Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Девятнадцатый век

Мой девятнадцатый век (не-имперская история России). Архив всех исторических записей этого журнала

Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
Английский лорд тебе товарищ

Возрождение ларьков...

У нас на метро Лермонтовский проспект в переходе метро открываются... ларьки.
Причем как раз в нашем метро (это же относительно недавняя станция, ей всего пару лет) ларьков раньше не было. А тут, как раз вскоре после того, как по всей Москве в метро ларьки позакрывали - внезапно на нашей станции начали в переходе сколачивать какие-то стеклянные галереи. Долго эти галереи стояли без дела - и вот сегодня иду и вижу... старые добрые ларьки с шапками, варежками, соками-водами и прочим барахлом.
Спрашивается, нафига полгода назад все ларьки закрывали - а теперь открывают их снова?
Как в других местах?
Английский лорд тебе товарищ

Печальные новости в интернете и личные впечатления...

вот пишут в новостях, что теракт в Ницце на грузовике совершил уроженец Туниса 31 год, имевший французское гражданство, местный житель.

... Три лета назад я каталась по французскому Эльзасу. Как знатный жаворонок, с утра пораньше потащилась из города на сельский простор, посмотреть красоты винодельческих деревень. В семь часов в первом утреннем автобусе я ехала совершенно одна - и водителю было скучно и явно хотелось поговорить (провинциальная Франция вообще болтлива). Убедившись в том, что залетная туристка на местной мове слегка умеет, дальше он уже трепался без остановки. Пока он мне не сказал, что он родом из Туниса и приехал во Францию восемь лет назад (на вид ему было лет 30-35), я его не идентифицировала как араба. Бывает такая выраженная арабская внешность, а тут я не особо присматривалась без нужды, ну вроде просто чернявый мужик, так и коренные французы в массе своей не блондины. Мы около часа ехали до места назначения, и он мне все подробно показывал и рассказывал - куда еще тут можно поехать, что посмотреть, где что есть интересного. Он мне показался тогда человеком не то, чтобы образованным, но во всяком случае укорененным, явно любящим страну, свой регион, вросшим в местную культуру, традиции и социальную структуру. И мой живой интерес и осмысленные вопросы ему явно были приятны.
Поскольку уже тогда много писали про "неадаптированных мигрантов", я, помнится, тогда же подумала о том, что имеется в виду под адаптацией и как ее измерять. Вот же человек работает - хотя его работа вряд ли высокооплачиваемая и не особенно статусная, он не профессор университета и не успешный бизнесмен, он просто водитель сельского автобуса и выполняет, между прочим, своего рода важную социальную функцию в обществе. И он явно тут не чужой человек, он этот сельский Эльзас ощущает своим домом, в этих смешных разноцветных деревнях всех знает (надавал советов - и у кого вино покупать, и в какой кабак идти, и в каком костеле самый лучший орган).
Расстались по-дружески, причем он высадил меня в неположенном месте со словами "вообще-то здесь остановки нет, но тут никто не будет в претензии, а вам отсюда идти будет удобнее".

В общем, сама не знаю, к чему я это вспомнила... а, вот. Надеюсь, тот мужик все еще благополучно водит свой автобус в Эльзасе.
Английский лорд тебе товарищ

Некоторое время назад обнаружила, что на нашей ветке метро...

станции объявляют по-английски (то есть на двух языках). Причем не во всех поездах, а как-то выборочно - как попадешь. На других ветках я пока английского не слышала.
Но вот в том поезде, в котором объявляют - на английском объявляют все станции, не только в центре, но и до самого конца ветки. В центре это нормально и естественно звучит, а где-нибудь в районе Выхино-Жулебино - как-то смешно.
Собственно, в других странах, по опыту, обычно на английском объявляют какие-то значимые для иностранных туристов станции, типа "центральный вокзал", "аэропорт" и какую-нибудь главную достопримечательность в старом городе. Так на моей памяти объявляют в Швейцарии, в Польше, еще где-то. А вот чтобы все подряд станции, включая спальные окраины - такого не слышала.
И указатели у нас на станции Лермонтовский проспект повесили в том числе и на английском языке.
То есть с одной стороны вроде бы хорошо и правильно. А с другой - смешно.

