсьен Лакомб (ему около 17 лет) работает уборщиком в больнице и скучает, ему хочется какой-то другой жизни. В начале действия это естественное дитя природы - он легко стреляет в животных, убивая зайцев в траве совершенно непринужденно, без каких-либо угрызений совести, и так же естественно кажется, что у этого юноши вообще нет какой-либо морали, сформированной современной цивилизацией. В родном доме, в родной деревне ему не находится места - мать живет с сожителем, который не рад видеть Люсьена, сводный брат подался в партизаны. Люсьен тоже собирается в партизаны, но школьный учитель, руководитель местной группы Сопротивления, не хочет его брать - ссылаясь на то, что Люсьен слишком молод, и что "маки - это не забава". Случайность приводит Люсьена в полицейский участок, где он так же случайно и непринужденно выдает учителя, которого тут же арестовывают и на глазах Люсьена пытают. Юноша, кажется, не очень хорошо понимает, что он натворил, когда его спрашивают, не хочет ли он служить в гестапо и ловить партизан - он соглашается так же легко и непринужденно. Ну не попал в партизаны, попал в гестапо, какая разница-то? Кажется, что даже и для сотрудников полиции и гестапо этот деревенский малограмотный юноша - какая-то своего рода игрушка, забава. Его кормят, поят, его ласкают актрисы, с ним забавляются, его одевают за чужой счет у самого лучшего в городе портного (скрывающегося от преследований старого еврея, на нелегальное проживание которого полиция закрывает глаза именно по причине его швейных талантов). За пару месяцев Люсьен, который теперь ,с удостоверением сотрудника гестапо, ощущает себя хозяином жизни, которому все позволено - превращается в настоящее чудовище. При этом его чудовищность - она тоже... она такая безмерно наивная и естественная, это чудовищность бездумного животного, а не цивилизованного человека. Кажется, что сам Люсьен живет исключительно инстинктами, у него нет ничего похожего не только на человеческую совесть, но и на человеческий страх. Влюбившись в дочку еврейского портного, он без тени сомнения приходит жить в дом к портному, он притаскивает к ним в дом ящик шампанского, при этом он одновременно наслаждается своей ролью хозяина и при этом совершенно не понимает, как к нему на самом деле в этом доме относятся. И действительно, все смешалось в доме Облонских. Он вроде бы одновременно искренне влюблен во Франс (так зовут эту молоденькую еврейку - и ее имя, Франс, то есть Франция, становится в фильме символическим) и в то же время наслаждается тем, что покупает ее тело - за гарантии безопасности для ее семьи, за дефицитные продукты, которые он приносит в дом, и вообще за то, что он молодой и красивый самец, перед которым девушка не может устоять. И сама Франс, видимо, не может разобраться в своих чувствах к юноше - тут и страх, и ненависть, и брезгливость, и определенная благодарность, и надежда на то, что он поможет семье спастись бегством в Испанию, и тоска по другой, свободной жизни - в которой не нужно бояться и сидеть целыми днями взаперти в замкнутом помещении, а вот можно пойти с красивым ухажером на танцевальный вечер - и не важно, что