Category: музыка

Девятнадцатый век

Мой девятнадцатый век (не-имперская история России). Архив всех исторических записей этого журнала

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Английский лорд тебе товарищ

Яцек Качмарский. "Świadkowie" ("Свидетели")

Выложу еще одну песню Качмарского. Зацепил текст. Некоторые пояснения к тексту. Понятно, что речь здесь идет о борьбе с польским антикоммунистическим подпольем в первые послевоенные годы. Армия Крайова официально была распущена, но часть бывших аковцев не пожелала сложить оружие и продолжала партизанскую войну под другими названиями. Однако здесь в тексте один из героев, кажется, и вовсе загремел ни за что.
И еще некоторые реалии требуют пояснений.
Собственно, "Свидетели" - это передача на польском радио в коммунистическое время, где разные люди пытались найти каких-то своих знакомых, родственников, с которыми они разлучились во времена войны, рассказывали свои семейные истории, зачитывали документы - и часто получали какой-то отклик. Но, естественно, тогдашняя цензура пропускала не любые рассказы и не любые свидетельства. Вот в одной из "живых" записей с концерта Качмарский как раз рассказывает, что он в своей песне как бы восполнил лакуны и дорассказал то, что в те годы не могло звучать официально.
Упоминаемая НСЗ - Narodowe Sily Zbrojne (Национальные вооруженные силы) - одно из ветвей польского подполья в годы войны правонационалистического толка, имели свои собственные военизированные формирования, которые иногда сотрудничали с АК, иногда ругались и действовали самостоятельно. Во время немецкой оккупации сражались с немцами, под конец войны иногда сражались вместе с немцами против советской армии и местных прокоммунистических партизан. Отношение к НСЗ в современной Польше сложное.
Самое любопытное здесь - место действия. Упоминается местечко Рембертув - сейчас это район Варшавы, а во время войны был отдельный небольшой город, пригород. В Рембертуве сначала немцы организовали свой лагерь (в котором содержались, в числе прочего, советские военнопленные). После установления коммунистической власти лагерь использовали НКВД и местные польские органы безопасности: здесь содержались участники антикоммунистического подполья, Аковцы, НСЗ-совцы, а также пленные немцы и некоторые бывшие советские военнопленные, которые подозревались в коллаборационизме с немцами и антисоветских настроениях. Из этого временного лагеря часть поляков была депортирована на восток в СССР, а оттуда в лагеря ГУЛАГа. И вот в мае 1945 года отряды польского подполья организовали налет на этот лагерь и сумели освободить значительную часть заключенных. Часть беглецов поймали, но многие успели уйти. Вскоре после этого лагерь в Рембертуве был ликвидирован.
Вот видимо отголосок этих событий (не знаю, насколько в то время подробности были известны Качмарскому - кое-какая инфа есть в сети на русском языке) лег в сюжетную основу этой песни.



Collapse )

Оригинальный текст, например, здесь: http://www.kaczmarski.art.pl/tworczosc/wiersze/swiadkowie/
девятнадцатый век 1

Качмарский. "Весна 1905 года" (Wiosna 1905)

Внезапно еще одна песня Качмарского. Внезапно очень актуальная. Давно собиралась перевести.
Песня из цикла "Музей" (песни по разным картинам). В данном случае сюжет песни взят из картины Станислава Масловского "Весна 1905 года". Сама картина художника была написана в 1906 году - по горячим, так сказать, следам, когда революционное движение в стране и в крае еще было на подъеме.
На картине мы видим варшавскую улицу и казачий патруль, который ведет под арестом двух тощеньких понурых подростков - возможно, гимназистов, участвовавших в так называемой школьной забастовке (требовавшей обучения на польском языке и введения школьного самоуправления) или участников каких-то социалистических кружков.
Подробнее про революцию 1905 года в польских землях можно прочитать, например, в моей старой статье: https://naiwen.livejournal.com/1260932.html

(а о позиции Качмарского в этой песне можно спорить, мне кажется)

Слова Яцека Качмарского. Исполнители Качмарский, Гинтровский, Лапиньский.