А вам как кажется, нужна ли в московском метро информация на английском языке и на всех ли станциях, или достаточно только на центральных?
И слышали ли вы английский на каких-то других линиях, кроме фиолетовой?
Английский лорд тебе товарищ

Когда язык лишний...

... за последние несколько лет я хорошо освоила технику самостоятельных путешествий.
Вообще я очень законопослушный человек. Дорогу перехожу только в положенных местах, никогда не фотографирую там, где не разрешают, никогда не утаскиваю еду со шведских столов. И, конечно, никогда не пытаюсь проехать или пройти где-либо без билета.
Но бывает, что ты влипаешь в глупые ситуации по ошибке и/или незнанию. Например, я уже два раза - первый раз в Германии, второй раз в Польше - совершила одну и ту же ошибку: вместо местной электрички случайно села на скоростной поезд, который тоже идет до нужной мне станции. Но, естественно, выясняется, что купленный билет на электричку в скоростняке недействителен и приходится иметь дело с контролером.

И вот тут, внимание! Знание языка играет против вас.
Когда в Германии контролер, увидев мой билет, начал что-то сердито говорить - то я, ни бельмеса не понимая по-немецки, просто развела руками, виновато улыбнулась и с покорностью достала кошелек. Контролер посмотрел на меня с раздраженным сожалением, и в его глазах я прочла примерно следующее: "ну нельзя же эту дурочку, которая не знает языка, высадить в чистом поле - она же, беспомощная, пропадет".
Поэтому он мне молча показал на мониторчике, сколько я должна доплатить, я честно доплатила - и мы мирно расстались, а я поехала дальше до нужной мне станции.

Когда я также по ошибке села не на тот поезд на перегоне между Мальборком и Гданьском - надо же было мне, завидев контролера, вести себя точно так же: похлопать глазами и развести руками. Вместо этого я честно стала объяснять контролеру, что произошло. После чего контролер решил меня высадить, и очень понятно, почему. В его глазах было написано: "Если эта дурочка в состоянии внятно сказать: "извинитееее меня, пожаааалуйста, я иностраааанкааа, я случайно перепутааааалааа поезда, что мне теперь деееелать?!" - значит, стало быть, эта дурочка не так беспомощна, и если высадить ее на этом задрипанном полустанке, то она там не умрет, а сориентируется. И вообще, раз знает язык, то должна была разобраться заранее, в какой поезд прется" (хотя на самом деле это совершенно разные умения).

А у вас были случаи вольного или невольного нарушения правил в других странах, и как вы себя вели? Прикидывались ветошью, пытались объясниться, молча платили штраф?
Помним

Едем в Понары (Панеряй) с Ольгой на такси, по дороге подбираем Индраю...

наш водитель - как я говорю в таких случаях, лицо неопознанной национальности: он слушает русское радио и по телефону беседует с кем-то по-русски, но при этом он говорит по-русски очень плохо и с заметным акцентом. Возможно, он из Беларуси, здесь вроде много таких среди таксистов. На попытки объяснить ему, что мы едем в Панеряйский мемориал, он отвечает, что никакого мемориала не знает и может отвезти только, если мы ему скажем точный номер дома. К счастью, Индрая знает дорогу.
До самого мемориала на машине доехать нельзя, так как он с другой стороны железной дороги (точнее, можно, но сильно в объезд), поэтому переходим через железнодорожный мост и дальше идем пешком.
Однако, едва мы отошли метров 200 от моста, рядом с нами остановилась машина:
- Вы идете в мемориал? Садитесь, подвезу.
Женщина. Разговаривает с Индраей по-литовски (и Индрая говорит, что без акцента) - значит, местная. Но на голове у нее повязан платок, как у ортодоксальной еврейки. За короткую дорогу успевает расспросить, кто мы и какие у нас "личные дела" в Понарах. Я объясняю про себя, что конкретно в Понарах - нет, а в других местах - да.
- А в синагогу вечером придете? - спрашивает она с какой-то жадностью. Потом мы теряем ее из вида и не успеваем узнать, какие у нее здесь личные дела...