этот танцевальный вечер в гестапо. И наконец просто молодое эротическое влечение. Еще сложнее отношение старого портного к юноше, как внезапно и нагло втогнувшемуся в их жизнь: он и презирает юнца, и жалеет его, и пытается найти в нем что-то человеческое, пробудить в нем совесть, эмоции, вернуть его в поле нормальной этики. В фильме прекрасные актеры, и вся эта сложная гамма человеческих чувств отца и дочери на фоне абсолютной животной имморальности Люсьена производит очень сильное впечатление. Финал фильма столь же неожиданный, как и все это завораживающее действие. Гестапо арестовали старого портного; вслед за тем наступает очередь Франс и живущей с ними престарелой бабушки (матери портного). Немец велит девушке и старухе собираться, Люсьен равнодушно наблюдает за депортацией своей любовницы и роется в ее вещах. Внезапно он находит в чемодане дорогие часы, которые сам еще недавно подарил портному (и кажется что эти часы тоже были сняты у кого-то из арестованных или депортированных). Люсьен пытается спрятать часы и забрать себе, но немец замечает его действия и требует вернуть часы. "У нас в великой Германии нет воров", - с усмешкой замечает немец, - и когда Люсьен, поколебавшись, отдает немцу часы, гестаповец прячет часы в свой карман. Кажется, в этот момент в Люсьене внезапно происходит какой-то душевный переворот (отчего бы? он разочаровался в своей службе в гестапо?). Когда немец выводит Франс и бабушку, Люсьен внезапно стреляет ему в спину, хватает свою любовницу и бежит с ней - а поскольку Франс отказывается бежать без бабушки, то сажает с собой и старуху. На машине гестапо Люсьен увозит женщин далеко в лес, привозит их в какую-то разрушенную деревню (похоже, разрушенный партизанский лагерь) - и там, в лесу, внезапно оживает, превращается в человека - который смеется, радуется свободе с любимой девушкой, который легко охотится и в состоянии прокормить всех троих здесь, вдали от всякой цивилизации, и кажется, что они здесь втроем внезапно счастливы, даже старая полусумасшедшая бабушка впервые признает Люсьена (до этого она с ним отказывалась разговаривать) и улыбается ему счастливой полубезумной улыбкой... вот на этой сцене буйства радости нас застают финальные титры фильма "Люсьен Лакомб был арестован осенью 1944 года и расстрелян за соучастие в нацистских преступлениях". (что стало со спасенной Франс и ее бабушкой - остается за кадром, но хочется верить, что до освобождения осталось уже немного, и они уцелеют).
Очень необычный фильм, показывающий проблему коллаборационизма с нестандартной стороны. Кто такой Люсьен Лакомб - чудовище? Случайная жертва обстоятельств? Что стало бы с ним, если бы он оказался в партизанах? Был ли он сам по себе такой, или таким его сделали несколько месяцев службы в гестапо? И что такое его последнее бегство с Франс - внезапно проснувшаяся совесть или всего лишь инстинктивная животная защита своей самки? Насколько вообще в человеке тонок слой человеческого, социального? Режиссер явно не намерен давать какие-либо определенные ответы на эти вопрос, предоставляя зрителям думать самостоятельно. Прекрасная режиссура, прекрасные актеры.

