?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Каталог: байки общества Соединенных Славян: малоизвестные страницы истории декабристовCollapse )
Декабристы: прочие сюжеты и документыCollapse )
Между двадцатыми и шестидесятымиCollapse )
Каталог 1863 год: Январское восстание, Александровские реформы, революционное движение 1860-х годовCollapse )
Каталог Народная воляCollapse )
Проект Письма: человек перед лицом вечностиCollapse )
Каталог: Времен связующая нитьCollapse )
Колонка критика: злой историкCollapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Выложу еще одну песню Качмарского. Зацепил текст. Некоторые пояснения к тексту. Понятно, что речь здесь идет о борьбе с польским антикоммунистическим подпольем в первые послевоенные годы. Армия Крайова официально была распущена, но часть бывших аковцев не пожелала сложить оружие и продолжала партизанскую войну под другими названиями. Однако здесь в тексте один из героев, кажется, и вовсе загремел ни за что.
И еще некоторые реалии требуют пояснений.
Собственно, "Свидетели" - это передача на польском радио в коммунистическое время, где разные люди пытались найти каких-то своих знакомых, родственников, с которыми они разлучились во времена войны, рассказывали свои семейные истории, зачитывали документы - и часто получали какой-то отклик. Но, естественно, тогдашняя цензура пропускала не любые рассказы и не любые свидетельства. Вот в одной из "живых" записей с концерта Качмарский как раз рассказывает, что он в своей песне как бы восполнил лакуны и дорассказал то, что в те годы не могло звучать официально.
Упоминаемая НСЗ - Narodowe Sily Zbrojne (Национальные вооруженные силы) - одно из ветвей польского подполья в годы войны правонационалистического толка, имели свои собственные военизированные формирования, которые иногда сотрудничали с АК, иногда ругались и действовали самостоятельно. Во время немецкой оккупации сражались с немцами, под конец войны иногда сражались вместе с немцами против советской армии и местных прокоммунистических партизан. Отношение к НСЗ в современной Польше сложное.
Самое любопытное здесь - место действия. Упоминается местечко Рембертув - сейчас это район Варшавы, а во время войны был отдельный небольшой город, пригород. В Рембертуве сначала немцы организовали свой лагерь (в котором содержались, в числе прочего, советские военнопленные). После установления коммунистической власти лагерь использовали НКВД и местные польские органы безопасности: здесь содержались участники антикоммунистического подполья, Аковцы, НСЗ-совцы, а также пленные немцы и некоторые бывшие советские военнопленные, которые подозревались в коллаборационизме с немцами и антисоветских настроениях. Из этого временного лагеря часть поляков была депортирована на восток в СССР, а оттуда в лагеря ГУЛАГа. И вот в мае 1945 года отряды польского подполья организовали налет на этот лагерь и сумели освободить значительную часть заключенных. Часть беглецов поймали, но многие успели уйти. Вскоре после этого лагерь в Рембертуве был ликвидирован.
Вот видимо отголосок этих событий (не знаю, насколько в то время подробности были известны Качмарскому - кое-какая инфа есть в сети на русском языке) лег в сюжетную основу этой песни.



Далее читать подстрочный перевод...Collapse )

Оригинальный текст, например, здесь: http://www.kaczmarski.art.pl/tworczosc/wiersze/swiadkowie/
Внезапно еще одна песня Качмарского. Внезапно очень актуальная. Давно собиралась перевести.
Песня из цикла "Музей" (песни по разным картинам). В данном случае сюжет песни взят из картины Станислава Масловского "Весна 1905 года". Сама картина художника была написана в 1906 году - по горячим, так сказать, следам, когда революционное движение в стране и в крае еще было на подъеме.
На картине мы видим варшавскую улицу и казачий патруль, который ведет под арестом двух тощеньких понурых подростков - возможно, гимназистов, участвовавших в так называемой школьной забастовке (требовавшей обучения на польском языке и введения школьного самоуправления) или участников каких-то социалистических кружков.
Подробнее про революцию 1905 года в польских землях можно прочитать, например, в моей старой статье: https://naiwen.livejournal.com/1260932.html

(а о позиции Качмарского в этой песне можно спорить, мне кажется)

Слова Яцека Качмарского. Исполнители Качмарский, Гинтровский, Лапиньский.



Подстрочный перевод мойCollapse )
(Опять балуюсь переводами песен Качмарского)

Яцек Качмарский. Сомосьерра (Somosierra)
Исполнители: Качмарский, Лапиньский.