Collapse )
девятнадцатый век 2

Яцек Качмарский. Сомосьерра (Somosierra)

(Опять балуюсь переводами песен Качмарского)

Яцек Качмарский. Сомосьерра (Somosierra)
Исполнители: Качмарский, Лапиньский.

Люблю эту песню, как и все песни Качмарского по истории. И как всегда у Качмарского, песня получилась не героико-патриотическая, а грустная (и это правильно).
Коротко о чем речь: битва при Сомосьерре – сражение периода Наполеоновских войн в Испании, 30 ноября 1808 года. Дорогу Наполеону на Мадрид преграждала испанская артиллерия, удачно расставленная в узком высокогорном ущелье Сомосьерра. Ущелье считалось неприступным. Уникальная атака польских легкоконных улан, входящих в состав наполеоновской армии, смела артиллерийский заслон и открыла Наполеону дорогу на Мадрид. Сражение стало легендарным и вошло в польскую патриотическую мифологию. Однако, наряду с героизированной патриотической легендой Сомосьерры, раздавались и другие голоса. О трагической двойственной роли польских героических солдат, мечтавших сражаться за свободу своей страны, а вместо этого ставших орудиями в руках Наполеона и фактически помогавших ему подавить независимость Испании, размышлял великий писатель Стефан Жеромский в своем романе «Пепел» (а вслед за ним - Анджей Вайда в одноименном фильме по роману Жеромского; ниже в клипе с песней Качмарского использованы кадры из фильма «Пепел»). Подробнее о битве при Сомосьерре см. в Википедии.



Collapse )

Про битву под Сомосьеррой подробнее можно посмотреть в Википедии или, например, здесь: https://sarmata.livejournal.com/127083.html
Английский лорд тебе товарищ

Яцек Качмарский. "Кромвель" ("Cromwell")

Давно тут не было песен Качмарского.
Вот эту песню я очень люблю. Хотя, насколько я понимаю, к настоящей истории Английской революции она имеет довольно отдаленное отношение (не специалист по этой теме, мало что помню).

Оригинал текста, например, тут: http://teksty.org/jacek-kaczmarski,cromwell,tekst-piosenki
Исполнители Качмарский, Гинтровский, Лапиньский



Подстрочный перевод:

Идут они на Лондон! Идут пуритане!
В чистоте их сила или в страхе перед грехом
Страх рождает ярость, а ярость – восстание,
Они идут, чтобы победить христиан – христиане,
И вместо дыхания у них – мгла.

Защищается грешный король и помазанец.
Не столь власти ему жаль, сколько привычных устоев.
Скорбь вытекает из вины, а из вины – покаяние.
Но не покаяния жаждут пуритане:
Они должны иметь доказательства предательства

Доказательством – предательство. Тот предатель, кто был предан
Собственными соратниками (на которых рассчитывал) –
Не может впредь сохранить корону,
Ибо пред Богом он стал осужденный,
И осужден своими сторонниками.

Как обычно, при этом происходит путаница и хаос,
Улица правду взвешивает и разделяет,
О своем будущем беспокоится парламент,
Печальный смертник рисует завещание –
С мыслью о судьбе Кромвеля.

Покатилась королевская голова под стопы.
Справедливости стало теперь с избытком.
Вот образец для порабощенной Европы:
Эшафот даже сам епископ под конец окропил,
И настала великая радость!

И все это утром надежды и веры,
Когда страх и раскаяние были двигателем перемен.
Вечером Кромвель разгонит парламент,
Сам назовет себя Лордом Протектором:
Жертва собственной жертвы.

Идут они на Лондон! Идут пуритане!
Ролевик я или где?

Истории города Шуа. Про Мориса Ру и его жен.

