Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Девятнадцатый век

Мой девятнадцатый век (не-имперская история России). Архив всех исторических записей этого журнала

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Ролевик я или где?

Стартовая точка сюжета, 1 мая 1940 года

Действие игры начинается 1 мая 1940 года
Уже полностью оккупирована Польша, в апреле Германия напала на Данию и Норвегию. Франция и Великобритания формально находятся в состоянии войны с Германией, но фактических военных действий на западном фронте почти не ведется (с легкой руки журналистов эта ситуация получила название «странной войны»). Недавно завершилась советско-финская война. Из-за политического скандала, связанного с возможной поддержкой Финляндии со стороны Франции, пало правительство премьера Даладье, одного из творцов Мюнхенского договора. На смену ему пришло правительство Поля Рейно. Большинство французов продолжает свято верить в несокрушимость линии Мажино и в непобедимость своей армии.
Несмотря на то, что активных военных действий Франция не ведет, все-таки в конце 1939-начале 1940 года состоялся выборочный военный призыв. Из города Шуа тоже несколько мужчин были призваны в армию. Один из них – Шарль Суртен, сын полицейского Жана Суртена. Шарль, летчик сельскохозяйственной авиации, надежда и гордость семьи (в отличие, между прочим, от своего младшего брата Андре – хулигана, дебошира и лоботряса). В армию Шарля провожало не только многочисленное семейство Суртен – родители Жан и Лорена, почтеннейшая бабушка мамаша Суртен, тетушка Дениз Моллар и другие родичи. Также многим в городе известно, что Шарль перед уходом в армию был помолвлен с мадемуазель Николь Реналь, работницей местной аптеки. Николь обещала ждать своего жениха и бережно хранит подаренное им обручальное кольцо.
Ушел из дома в армию также лавочник Поль Ламбер, отставной офицер Первой мировой войны. Дома у Пьера остались безутешная жена Софи Ламбер и дочь Колетт – секретарь в местной полиции.
1 мая во Франции государственный праздник и выходной день. Традиционно левые партии отмечают 1 мая День Труда и проводят различные демонстрации, связанные с защитой прав трудящихся. Во время недавнего правления Народного Фронта это был крупнейший государственный праздник. Однако и новые изрядно поправевшие французские власти не отменили выходной в этот день, он по-прежнему официально считается Днем Труда (в конце концов, в понятие труда каждый вкладывает свой собственный смысл). Напомним еще раз, что коммунистическая партия была запрещена в сентябре 1939 года, официально – за поддержку советско-германского пакта о ненападении. Социалистическая партия существует легально и может проводить свои демонстрации, также продолжают существовать легальные профсоюзы.
Но кроме Дня Труда, во Франции 1 мая отмечается еще один неофициальный традиционный праздник, так называемый День ландыша. Обычно День ландыша отмечают представители консервативных партий и взглядов, католики, традиционалисты и вообще консервативная глубинка. Говорят, что обычай дарить ландыши своим придворным дамам ввел когда-то еще в 1561 году король Карл IX. И с тех пор жители дарят в этот день ландыши своим близким и возлюбленным. А у католиков существует легенда о том, что цветы ландыша появляются из слез, пролитых Девой Марией.
Итак, наше действие начинается с городского праздника. А уж кто и какой смысл в этот праздник вкладывает – каждый персонаж решит для себя сам.
Английский лорд тебе товарищ

Сидела в кафешке...

сзади меня бурно разговаривали две женщины.
Они обсуждали, в числе прочего, запрет на Украине российских сайтов, затем перешли на празднование Дня Победы.
И вот одна другой говорит:
- Ты представляешь, они хотят перенести празднование с 9 мая на 8 мая! И сделать символом красные маки.
- Ужас! Настоящий фашизм! Мы же должны, в конце концов, громко вслух заявить о том, что мы против такого фашизма!
- Да, вот как они могли до такого фашизма докатиться? Перенести на 8 мая!

(Обернулась: с виду приличные женщины, хорошо одетые, средних лет - немного помоложе меня. Интересно, они никогда не слышали о том, что бОльшая часть Европы всегда отмечала день Победы 8 мая? Или они считают, что во Франции. например, фашизм, и уже семьдесят с лишним лет как?).

(Красные маки - это тоже, видимо, символ фашизма. А то мы все думали, что символ фашизма - это свастика, а оказывается вон оно что...)
Английский лорд тебе товарищ

Наблюдала в магазине "Перекресток"...