"Молчание моря" 2004. Вот этот фильм https://my-hit.org/film/11787/
Вольная экранизация одноименной повести Д.Веркора, написанной еще в годы войны. Сама повесть (я ее читала) очень лаконична: в дом, где на побережье маленького французского города живет пожилой француз и его племянница (в фильме вместо племянницы - внучка) подселяют немецкого офицера. Старик и девушка возмущены произволом оккупантов и протестуют единственным им доступным способом - молчанием. На протяжении многих месяцев они не говорят со своим непрошеным гостем ни единого слова, попросту игнорируют его - хотя немец, человек приличный, культурный и образованный, не прочь излить душу перед хозяевами. Он рассказывает им о том, как он любит Францию, преклоняется перед французской культурой, как он надеется на то, что когда-нибудь все народы Европы будут жить в мире и каждый найдет свое достойное место, что он лично, конечно, не виноват в войне и считает, что даже если Германия выиграла, то все-таки немцы не вправе унижать покоренные народы. Он на всем протяжении действия ведет себя предельно вежливо и корректно, появляется в гостиной со словами "доброе утро", уходя неизменно произносит "желаю вам спокойной ночи", он любитель французской литературы и немецкой классической музыки. Он чуть старомоден (хотя и молод), офицер старой, догитлеровской закваски, не зараженный нацистской идеологией - но и он, по-видимому, наивно не понимает или делает вид, что не понимает того, что и он тоже винтик дьявольского механизма. Он, кажется, даже не обижен тем, что старик и девушка с ним не разговаривают - он искренне пытается преодолеть пролегшую между ними преграду. Может быть потому, что ему тоже тоскливо и одиноко в чужой стране. Или потому, что он ощущает свою вину и пытается ее как-то если не загладить, то объяснить. Но, честно говоря, от его многословных непрошеных объяснений становится словно еще хуже. Он как будто ищет и ждет сочувствия и понимания со стороны этой французской семьи - и тем самым невольно пытается переложить на них часть своей вины и ответственности (вот что мне это напомнило внезапно... примерно так выглядят современные российские "либералы", которые ищут в сети публичного сочувствия от украинцев - "ну я же против Путина! Ну почему же вы все-таки меня не любите?!").
... А между тем, благодаря или вопреки этим разговорам, между разговорчивым немцем и молчащей девушкой зарождается подобие чувства. Чувства искреннего, но невозможного в этих обстоятельствах. В книге существуют только старик, немец и девушка. В фильме наверчено больше: в молодую Жанну безответно влюблен ее кузен-француз, подруга Жанны и ее муж участвуют в Сопротивлении - и когда их арестовали, Жанна берет на воспитание их сына; сама Жанна пытается тоже найти какие-то связи и выйти на Сопротивление - но ей до поры до времени не доверяют. И все это на фоне молчаливой любви Жанны и немецкого офицера, которая захватывает обоих против их воли, и которой до конца оба не поддаются. Только жесты, только взгляды, только невозможность поверить в то, что они друг для друга действительно что-то значат. В конце сюжета немца отправляют на Восточный фронт, он уезжает со словами "все кончено, я думал, что можно что-то изменить - но ничего изменить нельзя". Кажется, он не верит в то, что оттуда вернется живым - и возможно, сам ищет смерти, которая для него будет означать выход из круга обстоятельств, над которыми он не властен. Единственное слово, которое наконец-то говорит ему Жанна при отъезде: "Прощайте". И - молчание.
Книга на этом заканчивается, а в фильме в последней сцене уже после отъезда немца мы видим Жанну, которая все-таки присоединилась к Сопротивлению и участвует в конспиративной деятельности.
Что тут скажешь? Люди - как реки. Правы ли герои в том, что не дали волю своему чувству? Возможна ли настоящая любовь по разные стороны баррикад? От всего фильма какое-то общее ощущение светлой печали - и одновременно внутренней правильности. Любое другое развитие событий было бы нечестной игрой в поддавки.

