Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Девятнадцатый век

Мой девятнадцатый век (не-имперская история России). Архив всех исторических записей этого журнала

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Английский лорд тебе товарищ

Судьба Гданьской судоверфи...

мне в одном из комментов задали вопрос - а как сейчас поживает знаменитая Гданьская судоверфь?

(С прозвучавшим злорадным подтекстом - закрыли, дескать, проклятые капиталисты судоверфь, выкинули всех рабочих на улицу - за что боролись, на то и напоролись).

Это не совсем так. Я, разумеется, этот вопрос также задавала и в сети информацию немного посмотрела. Судоверфь работает. Действительно, в 90-е годы во время экономическим реформ бывшее государственное предприятие оказалось нерентабельным. Судоверфь длительное время пытались сохранить, активисты "Солидарности" (продолжающей действовать уже в новых условиях) боролись за сохранение верфи именно как символа, важного для рабочих и в целом сыгравшего такую роль в переменах в стране. Однако в конечном итоге предприятие было продано и акционировано. Довольно смешно с нынешними владельцами этого предприятия. Как мне рассказали, верфь пытался купить Абрамович, но ему не хватило денег! (это была версия гида - хотя я не знаю, как оно на самом деле было дело, может быть ему не хватило не денег, а просто не очень хотелось) :) В итоге контрольный пакет акций верфи был выкуплен... украинскими олигархами :) (кто конкретно - видела инфу в сети, но не запомнила, так как все равно этих людей не знаю, может быть украинцы расскажут больше). В общем, сейчас украинским бизнесменам принадлежит что-то около 70% или 80% акций.

Однако предприятие работает. Количество рабочих сократилось что-то в пять или в шесть раз. Выпуск кораблей тоже упал в разы. По стандартам Евросоюза предприятие в качестве судостроительного оказалось неконкурентноспособным. Однако сейчас на верфи выпускают яхты - спортивные, прогулочные и всякие прочие. Для олигархов же :)

Периодически на верфи происходят забастовки с требованием улучшения условий труда, возвращения уволенных и проч. - "Солидарность" бдит и не дает властям слишком уж расслабляться и почивать на лаврах.
(Вообще я давно обещала Ольге Мареичевой написать пост про современную польскую политику - так как их линии "идеологических разломов" местами проходят в непривычных для нас местах - ну, когда-нибудь соберусь).

Тут может быть любопытно то, что когда начиналась история "Солидарности", то вовсе не предполагались именно такие перемены, которые в конечном итоге произошли. Первоначальные лозунги движения были скорее социалистическими, "за социализм с человеческим лицом" (также, как во время Пражской весны, да и во время советской "перестройки"). Когда ходишь по музею и читаешь разные документы эпохи, то местами с высоты сегодняшних дней поражают наивные требования рабочих. Например, "закрытие коммерческих магазинов" (в Польше же, в отличие от СССР, не был полностью запрещен частный бизнес, малый бизнес существовал почти все время - и как мне сказали, в значительной степени именно наличие малого бизнеса позволило стране быстро подняться в пост-советскую эпоху; но при этом вот в те времена многим казалось несправедливым существование частных магазинов, в которых были продукты, но цены были гораздо выше государственных). Или "лучшее снабжение". Сегодня это вызывает смешанные чувства - вот ведь, люди искренне и героически боролись, а лозунги местами нелепые и наивные.

Но при этом я не почувствовала в городе депрессивных настроений и разочарования от перемен. Как мне сказали, мнение о текущей ситуации у людей может быть разным, но обратно в коммунизм никто не хочет. Конечно, я не разговаривала с самими работниками судоверфи, а было бы любопытно с ними непосредственно поговорить и узнать именно их взгляд на ситуацию. Вдруг я еще когда-нибудь это исправлю :)
Безработица в городе есть - мне назвали цифру около 8%. Это довольно много, но значительно меньше, чем в некоторых странах Южной Европы, например. Причем утверждают, что многие "официально безработные" подрабатывают вчерную (не знаю, но думаю, что явление есть - рискну предположить, что и мой милейший гид вряд ли заплатил налоги с тех денег, которые я дала ему наличными по договоренности). В целом город произвел впечатление благополучного.