... В Понарском лесу - очень тихо. Здесь растут сосны - до неба, в тишине поют птицы и над головой - невероятная синева. Но рядом - железная дорога, и когда проходит поезд, гудящие рельсы создают особенную атмосферу ("гудят всю ночь, прощаясь, поезда...")
Рвы и холмы, холмы и рвы, все милосердно поросло травой.

Надпись на первой при входе мемориальной доске: "здесь нацистами убито около 100 тысяч человек, в том числе около 70 тысяч евреев".
Идем дальше этой страшной дорогой. Сразу за входом - польский мемориал. Партизаны Армии Крайовой, участники сопротивления и просто мирные жители, заложники и другие. На стене полукругом - длинный список имен - это, конечно, не все, только те, что сумели восстановить. Ловлю себя на том, что ищу в списке знакомые "девятнадцативечные" фамилии - но что можно сказать о многочисленных Высоцких или Домбровских? Таких фамилий - тысячи. Следующий памятник - добровольцам литовской дружины, расстрелянной гитлеровцами за неповиновение (печальная история - неудачная попытка коллаборационизма, затем излишняя проявленная самостоятельность - и вот такой итог). Погибшим здесь советским военнопленным. Литовцам, "казненным оккупантами в 1941 году" (тут никто из нас не понял, что имеется в виду, какие именно оккупанты: я спросила Индраю, расстреливала ли здесь также советская власть, ведь известны полигоны, где успели погулять и те, и другие - но нет, вроде бы здесь не расстреливала). Еще какие-то отдельные памятные камни, на некоторых надписи полустертые, едва читаемые...

Затем два самых высоких памятника - жертвам Холокоста и общий памятник "Жертвам нацистского террора".
Последний - это, кажется, единственный памятник, который стоит здесь с советских времен: надпись на русском языке, на верхушке звезда.

... Мы приехали к вечеру - похоже, что днем здесь была какая-то официальная церемония, почти у всех памятников зажжены свечи, лежат венки и цветы, перевязанные лентами разных стран. Литовские венки - желто-красно-зеленые, польские - бело-красные (здесь подобраны не только ленты, но и сами цветы). Бело-синие ленты - израильские, желто-голубые - украинские. Есть и российские венки. Еще один триколор, надпись: "от французского посольства".
... Только к памятнику советским военнопленным почему-то никто не положил цветы и не зажег свечи. "Может быть, потому, что здесь надпись только на литовском языке" (А действительно, почему? Памятник полякам поставило польское правительство, памятник евреям - еврейские общественные организации, а памятник советским военнопленным поставила Литва - это к вопросу об исторической памяти). "А может быть, к этому памятнику цветы принесут завтра. Здесь все соблюдают политические интересы - кто-то несет цветы 8-го мая, кто-то 9-го, каждый к своему памятнику - и не дай Бог, чтобы перепутать".
... Но мы свои принесенные свечи (спасибо Ольге, которая их купила) честно делим на всех погибших: ставим евреям, полякам, литовским националистам, пленным красноармейцам...
... Потому что именно так сегодня правильно...

Еще один памятник. "Здесь гитлеровцы сжигали трупы погибших". Вдали - поезда... Наверху - небо... а здесь гитлеровцы сжигали. Сто тысяч человек. Когда-нибудь этот невероятно красивый сосновый лес станет просто сосновым лесом. Земля и деревья забудут пережитый ужас.
Люди будут гулять здесь без мыслей о том, что они идут по человеческим костям...
Просто удивительно, какие обыденные разговоры можно вести в таком месте, говорим о чем-то совершенно постороннем - где и как завтра встречаемся, как пользоваться транспортной карточкой...
...На деревьях повсюду развешаны красно-белые ленточки. Я, не удержавшись, комментирую полу-ехидно, полу-восхищенно: "вот же активная нация". Когда мы уходили, приехал целый автобус - кажется, тоже с польской делегацией. А до них почти никого в лесу не было - кроме нас, бродили три-четыре человека.
... На обратном пути встречаем толстого деревенского кота. Пытаемся его подозвать на всех известных нам языках, но котик гордо не реагирует.

... чтобы никогда больше...
Английский лорд тебе товарищ

Варка - крошечный провинциальный городишко около сотни километров от Варшавы...