(сейчас третий фильм в следующем посте).
Английский лорд тебе товарищ

Еще три фильма...

 (у меня еще штук пять на очереди)

"Мать Мария" https://www.kinopoisk.ru/film/46561/ о судьбе монахини Марии Скобцовой (Елизаветы Кузьминой-Караваевой). Интересен только тем, что это советский фильм (снят в начале 1980-х годов), а монахиня и белоэмигрантка в качестве героини советского кино - явление слегка нестандартное. Интересно то, что как я уже упоминала, именно после войны и активного участия эмиграции во французском Сопротивлении часть белой эмиграции была частично "реабилитирована" в глазах советской власти. Но это прямо отдельная интересная тема. При этом фильм такой... напирает на русский патриотизм героини и на то, что она борется с немцами потому, что они напали на ее родину - в противовес другой части эмиграции, которая вступает в ряды немецкой армии, чтобы бороться с безбожными большевиками. О том, что немцы сами по себе плохи - как-то речь даже и не идет. И отдельно прекрасно то, что в фильме Мария Скобцова спасает исключительно беглых советских военнопленных, а о спасении каких-то там евреев речь не идет и даже не упоминается. А так, в общем, ничего, историческая канва плюс-минус соблюдена.

"Штиль" https://my-hit.org/film/22994/
Осенью 1941 года в оккупированной Франции активизируется движение Сопротивления. Группа коммунистов-подпольщиков убила немецкого офицера - в ответ немцы распоряжаются начать расстрелы заложников, за одного убитого немца - 150 человек. Заложников отбирают из числа уже ранее арестованных и содержащихся в местном лагере для интернированных лиц, в основном местных коммунистов и других неблагонадежных. При этом в число отобранных для расстрела попадают и врач, и старый рабочий-активист, и влюбленный подросток-школьник, и парень, у которого на руках имеется предписание об освобождении. Фильм про "проблему вагонетки" на всех уровнях: разборки внутри группы коммунистов, совершивших теракт ("я так не могу, чтобы из-за меня расстреливали столько товарищей! Я пойду и сам сдамся, пусть их отпустят!" - "ты не имеешь права, мы должны продолжать борьбу"); разборки внутри французской полиции и между гестапо и французской полицией ("вы составите список" - "нет, почему мы, вам надо - вы составляйте", "а можно вот этих троих из списка убрать?" - "Можно, но тогда допишите в список трех других"); разборки внутри обреченных ("я не позволю себя вести на бойню, я совершу побег!" - "вот ты сбежишь, а в обмен расстреляют еще больше народа") и так далее.
Неплохой добротный фильм на твердую четверку - но, пожалуй, не больше. Опять-таки фильм основан на реальных событиях, о которых я плюс-минус читала, и реальная документальная первооснова цепляет больше, чем кино.

"Через Париж" https://www.kinopoisk.ru/film/96148/ черно-белая социальная комедия 1950-х годов в стиле неореализма. В оккупированном Париже безработный шофер Мартен зарабатывает на жизнь, доставляя продукты на черном рынке. Получив в качестве задания отнести заказчику свиную тушу, он берет себе в помощники случайно встреченного в кафе странного человека - который по факту оказался богатым художником, не нуждающимся в деньгах, но любящим риск и новые ощущения. Всю ночь эта парочка приключается - пока, наконец, бедолага Мартен не оказывается в числе заложников, арестованных за убийство немецкого офицера.
Отличные актеры (Жан Габен, Луи де Фюнес и др.) и местами довольно едкая социальная сатира на нравы оккупированной Франции. Очень смеялась, но серьезных глобальных выводов не сделала.




Английский лорд тебе товарищ

Васенин - человек, фильм и рецензия...

 Этот современный российский документальный фильм снят совсем недавно, екатеринбургским молодым кинодокументалистом. Деньги на фильм собирали в результате краудфандинга (вот Википедия пишет, что проект "Васенин" стал одним из наиболее успешных краудфандинговых проектов в российском кинематографе).
 
Суть фильма: история жизни уральского жителя Николая Максимовича Васенина, ветерана войны, лейтенанта, участника французского Сопротивления. Во время съемок фильма Васенин - древний старичок за 90 лет, и вскоре после выхода фильма скончался. Биография героя одновременно и типичная, и удивительная - сначала советско-финская война, затем Великая отечественная война, плен, два года немецких лагерей для военнопленных побег. Попал к французским крестьянам, а затем во французский партизанский отряд. Во Франции полюбил местную девушку - дочку командира партизанского отряда. Отец не разрешил дочери выходить замуж за "босяка" и после войны Васенин вернулся на родину в СССР. Где оказался в лагерях за измену родине и был освобожден из мест ссылки только в 1960 году.

И вот дальше удивительная вещь: съемочная группа не только разыскала этого ветерана, но и помогла ему найти тех людей, у которых он жил когда-то во Франции. И организовала девяностолетнему старику поездку по местам былой боевой славы. Пишут, что дед сначала плохо шел на контакт, но потом расчувствовался и захотел поехать, и там его принимал, в числе прочих, сын той самой женщины, которую он когда-то любил (сама она умерла недавно, и Николай Максимович уже не застал свою возлюбленную в живых). Причем этот сын - неизвестно, чей сын. Официально он сын какого-то другого французского партизана, а неофициально - "кто знает, молодые мы были" - со вздохом комментирует сам Васенин в кадре. Но понятно, что этот сын теперь уже тоже немолодой человек. И вот там в кадре очень трогательная встреча, уже немолодые люди из маленького городка, которые кидаются на шею к древнему старику со слезами "а вы меня не помните, вы же у нас в доме тоже прятались!", "а помните, вы со мной играли, я девочкой была" и вот это все, и сам Васенин идет на могилу к своей Жанне и приносит ей цветы - огромный букет роз.