Про Мориса Ру вообще разные странные вещи рассказывают в городе. И злодей-то он, и двух жен уморил. Насчет смерти двух жен сказать сложно, так как его первая жена, Жанна Ру, вроде бы живет и здравствует, шьет всем местным жительницам платья на заказ и все городские новости тоже лучше всего у нее, у Жанны, узнавать. Так что труп первой жены все-таки под вопросом и верят в него только очень, очень суеверные жители (в конце концов, кто сказал, что это именно та самая Жанна?). Но вот вторую жену – точно. Убил, как пить дать. Сами посудите: приехала с год назад в Шуа молоденькая немка, вся такая тощенькая, бледненькая, волосики белобрысые – одним словом, без слез не взглянешь. Никакого сока (уж кто успел разглядеть, тот разглядел). Гретхен ее звали, а фамилию никто не запомнил. То ли Шульц, то ли Шмульц. И с ней – жених ее, еврейский скрипач, кудри черные, очи жгучие и весь из себя талант. Как заиграет на скрипке «Хава нагила», так весь город сбегается слушать и каждый плачет от избытка чувств. Этого по имени запомнили – Абель Грилюс его звали. Сбежала эта, парочка, стало быть, от нацистов, которые не давали им пожениться – и прямиком в Шуа. И вот тут-то, прежде чем местные толком успели разнюхать, что и как (будет свадьба-то или нет?), случилось неожиданное. Вдруг выяснилось, что девица Гретхен уже не Шульц, и не Шмульц, а вовсе даже мадам Ру. А еврейского таланта, стало быть, побоку. Что уж там произошло дальше, никому неизвестно, только спустя неделю или две Гретхен Ру исчезла из города так же скоропостижно, как и появилась. И никто не знал, что с ней произошло. Поэтому и стали ходить слухи, что Морис Ру свою новую жену собственноручно убил и где-то в горах закопал. Некоторые даже своими глазами видели могилку. А еще говорят, что в могилке той запрятан драгоценный клад – у белобрысой девицы-то было бриллиантов без счета, вот Морис и прикопал. До времени. Причем говорят, что обо всем этом рассказывал не абы кто, а уважаемый в городе человек – полицейский Тристан Ляфоль, которому в свою очередь в баре за пятой рюмкой об этом рассказал папаша Бибо, а тот говорит, что услышал это от Жоржа Клоарека. Но Клоарек – известное дело, коммунист, а эти мало ли, чего могут придумать.
Но, однако, могилка могилкой, а все-таки трупа никто не видел, и никаких уголовных дел полиция по этому поводу не заводила – так что верить в трагическую смерть бедной немки каждый может в меру собственной фантазии.
Иные же говорят, что Морис Ру свою вторую жену не убивал, а попросту сдал ее в бордель, под чужим именем. И что недавно появившаяся в борделе девица, которая выдает себя за итальянку по имени Малена Пьяца – это она и есть, пропавшая Гретхен. А что волосы не белые, а черные – так на то нынче всякая краска есть.
А вот еврейский скрипач, Абель Грилюс – с ним-то что стало после пропажи его невесты? И про него тоже рассказывают разное. Безутешный, долго бродил он по улицам Шуа и играл «Хава нагила». Одни говорят, что он с горя бросился вниз со скалы и разбился на смерть, так что где-то в горах до сих пор лежит его непохороненное тело. Другие же утверждают, что скрипач жив и подался в монастырь. Там принял крещение и теперь живет под видом одного из монахов, в своей келье истово молится о спасении души усопшей Гретхен и только периодически продолжает играть «Хава нагила». Кто бывает в монастыре – говорят, что сами слышали мелодию. Ну а третьи считают, что Абель Грилюс – это на самом деле охранник борделя, Диего Ортис. Тот тоже чернявый – правда, «Хава Нагила» не играет. Но это он притворяется.
Наконец, наиболее практичные утверждают, что все это чушь. И что попросту Морис Ру взял у беглецов деньги, довез обоих в своем личном автомобиле до германской границы – да и передал собственноручно в руки гестапо. И уж теперь незадачливыми беглецами занимаются те, кому положено.
Английский лорд тебе товарищ