собственно, название происходит от того, что издавна в этом городе варят пиво, которое так и называется - Варка (сейчас это заводик и известная местная торговая марка).
Ехать надо было на электричке. Сориентироваться на местном центральном вокзале оказалось непросто: билеты в кассе мы кое-как купили, но никак не могли понять, с какого же пути уходит наш поезд, потому что он, казалось, нигде не был обозначен. Наконец, удалось выяснить, что электричка уходит с другого вокзала: собственно, варшавский вокзал представляет собой группу нескольких вокзалов под одной крышей. Основной вокзал, Варшава-Центральная - это большой понтовый международный вокзал, откуда идут поездка на Краков, Берлин и прочие приличные места. А нам нужно было перейти на станцию Варшава-Средместье, откуда идут местные электрички. Разумеется, добрые местные жители несколько раз посылали нас в разные стороны, прежде чем мы все-таки сориентировались, перешли куда надо и каким-то чудом успели на свою электричку.

Электричка шла до Радома через Варку - сразу вспомнился мифический город Радом, придуманный для игры "Городок", так что в поездке было что-то символическое. Если можно говорить о том, что для определения уровня цивилизации в стране нужно поездить на пригородных электричках, то местные электрички уже превзошли своих собратьев в Подмосковье, но еще явно не дотянули до уровня Франции и Германии. Кресла мягкие, жизнерадостного зеленого цвета. Туалеты имеются в конце электрички, но уровень чистоты весьма сомнительный (впрочем, опять-таки, смотря с чем сравнивать - если с автостанцией по дороге из Красноярска в Минусинск, то здесь уже высокоразвитая цивилизация). Варшавские окраины и пригороды, мимо которых неспешно тащится электричка, останавливаясь на каждом полустанке, выглядят невероятно депрессивно. Дальше, с выездом из города, началась местность более жизнерадостная - леса (в основном смешанно-лиственные) чередуются с коттеджными поселками и с довольно ухоженными полями и посадками фруктовых деревьев (сейчас все листья облетели, не поймешь, где чего растет - но похоже, что мы наблюдали те самые яблоневые сады, плоды которых не доехали до России, а такие всякие прочие фруктовые кустарники). Снега нет вообще, даже следов - похоже, что в этом году снег и не ложился на землю, на полях растет бодрая озимая травка. Говорят, впрочем, что нынешний январь для здешних мест - ненормально теплый, и обычно тут средняя температура января минимум градусов на десять холоднее. Общий вид глубинки противоречив: добротные каменные коттеджи соседствуют с деревянными развалюхами, ухоженные поля - с разбитыми грунтовками, чистые улицы в поселках - с горами мусора под железнодорожной насыпью.

Первое, что попадается на глаза при подъезде к собственно Варке - склад ящиков с пивом, целые штабеля пива выставлены прямо вдоль железной дороги. Разбитый перрончик, вокзальчик крошечный, крашеный депрессивной желтой краской (зато с интернетом!), туалет-будка на улице. К счастью, возле вокзальчика нашлось такси - потому что я с некоторым страхом думала о том, как же тут сориентироваться. Интересно, что может подумать таксист в глубокой провинции, когда к нему в машину врываются две иностранки с сумасшедшими глазами и спрашивают, не может ли он отвезти к памятнику Петру Высоцкому? К нашему счастью, мужик знал, где памятник, и действительно привез нас прямо туда. Почему-то в Варшаве (тем более в провинции) совершенно нигде не продаются цветы (даже Богуслав не смог мне подсказать, где купить - наверное, это какое-то особое тайное знание), так что я все время переживаю о том, что ко всем памятникам прихожу с пустыми руками. Впрочем, цветов возле памятника и так достаточно - как положено, белые и красные, и такие же ленты. На площадке вокруг стоят детские спортивные тренажеры. Рядом маленький дворец, оказавшийся местным домом культуры. В городке есть два музея, но мы до них не дошли - решили, что в понедельник, наверное, все равно музеи закрыты и, может быть, там не очень интересно.