Люблю эту песню, как и все песни Качмарского по истории. И как всегда у Качмарского, песня получилась не героико-патриотическая, а грустная (и это правильно).
Коротко о чем речь: битва при Сомосьерре – сражение периода Наполеоновских войн в Испании, 30 ноября 1808 года. Дорогу Наполеону на Мадрид преграждала испанская артиллерия, удачно расставленная в узком высокогорном ущелье Сомосьерра. Ущелье считалось неприступным. Уникальная атака польских легкоконных улан, входящих в состав наполеоновской армии, смела артиллерийский заслон и открыла Наполеону дорогу на Мадрид. Сражение стало легендарным и вошло в польскую патриотическую мифологию. Однако, наряду с героизированной патриотической легендой Сомосьерры, раздавались и другие голоса. О трагической двойственной роли польских героических солдат, мечтавших сражаться за свободу своей страны, а вместо этого ставших орудиями в руках Наполеона и фактически помогавших ему подавить независимость Испании, размышлял великий писатель Стефан Жеромский в своем романе «Пепел» (а вслед за ним - Анджей Вайда в одноименном фильме по роману Жеромского; ниже в клипе с песней Качмарского использованы кадры из фильма «Пепел»). Подробнее о битве при Сомосьерре см. в Википедии.



Подстрочный перевод мойCollapse )

Про битву под Сомосьеррой подробнее можно посмотреть в Википедии или, например, здесь: https://sarmata.livejournal.com/127083.html
Давно тут не было песен Качмарского.
Вот эту песню я очень люблю. Хотя, насколько я понимаю, к настоящей истории Английской революции она имеет довольно отдаленное отношение (не специалист по этой теме, мало что помню).

Оригинал текста, например, тут: http://teksty.org/jacek-kaczmarski,cromwell,tekst-piosenki
Исполнители Качмарский, Гинтровский, Лапиньский



Подстрочный перевод:

Идут они на Лондон! Идут пуритане!
В чистоте их сила или в страхе перед грехом
Страх рождает ярость, а ярость – восстание,
Они идут, чтобы победить христиан – христиане,
И вместо дыхания у них – мгла.

Защищается грешный король и помазанец.
Не столь власти ему жаль, сколько привычных устоев.
Скорбь вытекает из вины, а из вины – покаяние.
Но не покаяния жаждут пуритане:
Они должны иметь доказательства предательства

Доказательством – предательство. Тот предатель, кто был предан
Собственными соратниками (на которых рассчитывал) –
Не может впредь сохранить корону,
Ибо пред Богом он стал осужденный,
И осужден своими сторонниками.

Как обычно, при этом происходит путаница и хаос,
Улица правду взвешивает и разделяет,
О своем будущем беспокоится парламент,
Печальный смертник рисует завещание –
С мыслью о судьбе Кромвеля.

Покатилась королевская голова под стопы.
Справедливости стало теперь с избытком.
Вот образец для порабощенной Европы:
Эшафот даже сам епископ под конец окропил,
И настала великая радость!

И все это утром надежды и веры,
Когда страх и раскаяние были двигателем перемен.
Вечером Кромвель разгонит парламент,
Сам назовет себя Лордом Протектором:
Жертва собственной жертвы.

Идут они на Лондон! Идут пуритане!
Про Мориса Ру вообще разные странные вещи рассказывают в городе. И злодей-то он, и двух жен уморил. Насчет смерти двух жен сказать сложно, так как его первая жена, Жанна Ру, вроде бы живет и здравствует, шьет всем местным жительницам платья на заказ и все городские новости тоже лучше всего у нее, у Жанны, узнавать. Так что труп первой жены все-таки под вопросом и верят в него только очень, очень суеверные жители (в конце концов, кто сказал, что это именно та самая Жанна?). Но вот вторую жену – точно. Убил, как пить дать. Сами посудите: приехала с год назад в Шуа молоденькая немка, вся такая тощенькая, бледненькая, волосики белобрысые – одним словом, без слез не взглянешь. Никакого сока (уж кто успел разглядеть, тот разглядел). Гретхен ее звали, а фамилию никто не запомнил. То ли Шульц, то ли Шмульц. И с ней – жених ее, еврейский скрипач, кудри черные, очи жгучие и весь из себя талант. Как заиграет на скрипке «Хава нагила», так весь город сбегается слушать и каждый плачет от избытка чувств. Этого по имени запомнили – Абель Грилюс его звали. Сбежала эта, парочка, стало быть, от нацистов, которые не давали им пожениться – и прямиком в Шуа. И вот тут-то, прежде чем местные толком успели разнюхать, что и как (будет свадьба-то или нет?), случилось неожиданное. Вдруг выяснилось, что девица Гретхен уже не Шульц, и не Шмульц, а вовсе даже мадам Ру. А еврейского таланта, стало быть, побоку. Что уж там произошло дальше, никому неизвестно, только спустя неделю или две Гретхен Ру исчезла из города так же скоропостижно, как и появилась. И никто не знал, что с ней произошло. Поэтому и стали ходить слухи, что Морис Ру свою новую жену собственноручно убил и где-то в горах закопал. Некоторые даже своими глазами видели могилку. А еще говорят, что в могилке той запрятан драгоценный клад – у белобрысой девицы-то было бриллиантов без счета, вот Морис и прикопал. До времени. Причем говорят, что обо всем этом рассказывал не абы кто, а уважаемый в городе человек – полицейский Тристан Ляфоль, которому в свою очередь в баре за пятой рюмкой об этом рассказал папаша Бибо, а тот говорит, что услышал это от Жоржа Клоарека. Но Клоарек – известное дело, коммунист, а эти мало ли, чего могут придумать.
Но, однако, могилка могилкой, а все-таки трупа никто не видел, и никаких уголовных дел полиция по этому поводу не заводила – так что верить в трагическую смерть бедной немки каждый может в меру собственной фантазии.
Иные же говорят, что Морис Ру свою вторую жену не убивал, а попросту сдал ее в бордель, под чужим именем. И что недавно появившаяся в борделе девица, которая выдает себя за итальянку по имени Малена Пьяца – это она и есть, пропавшая Гретхен. А что волосы не белые, а черные – так на то нынче всякая краска есть.
А вот еврейский скрипач, Абель Грилюс – с ним-то что стало после пропажи его невесты? И про него тоже рассказывают разное. Безутешный, долго бродил он по улицам Шуа и играл «Хава нагила». Одни говорят, что он с горя бросился вниз со скалы и разбился на смерть, так что где-то в горах до сих пор лежит его непохороненное тело. Другие же утверждают, что скрипач жив и подался в монастырь. Там принял крещение и теперь живет под видом одного из монахов, в своей келье истово молится о спасении души усопшей Гретхен и только периодически продолжает играть «Хава нагила». Кто бывает в монастыре – говорят, что сами слышали мелодию. Ну а третьи считают, что Абель Грилюс – это на самом деле охранник борделя, Диего Ортис. Тот тоже чернявый – правда, «Хава Нагила» не играет. Но это он притворяется.
Наконец, наиболее практичные утверждают, что все это чушь. И что попросту Морис Ру взял у беглецов деньги, довез обоих в своем личном автомобиле до германской границы – да и передал собственноручно в руки гестапо. И уж теперь незадачливыми беглецами занимаются те, кому положено.