сцену откровенного мелкого воровства. Супруги, стоявшие передо мной в очереди в кассу, нагрузили целую корзинку и очень аккуратно и деликатно "забыли" вынуть из корзинки пакет муки и еще несколько мелочей. Замученная перед праздниками кассирша не заметила их "ошибку". Я некоторое время наблюдала за этим и всерьез раздумывала, что надо в такой ситуации делать - сказать, не сказать?
Я не сказала, но не из жалости, а из общего нежелания поднимать скандал. Ну типа по принципу - что мне, больше всех надо? Да и кто их знает, вдруг потом морду набьют. Ну и общая нелюбовь к доносам вообще.
Хотя какого черта? На бедных они не были похожи, прилично одетая супружеская пара моих лет. Будь это древняя бабушка - можно было бы пожалеть, а эти-то почему?
В общем, осталось ощущение неловкости и того, что поступила неправильно и что надо было накатить на них.
А вы бы как поступили? Сказали бы или нет (кому и как?), и если да или нет, то почему?

PS Оказывается, теперь, чтобы купить в "Перекрестке" банку красной икры, нужно на кассе сказать об этом своем намерении - потому что икра стоит в закрытых шкафах под замками и просто так взять ее с полки нельзя. Раньше, кажется, только черная стояла под замками - но черная стоит там несколько тысяч за банку. А красная вроде бы даже и не самый дорогой продукт. В общем, передо мной женщина задержала всю очередь потому, что решила купить банку икры - и вот кассирша встает, достает ключ, идет через пол-супермаркета за этой банкой, все терпеливо (или не очень терпеливо) ждут (а народу перед праздниками в магазине дофига).
В общем, как-то без ума организовано.
Девятнадцатый век

Ну и до кучи вот вам загадка на 8 марта...

... цитата из биографии одной героини девятнадцатого века, написанной современниками вскоре после событий.

"... Она забыла, что была женщиной и что мужчина обладают монополией в делах политики, героизма и свободы. Ее пол исключал возможность доверия к ее необычайному характеру и планам, которые она строила".

Определите, о ком идет речь. Если не знаете конкретного персонажа, но хотя бы предположите, так сказать, область деятельности, период и все такое.
Английский лорд тебе товарищ

Сказки ангелов...

Вспомнила, что у меня еще с кукольного форума остался текст, который я не выкладывала до сих пор в ЖЖ. Решила исправить упущение - пусть тут тоже будет.
В общем, проводился конкурс на тему "Рождественская сказка". Нужно было написать собственный вариант "Девочки со спичками" или в этом духе :)
Мрачняк, конечно, получился. Но законы жанра вроде соблюдены :)
Вроде я его раньше редактировала, но сейчас нашла у себя в почте черновик, править не буду, повешу, как есть.

Collapse )
Помним

9 Мая...

Владимир Карпеко

Дорога под снегом

Короткой казалась дорога -
Ее ограничила мгла.
Тревога, тревога, тревога
В щербатых воронках жила.

Казалось, дорога кончалась
В пятнадцати с чем-то шагах...
А низкое небо качалось,
Качалось на наших штыках.

В тумане, от зарева рыжем,
Прожекторов меркли мечи.
И - к черепу череп - булыжник
Мерцал перед нами в ночи.

Прошли мы пятнадцать, и двадцать,
И сотни, и тыщи шагов.
И небо устало качаться
На лезвиях наших штыков.

Не надо ни водки, ни хлеба -
Упасть и лежать на спине...
Привал. Но качается небо -
По небу идем на войне,

По звездам идем и по солнцам,
Топча каблуком облака...
А чья-то звезда оборвется,
И роте не хватит штыка.

И чья-то дорога короче,
Чем та, что осталась живым,
Чем та, что, быть может, пророчит
Такую ж судьбу остальным.

Такие же вихри косые
Могилы других заметут...
Но все Ярославны России
Надеются, плачут и ждут.

Надейтесь... (О пулю споткнется!)
И плачьте... (Он рухнет ничком,
И горестно небо качнется
Над этим последним штыком!)

"Дороге - конец..." - замирая,
Мелькнет в голове у бойца.
Он так и затихнет, не зная,
Что нет у дороги конца.

Затихнет, не зная, что следом
Торопятся маршевики,
Шагают, упавшее небо
Успев подхватить на штыки.