Побродили по улицам. На центральной площади установлен памятник какому-то очередному королю-на-лошади. Посреди площади стоит рождественский вертеп (в деревянном домике) и внутри играет музыка. На зданиях - очередные мемориальные таблички: одна, полустертая, в честь какого-то состоявшегося здесь сражения времен восстания Костюшко, другая напоминает о последней войне - написано что-то про партизан Армии Людовой (для разнообразия, кажется, здесь сражалась АЛ, а не АК). По поводу восстания Костюшко - где-то здесь же в городе есть еще один памятник Казимиру Пулавскому - тоже уроженцу Варки и одному из сподвижников Костюшко и герою США - вместе с Костюшко сражался сначала в войне Штатов за независимость. Но мы не нашли этот памятник, впрочем, специально и не искали. Посреди центральной площади - ярко-красная пожарная вышка с часами на башенке, которую я издали приняла за костел. Костел, впрочем, нашелся чуть подальше, а затем и еще один. По виду оба костела - постройки около семнадцатого века, очень ободранные и давно не реставрированные. Оба посреди рабочего дня в понедельник были закрыты - впрочем, в одном через закрытую стеклянную дверь можно было увидеть внутри барочный интерьерчик с позолотой.

... В скверике напротив костела - обелиск расстрелянным жителям Варки. Здесь гитлеровцы расстреляли (не указано, за что и почему - может, партизаны тут поблизости бегали) около тридцати человек, фамилии на обелиске польские, не еврейские. В целом Варка как-то остро напомнила мне Воскресенск или подобные районные центры Подмосковья. Разбитый вдрызг асфальт, облупившиеся дома - и тут же рядом дорогие машины и витрины дорогих магазинов. Посреди одной из центральных улиц - похоронное бюро со стоящим возле него черным парадным катафалком. Перетяжка с рекламой курсов иностранных языков: большими буквами - английский, дальше снизу помельче - немецкий, французский, итальянский, русский. Магазин "алкоголь 24 часа". Кофейня 24 часа, куда мы попробовали зайти - оказалась закрыта. Подходящую едальню в Варке мы не нашли, так что только купили пончики в булочной. Население относится к приезжим вежливо-индиффирентно, не проявляет ни любопытства, ни агрессии. В магазинах на вопросы отвечают и помогают.

Ходили мы по Варке не так долго - часа два, потом опять пошел проливной дождь, да и нечего было там больше делать, поэтому снова поймали такси и поехали на электричке обратно. Обедали уже в Варшаве, впрочем, про великий драник я уже написала :)
Английский лорд тебе товарищ

Еще несколько мелких штрихов к здешней жизни...

...когда я вчера на рынке покупала блины, попросила два галета (гречневых). Тетенька уточнила - точно галеты, а не крепы? Я говорю - точно.
- Но вы знаете, что в них надо заворачивать несладкую начинку? - спросила меня тетенька тоном снисходительного доброжелательства представителя великой цивилизации, обращающегося к варвару, который не знает, как правильно есть блины (и на лице ее был написан ужас от того, что если вдруг я съем блин с неправильной начинкой - то, наверное, непременно умру). Кстати, вдали от Бретани в других регионах Франции это деление на крепы и галеты далеко не всегда соблюдают и в том же Эльзасе в пшеничные блины вполне себе заворачивали несладкую начинку - и от этого явно никто не умер :)

... когда я вчера в баре вступила в политический диалог с местными жителями, изначально их внимание привлекла... электронная читалка у меня в руках :) как ни странно, здесь в этой глубинке подобные девайсы очень мало распространены, с утра народ в кафе (если приходит поодиночке) в основном читает газеты, в электричках тоже не часто видишь людей с электронными устройствами. Они очень долго крутили мой покетбук в руках, подробно распрашивали, что он умеет, как им пользуются, сколько это стоит и наконец вынесли задумчивый вердикт: наверное, удобнее, чем толстую книжку таскать с собой... (меня это в свою очередь изрядно позабавило после Москвы, где подобное устройство в метро у каждого второго).

... билетики на городской общественный транспорт здесь действительны полтора часа с любым количеством пересадок. Нередко мы сталкивались с тем, что садимся в автобус - а к нам прямо на остановке подходят люди, протягивают билетик и говорят - вот вам билетик, возьмите. Он еще час действителен. Это тоже проявление распространенной здесь мелкой взаимопомощи - причем мы, поняв механизм, тоже стали протягивать эти билетики - но у местных в основном проездные (хотя очень вежливо благодарят), а тут народ, по-видимому, видел, что туристы и отдавал нам без каких-либо просьб и вопросов с нашей стороны.
Английский лорд тебе товарищ

В стране Мерлина...