Tags:

Очередной Качмарский.
Аллегория... да на что хотите, аллегория. Может, на приключения армии Андерса. А может, на польскую историю вообще. Сам Качмарский пишет, что это одна из его первых песен, написанных в эмиграции, написал он ее в 1983 году в купе поезда, который ехал из Мюнхена в Копенгаген, при этом на верхней полке датская парочка занималась любовью. Качмарский пишет: "уснуть я не смог, а предложить присоединиться к ним третьим не посмел" :) поэтому начал писать песни.

Исполнители - Качмарский, Лапиньский.



Текст и подстрочный переводCollapse )
Просто красивая польская песня. Для разнообразия без всякой политической подоплеки (вроде бы).
"Кони Апокалипсиса".
Из репертуара кабаре "Пивница под баранами". Слова - Веслав Дымны, композитор - Зыгмунт Конечны. Поет Яцек Вуйчицкий.



Текст вместе с подстрочникомCollapse )


Оригинал слов, например, тут: http://www.tekstowo.pl/piosenka,jacek_kaczmarski,weterani.html

Подстрочный перевод:

Шеи хилые, сердца стеклянные,
Мысли – по правде говоря – ослабевшие,
Словом: слепленные на коленке,
Поставленные под позорным столбом существования,
Мы поддаемся на дешевые трюки
И, прежде чем кто-нибудь придет в себя
Теряем уважение к словам,
И поднимается в нас великая ярость.

Шеи как дубы, сердца – набаты,
В помыслах правда, как слеза, чистая:
Не заботясь о непомерном счете
Гремим мы, как один великий выстрел,
Дрожат подлецы, падают троны,
Утренняя звезда является нам во мгле;
Перед зеркалом уже тренирует поклоны
Тот, кто получит выгоды от нашего бунта.

Дряхлеют дубы, замолкают сердца
В сомнениях – слеза правды мутнеет
И мы уже – только ветераны
Не осознающие, что происходит.
Уже наша минутная эпопея
Максимум повод, чтобы над ней посмеяться,
А «сегодня» это горькое лекарство,
Которое стирает реестр наших снов.

Шейные стебли и гроздья сердец,
Растительный быт засохших мыслей –
Всегда собираем сухие листья
С посаженных с таким трудом виноградников.
В лицо мы еще не знаем смерти –
Ведь до сих пор – умирали другие…
Если это ад, или чистилище –
Небу мы ничего не должны.

Другой вариант исполнения (без сопровождения):

Вот тут Кеменкири выложила свое стихотворение по мотивам песни Качмарского: http://kemenkiri.livejournal.com/733585.html
«Кукла или польский позитивизм». А песня, соответственно, по мотивам романа Болеслава Пруса «Кукла». Заодно я решила выложить и эту песню – надо сказать, я очень люблю и эту песню Качмарского, и роман Пруса (а вот фильм я не смотрела). Выложить эту песню я хотела давно, но боялась, что для не знакомых с книгой или фильмом оно будет непонятно. Ниже подстрочник, и… собственно, я не буду пересказывать роман (где-то в сети есть и краткое содержание), вместо этого хочу рассказать два слова о том, почему песня называется не просто «Кукла», а «Кукла или польский позитивизм»: образованным полякам и/или людям, увлекающимся польской историей и культурой, эта метафора понятна, а остальным, возможно, нет.



Читать дальше?..Collapse )

Profile

девятнадцатый век 2
naiwen
Raisa D. (Naiwen)

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com