Сам фильм... в общем, там, где сам старик в кадре и рассказывает, и те сцены, где его встречают во Франции - это все производит впечатление. Там, где режиссер разбавил документальное повествование "художественными кадрами" - там как-то не очень получилось. В целом фильм, конечно, добрый и симпатичный, без избыточного пафоса. О людях, о любви, о вечности.
 
А вот такая ультра-патриотическая рецензия нашлась в сети на этот фильм. Обычно я стараюсь не давать ссылки на всякий маразм, но тут не могу удержаться. Читайте и любуйтесь, не поленитесь прочесть целиком!
 
Избранные выдержки (беседа с якобы историком):
 
"Арсен Мартиросян: Да какое сопротивление?! О каких партизанах вы говорите?
Во Франции вообще никакого сопротивления не было. Два-три поезда пустили под откос и вопят теперь на весь мир, что они якобы – сопротивление! Никакого такого нормального сопротивления не было во Франции. Франция, как хорошая проститутка, легла под Гитлера – и все. И ничего они не делали, чтобы по-настоящему сопротивляться. Более того, они прекрасно сражались на стороне Гитлера – знаменитая дивизия СС "Шарлемаль".
Какое сопротивление? Это какая-то пара десятков тысяч человек бегала по горам с автоматами, и все. И в основном инициировал их хоть какое-то сопротивление комитет "Свободная Франция" во главе с Шарлем де Голлем, который сидел в Лондоне - естественно, работали под дудку английской разведки. А никакого такого всенародного сопротивления, как у нас на территории Белоруссии или Украины, у них не было. И говорить о французском резистансе – мягко говоря, неуместно".
 
Другой пассаж:
"На эмоции таким фильмом очень легко воздействовать, но ведь офицер-то что сделал? Вместо того, чтобы попытаться вернуться на фронт, в СССР,  он, видите ли, женился.
Ну, думайте сами. В то время, когда его же товарищи умирают в лютых боях на горящей земле Родины, он женится на француженке.
Вопрос: Ну наш герой все-таки не женился. Ему французская Жанна отказала.
Арсен Мартиросян: Ну вот. Я понимаю – любовь, я такой же человек, с такими же чувствами, с такими же эмоциями, но есть еще и высшая эмоция, высшая любовь – это Родина. Она один раз дается. Живой или мертвый, ты должен ее защищать при любых обстоятельствах и сделать все необходимое, чтобы вернуться на Родину и встать в ряды ее защитников. Вот, что должны делать  солдаты".
 
И вот понимаете... я понимаю, что обобщать нехорошо. Но вот это очень наглядно демонстрирует, почему я не люблю наших нынешних "патриотов". Разумеется, не все такое пишут и не все это разделяют. Но шанс натолкнуться на высокопатриотические экзерсисы в таком вот стиле - мягко говоря, повышенный. И с такого рода комментами я сталкиваюсь регулярно в том числе и в своем журнале, регулярно находятся деятели, которые с этим приходят.
 
(Интересно, что нынешние патриоты в своем рвении переплюнули, кажется, даже старую советскую историографию: в советское время (в послесталинское, во всяком случае) отнюдь не считалось позорным писать о том, что советские люди участвовали в зарубежном Сопротивлении, вон у меня в Историчке лежит на очереди на прочтение целых три или четыре сборничка таких мемуаров "Против общего врага" и подобные, под это дело даже часть русской белоэмиграции "реабилитировали" и писали об их героическом участии - в общем, нынешний тренд - это какой-то совсем позорный тренд)
 
(Да, фильм легко ищется в сети, желающие могут посмотреть)