Далеко в сердце Бретани лежит древний лес кельтских легенд, таинственный лес Броселианд (у пана Сапковского выведен под именем Брокилон). Броселианд - один из последних сохранившихся осколков древнейших лесов Европы. Поскольку лес волшебный, то и доехать туда оказалось некоторым волшебством: ближайшим населенным пунктом является поселок Пампон (Paimpont). Когда я на сайте-счетчике маршрутов (есть такой сайт с указанием местного транспорта по Бретани, вводищь дату, время, начальную и конечную точку пути - и тебе показывают ближайшие варианты транспорта со всеми пересадками: неплохо, но проблема в том, что сайт периодически ошибается) вводила "доехать из Сен-Мало в Пампон такого-то числа утром", то сайт с упорством, достойным лучшего применения, предлагал мне поехать на каком-то автобусе, который якобы из Сен-Мало идет четыре минуты прямо до Пампона. Между тем гугл-карта с тем же упорством показывала мне расстояние явно за сотню километров, причем в совершенно противоположном направлении, так что поверить в четыре минуты я никак не могла. Поэтому я самостоятельно нашла автобус Ренн-Пампон, при этом на одном из сайтов было указано, что этот автобус ходит, а на другом - что этот автобус ходит исключительно по предварительному заказу. Проверить этого мы не могли, поэтому решили на всякий случай поехать с утра на электричке в Ренн и разобраться на месте - в крайнем случае мы остались бы гулять в Ренне.

... Итак, мы приехали в Ренн и к своей радости обнаружили, что автобус существует и ходит по указанному расписанию. В ожидании автобуса у нас было около часа и мы пошли бродить по центру Ренна. Первая же улица, на которую я наткнулась глазами, называлась "Улица свободных французов" (и подписано внизу: "в честь добровольцев, погибших в Сопротивлении в 1940-1943 годах"). Затем на глаза попалось нам красивое здание, на котором было написано "государственный лицей Эмиля Золя". Возле здания обнаружилась роскошная цветущая вишня и мемориальная табличка: "Здесь в 1899 году состоялся суд над Дрейфусом, которого приехал защищать Эмиль Золя".

... Автобус из Ренна в Пампон идет около часа, билет туда и обратно стоит 8 евро с копейками (автобусы гораздо дешевле электричек). Пампон оказался крошечным живописным поселком, живо напомнившим мне литовский Тракай: лес, озеро и на берегу озера вместо замка - старинное аббатство двенадцатого века с грубоватым романским фасадом, давно нереставрированное - потому немного грозное и облезлое. Аббатство было закрыто. Возле аббатства обнаружился "офис по туризму", куда мы решили зайти, чтобы спросить дорогу в лес и узнать телефон экстренных служб на случай, если мы заблудимся в лесу. Молодой человек, увидев нас, радостно ответил, что у них обеденный перерыв и они закрыты (обеденный перерыв тут продолжается два часа - обычно с двенадцати до двух), но услышав, какой путь мы проделали, чтобы добраться в это прекрасное место (слово "Израиль" почему-то приводит тут всех в священный трепет), снизошел, достал карты и стал нам показывать дорогу - как скоро оказалось, для автомобилистов. Мы сказали, что мы без машины и столько пройти не можем, он удивился еще больше (мол, что за ненормальные приперлись в такую даль и без машины), жалобно сказал "но вы же так не увидите наши потрясающие достопримечательности!", потом все-таки достал другую карту и сказал, что есть короткий путь и "там везде обозначено стрелочками". Стрелочки нас вдохновили. Затем молодой человек пожелал нам иметь непромокаемую обувь и пригласил на представление "Все секреты Броселианда", которое должно было состояться в четыре часа дня.