Яцек Качмарский. "Przejście Polaków przez Morze Czerwone" ("Переход поляков через Красное море")

Очередной Качмарский.
Аллегория... да на что хотите, аллегория. Может, на приключения армии Андерса. А может, на польскую историю вообще. Сам Качмарский пишет, что это одна из его первых песен, написанных в эмиграции, написал он ее в 1983 году в купе поезда, который ехал из Мюнхена в Копенгаген, при этом на верхней полке датская парочка занималась любовью. Качмарский пишет: "уснуть я не смог, а предложить присоединиться к ним третьим не посмел" :) поэтому начал писать песни.

Исполнители - Качмарский, Лапиньский.



Collapse )
Английский лорд тебе товарищ

"Кони Апокалипсиса" (поет Яцек Вуйчицкий)

Просто красивая польская песня. Для разнообразия без всякой политической подоплеки (вроде бы).
"Кони Апокалипсиса".
Из репертуара кабаре "Пивница под баранами". Слова - Веслав Дымны, композитор - Зыгмунт Конечны. Поет Яцек Вуйчицкий.



Collapse )
Английский лорд тебе товарищ

Яцек Качмарский. "Ветераны" ("Weterani")



Оригинал слов, например, тут: http://www.tekstowo.pl/piosenka,jacek_kaczmarski,weterani.html

Подстрочный перевод:

Шеи хилые, сердца стеклянные,
Мысли – по правде говоря – ослабевшие,
Словом: слепленные на коленке,
Поставленные под позорным столбом существования,
Мы поддаемся на дешевые трюки
И, прежде чем кто-нибудь придет в себя
Теряем уважение к словам,
И поднимается в нас великая ярость.

Шеи как дубы, сердца – набаты,
В помыслах правда, как слеза, чистая:
Не заботясь о непомерном счете
Гремим мы, как один великий выстрел,
Дрожат подлецы, падают троны,
Утренняя звезда является нам во мгле;
Перед зеркалом уже тренирует поклоны
Тот, кто получит выгоды от нашего бунта.

Дряхлеют дубы, замолкают сердца
В сомнениях – слеза правды мутнеет
И мы уже – только ветераны
Не осознающие, что происходит.
Уже наша минутная эпопея
Максимум повод, чтобы над ней посмеяться,
А «сегодня» это горькое лекарство,
Которое стирает реестр наших снов.

Шейные стебли и гроздья сердец,
Растительный быт засохших мыслей –
Всегда собираем сухие листья
С посаженных с таким трудом виноградников.
В лицо мы еще не знаем смерти –
Ведь до сих пор – умирали другие…
Если это ад, или чистилище –
Небу мы ничего не должны.

Другой вариант исполнения (без сопровождения):

девятнадцатый век 1

Яцек Качмарский. "Кукла, или польский позитивизм".

Вот тут Кеменкири выложила свое стихотворение по мотивам песни Качмарского: http://kemenkiri.livejournal.com/733585.html
«Кукла или польский позитивизм». А песня, соответственно, по мотивам романа Болеслава Пруса «Кукла». Заодно я решила выложить и эту песню – надо сказать, я очень люблю и эту песню Качмарского, и роман Пруса (а вот фильм я не смотрела). Выложить эту песню я хотела давно, но боялась, что для не знакомых с книгой или фильмом оно будет непонятно. Ниже подстрочник, и… собственно, я не буду пересказывать роман (где-то в сети есть и краткое содержание), вместо этого хочу рассказать два слова о том, почему песня называется не просто «Кукла», а «Кукла или польский позитивизм»: образованным полякам и/или людям, увлекающимся польской историей и культурой, эта метафора понятна, а остальным, возможно, нет.



Collapse )