Вообще Польша и Чехия произвели на меня впечатление достаточно благополучных и хорошо развивающихся стран, в некоторых аспектах даже более благополучных, чем страны традиционной Западной Европы. И если Чехия изначально все-таки имела лучший стартовый капитал, то поляки вытянули страну из реальной глубокой ямы.
Но, конечно, все не так просто и однозначно. Как я говорю всегда, история имеет больше двух измерений.
Девятнадцатый век

Да, и поскольку я долго определялась с ролью на "Петровский завод"...

и все-таки, надо полагать, определилась.
Поскольку эту историю, вероятно, тоже не все знают - я пока очень кратко объясняю, кого собираюсь играть и почему меня еще давно зацепила именно эта история. Потом буду писать подробнее и выкладывать разные материалы.

Константин Петрович Торсон. Морской офицер. Наполовину швед, наполовину голландец, выпускник Морского кадетского корпуса. Участник русско-шведской войны (впервые принял участие в морском сражении в возрасте 14 лет), войны 1812 года и заграничных походов, ранен, один из немногих морских офицеров, имеющих награды за 1812 год. Собственно, через несколько лет после войны наступил звездный час Торсона - он был принят участником знаменитой Антарктической экспедиции, под командованием Беллинсгаузена на шлюпе "Восток" совершил кругосветное плавание. После экспедиции служил в Кронштадте, потом адъютантом начальника Морского штаба, был назначен разбирать документы Антарктической кругосветки, активно пытался заниматься различными реформами во флоте.
И вот тут с ним случилось, можно сказать, несчастье. В борьбе за реформирование и улучшение флота честнейший Константин Петрович столкнулся, как водится, с воровством, коррупцией, потемкинскими деревнями и всем таким прочим (эту историю прекрасно описывает Михаил Бестужев в своих мемуарах).

А дальше параллельно происходили сразу два процесса. С одной стороны, оскорбленный в лучших чувствах и разочарованный в возможностях легальной деятельности, Константин Петрович скоро оказался членом Северного общества. С другой стороны, морское начальство, желая заткнуть рот и сбагрить куда-нибудь неудобного адъютанта, предложило Торсону руководство новой кругосветной экспедицией, которая должна была обследовать северное побережье и попытаться проплыть по Северному морскому пути. Энтузиаст флота и мореплавания, естественно, с восторгом принял предложение и готовился к экспедиции, которая вдруг могла бы стать эпохальной в истории великих географических открытий (на самом деле Северный морской путь будет открыт еще не скоро, более чем полвека спустя, экспедицией Норденшельда).

Но тут случилось Междуцарствие и 14 декабря, и жизнь персонажа покатилась совсем по другому пути. И здесь опять-таки пока очень коротко: дело в том, что Торсон - человек вообще умеренных взглядов, конституционный монархист, легалист, ни разу не революционер по натуре - от участия в восстании категорически отказался, считая его как минимум преждевременным, неподготовленным и ведущим лишь к бессмысленному кровопролитию. Между тем Рылеев при организации восстания рассчитывал на помощь Торсона и его круг морских офицеров Кронштадта - в частности, обсуждался план ареста царской семьи и ее вывоза за границу на кронштадских кораблях, причем командование предлагали Торсону. Он от всего отказался, накануне восстания буквально хлопнул дверью квартиры Рылеева, на площадь не вышел и весь день 14 декабря провел у себя в Морском штабе, на службе, откуда из окон Адмиралтейства наблюдал происходящее. Тем не менее он был арестован одним из первых и осужден аж по второму разряду. Такой вот парадокс: братья Николай и Михаил Бестужевы, выведшие на Сенатскую площадь соответственно Гвардейский экипаж и Московский полк, получили второй разряд (правда, личным распоряжением Николая I их переписали в первый). И Торсон, который никаких войск не выводил, от участия в восстании отказался и был категорически против - тоже получил второй разряд. Помимо членства в Тайном обществе ему пришили "знание об истреблении императорской фамилии".

И вот, получив в зубы этот - как минимум чудовищно несправедливый в данном случае - второй разряд - этот совершеннейший не революционер, идейный моряк, у которого голова была забита исключительно проектами преобразований на флоте, кораблями, экспедициями и всем таким прочим - вот с таким багажом Константин Петрович отправился на каторгу и в ссылку. И ничего особенно хорошего из такого анамнеза, как водится, не получилось. (далее в другой раз допишу).