... Стрелочки мы вначале действительно увидели. Одна из них указывала "К могиле Мерлина - 13 км", другая еще что-то подобное. Поэтому мы просто пошли куда глаза глядят - вдоль берега озера, и никаких стрелочек больше не видели (как потом выяснилось, мы просто пошли не в ту сторону, что было и к лучшему - мы не соприкоснулись с типовыми туристическими тропами). Обойдя половину озера по берегу, мы зашли в лес. Весенний Броселианд (смешанный лес - дубы и терновник, сосны, лиственницы и немного берез и что-то сугубо местное неопознанное) был тих, мокр, абсолютно безлюден и прекрасен. И - что поразило особенно по сравнению с подмосковными лесами - идеально чист, нигде ни бумажки, ни бутылки, никакого мусора, никаких следов человеческой жизнедеятельности: а ведь мы отошли всего буквально на пару километров от жилья. И все-таки скажу (или снова к вопросу о том, почему они живут лучше нас): люди здесь любят свою страну. Никакой президент, никакое правительство не в состоянии изменить в стране ничего, пока люди не научатся не мусорить в собственном лесу.
...Древние деревья обросли зеленым мхом. Под ногами хрустели прошлогодние палые листья. Мы провалились пару раз в болото, покрутились по лесу часа три и вернулись обратно к аббатству.

... После прогулки по лесу мы нагуляли зверский аппетит. В четыре часа дня в поселке был открыт один-единственный бар "Ланселот". Мы зашли в бар и там нашлось кофе и даже горячие бутерброды. Болтливый хозяин рассказал, что сейчас здесь мало народа, а вот летом приезжает много туристов и все ездят на машине по окрестностям ("Ищут Грааль" - прокомментировали мы). А потом на нас свалилось счастье в виде невероятно толстой серой хозяйской кошки, которая почему-то почтила нас доверием и вдруг даже без всякого приглашения прыгнула нам прямо на руки и стала требовать ласки. Я спросила хозяйку, не беременная ли кошка (судя по виду, была почти уверена, что там не меньше пяти-шести котят), однако хозяйка сказала, что она просто толстая - "и, знаете, ее рано стерилизовали, в семь месяцев, и теперь она все толстеет и толстеет, прямо не знаем, почему". Я не стала говорить хозяйке, отчего толстеет кошка при деревенском баре :) - тем более, что кошка, подарив нас своей неожиданной лаской, так же неожиданно ушла и больше мы ее не видели.

... В ожидании своего обратного автобуса бродили по поселку. Улицы здесь "тематические", на глаза попались "улица феи Морганы", "улица феи Вивианы", "улица рыцарей Круглого стола", "улица рыцаря Ланселота Озерного" и еще что-то в этом духе. Напротив аббатства стоит памятник "погибшим за Францию" - как всегда, поименные списки, но если обычно эти списки начинаются с Первой мировой войны, то жители Пампона пошли дальше: их список начинается с франко-прусской (а как же все-таки круто, когда страна помнит своих погибших поименно еще с девятнадцатого века). На одном из домов неожиданная мемориальная табличка: "Здесь мадам де Голль такого-то числа 1940 года услышала призыв своего сына Шарля де Голля бороться за свободу Франции".

... Потом приехал наш автобус и выяснилось, что мы стоит на неправильной остановке и здесь посадки нет: но водитель, увидев приезжих, сжалился и посадил нас в неположенном месте (спасибо ему, иначе нам пришлось бы больше часа ждать следующего). Обратно в Ренн доехали без приключений. По дороге видели пару красивых церквей, странный современный памятник из согнутых железок и пиццерию "Эскалибур".

... Уже в Сен-Мало в автобусе нам попалась странная тетенька: всю дорогу она ругалась на то, что где-то в прошлую поездку в автобусе ей не дали сдачу в два евро, и как она всю жизнь работает, работает, а ей не дали два евро, и что она думала, что автобусы водят честные люди - а ей не дали два евро, и так раз пять по кругу, а внимала ей такая же немолодая водительница автобуса с усталым лицом и что-то тихо и успокаивающе отвечала, так что в итоге вредная бабка успокоилась и стала что-то рассказывать про детей... (я извиняюсь, что записываю все эти подробности, просто иногда подробности человеческой жизни, текущей вокруг, бывают не менее любопытными, чем старинные соборы).

... Завтра собираемся в Ренн - центр местной цивилизации (даже специально купили недельный проездной, а то электричка очень дорогая), для тряпочного шопинга (потому что в старом городе Сен-Мало нет ничего, кроме сувенирных бутиков) и просто прогуляться.